The news is by your side.

Реки разные, проблемы общие. Нагрузка на природу в большинстве экосистем близка к критической

Нагрузка на природу в большинстве экосистем близка к критической

Количество маловодных рек в Казахстане растет, что вызвано изменениями климата и нерациональным использованием гидроресурсов. К таким выводам пришли ученые и исследователи водных проблем Евразийского региона.

В Уральске состоялась ежегодная встреча Орхусских центров и НПО, приуроченная ко Дню защиты реки Урал. В ней приняли участие специалисты в области экологии и природных гидросистем, общественные деятели, журналисты, в том числе вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов РК, сопредседатель Казахстанско-Российской комиссии по сохранению экосистемы трансграничного бассейна реки Жайык Зульфия Сулейменова, академик Российской академии наук, вице-президент Русского географического общества Александр Чибилев, региональный координатор экспертной платформы по водным вопросам и изменению климата (с участием стран Центральной Азии и России) Булат Есекин и другие.

Проблемных тем обсуждалось много. Так, Александр Чибилев отметил, что в последнее время совместные работы Казахстана и России по спасению Урала сократились.

— Следует признать, что Урал — маловодная река, и учитывать это в интересах водопотребления. К сожалению, экосистемой никто не занимается, и начинаем думать о дноуглубительных работах, плотинах. А это приведет к нарушению экосистемы. Вопрос охраны природного комплекса от истока до устья, к сожалению, не стоит на повестке дня, — констатировал российский академик.

Зульфия Сулейменова подчеркнула, что на встрече обсуждаются не только вопросы, связанные с рекой Жайык, но и всего Жайык-Каспийского бассейна.

— Учитывая, что Казахстан — страна без выхода к мировому океану, у нас концентрируются парниковые газы, а повышение температуры происходит в два раза быстрее. Это сказывается на водном балансе, — констатировала она. — Сейчас важно выработать системные и комплексные меры по тому, как мы можем сохранить экосистему. В прошлом году приняли новый Экологический кодекс, в который впервые за историю экологического законодательства включили адаптацию к изменению климата. Это снижение уязвимости наших экосистем к меняющемуся климату. Один из четырех секторов, которые мы считаем наиболее приоритетными и уязвимыми, это как раз-таки водные ресурсы. В этом направлении мы должны проводить оценку уязвимости. Сюда будет попадать не только Жайык-Каспийский бассейн, но также все остальные бассейны и водные объекты.

Для нашей области, которую на встрече представляла журналист-эколог, главный редактор интернет-издания «Эк-спорт» Елена Ефимова, проблема обмеления рек и трансграничное их вододеление особенно актуальны. Шу, Талас и Аса имеют истоки в Кыргызстане, и мы полностью зависим от «милости» соседей — сколько и когда подавать нам воды. А от этого зависит и состояние сельского хозяйства, и в целом всей природной зоны региона.

Региональный координатор экспертной платформы по водным вопросам и изменению климата, в которой участвуют страны Центральной Азии, Кавказа и Россия, Булат Есекин высказал мнение, что проведение ежегодных круглых столов в практическом плане малополезно, но они позволяют понять механизм накопившихся проблем.

— Нужно поменять формат системы управления, который «убил» Аральское море. Эта система связана с тем, что ежедневно миллионы людей — бизнесмены, предприниматели, домохозяйства, министерства, предприятия и сообщества — подрывают природную основу. К примеру, забирают больше воды, чтобы вырастить картошку, выработать больше энергии и потом ее продать. Мы живем в той системе, где человечество считало, что ресурсы не ограничены, можно брать и брать, на этом построено богатство человечества: рост внутреннего валового продукта, доходы и инвестиции. Только недавно поняли, что есть предел, за который выходить нельзя. Образно говоря, есть дерево, которое дает плоды, там нельзя трогать корни. А мы начинаем распиливать их и продавать, — сказал Б. Есекин.

Нашему региону эта проблема очень даже знакома. В буферной зоне Аксу-Жабаглинского заповедника возвели зону отдыха, уничтожив при этом уникальный природный ландшафт горного ущелья. Обитатели его, животные, насекомые и птицы, мигрировали в другие места, а флора, куда входят краснокнижные арчевники, подверглась безжалостному истреблению. Стоило оно того, ради бизнес-объекта, незаметного даже для районного, а тем более областного бюджета?

Булат Есекин дал такую оценку происходящему:

— ВВП страны рос, и достигались многие цели, кроме экологических. За годы независимости Казахстана опустынивание и сокращение биоразнообразия, выбросы и отходы только увеличивались, а качество воздуха, состояние водоемов и рек не улучшились.

Экономический рост в Казахстане происходит за счет природного капитала и истощения ресурсов — разрушения природной основы для экономики, здоровья людей.

Природные экосистемы являются основой для сохранения биологической жизни на Земле, для развития Казахстана. Они существуют почти без изменений миллионы лет и все это время поддерживают стабильность климата, плодородие почв, глобальную циркуляцию воды и многие другие процессы, необходимые и незаменимые для жизни на нашей планете. Законы природы — это основа жизни на Земле, а все законы человеческого общества, регулирующие экономические, политические, социальные и культурные отношения, вторичны. Деятельность людей должна это учитывать — не разрушать экологическую устойчивость, соблюдать законы функционирования биосферы.

Новая угроза — деградация экосистемы озера Балхаш, одной из самых больших озерных экосистем на планете, размерами больше, чем Великобритания, Швейцария, Дания, Нидерланды и Бельгия вместе взятые. При этом само озеро выполняет фундаментальную роль регулятора экологического равновесия, поддерживая жизнь тысячи рек и озер, здоровье людей и экономику всего региона. Для сохранения экосистем необходимо управление не отдельными ресурсами и секторами, но целостными и неделимыми объектами — бассейнами. Только бассейновое управление позволит понять нашу зависимость от природы и вовлечь всех в ее сохранение.

Для спасения Балхаша, по мнению эксперта, требуются: сохранение критического уровня озера не менее 3,41 метра — как итог выполнения всех целей; сокращение промышленных выбросов, сбросов «Балхашмыс»; развитие особо охраняемых природных территорий и экотуризма; восстановление тугайных лесов; интродукция бухарского оленя, кулана, туранского тигра; режим работы ГЭС с учетом экотребований; строительство контррегулятора для экопопусков; развитие возобновляемых источников энергии и электроэнергетики; сокращение водопотребления в городе Алматы с 500 до 150 литров на человека в день и сокращение загрязнений вод; соглашение с КНР о трансграничном стоке реки Иле не менее 12 кубометров год с детализацией по сезонам и качеству воды; замена водоемких сельхозкультур; сокращение потерь воды (до пяти кубических километров); развитие рыбного хозяйства и других направлений «зеленой» экономики.

Программа обширная, но в случае ее невыполнения регион ждет экологическая катастрофа, по масштабам не уступающая аральской. Поскольку Жамбылская область находится в этом регионе и Балхаш тоже входит в ее пределы, есть смысл задуматься над происходящим и нам, тем более что других проблем такого плана в регионе хоть отбавляй.

В докладе Елены Ефимовой на тему «Региональный конструктивный диалог в Центральной Азии. Динамика напряженности в бассейнах трансграничных рек Шу и Талас. Выводы и рекомендации» приводились следующие данные.

Исследования показали, что за последние десятилетия с верховий реки Чу фактически прекращена подача воды в три района — Т. Рыскулова, Меркенский и Жуалынский, существенно ограничена подача в Кордайский район. За вегетацию 2021 года по реке Шу пришло 50 процентов воды от ожидаемого объема с учетом маловодья. Четвертый год не подается вода по Меркенской ветке Западного Большого Чуйского канала. По каналам в бассейне реки Куркуреусу вода не подается 12 лет. Основные причины — изменение климата, рост населения, увеличение посевных площадей, выращивание влаголюбивых культур, слабое внедрение влагосберегающих технологий.

Другие факторы и риски, связанные с уменьшением стока в низовьях трансграничных рек, — строительство и запуск ГЭС «Бала-Саруу» на Кировском водохранилище в Таласской области Кыргызстана. Последствия: дефицит в водообеспечении двух тысяч гектаров орошаемых земель в четырех районах и городе Таразе Жамбылской области; сокращение производства продовольственной продукции; банкротство крестьянских хозяйств, безработица и социальная напряженность.

Климатические изменения могут приводить к неожиданным проявлениям. Продолжительная аномальная жара в регионе наблюдается уже три года. Она сопровождается выносом горячего сухого воздуха из Ирана, Ирака, Афганистана, где под палящим солнцем нагревались пустыни. В бассейне реки Талас три года назад наблюдались суховеи в июле-августе: подряд 40 дней со скоростью ветра 15-20 метров в секунду, в то время как для этого региона обычен восточный ветер со скоростью 9-14 метров в секунду. Из-за этого горячего ветра гибнет урожай на полях, прилегающих к реке.

— В бассейне реки в условиях постоянного холодного ветра с востока в 2021 году и отсутствия осадков семена не проросли — не смогли пробить корку в три-четыре сантиметра, которой покрывалась земля. Аномально холодный ветер в вегетацию частично заморозил процесс роста растений, — рассказал Р. Мадибекулы, житель села Карасаз Жуалынского района.

Выводы: аграриям необходимо взять на вооружение методы, позволяющие спасти урожай в условиях аномальных климатических проявлений.

Напомню, что в настоящее время сброс воды из Кировского водохранилища в реку Талас достигает 90 кубометров в секунду — норма для весеннего половодья. Как заявляют наши соседи, такой сброс проводится для полного опустошения водохранилища и последующего осмотра и ремонта тела плотины. Но существуют вполне обоснованные опасения, что дело заключается в готовящемся превращении просто плотины в гидроэлектростанцию. Кыргызстан, как и мы, испытывает дефицит электроэнергии, так что ситуация понятна. Но водохранилище изначально создавалось именно как накопитель весенних паводковых вод, которые используются для орошения полей, причем почти полностью казахстанских. Если же там построят ГЭС, режим сброса воды станет совершенно иным. Гидростанция должна работать круглый год. Пик ее работы — зима, и вместо режима накопления будет сброс. С одной стороны, это хорошо — в низовья Таласа впервые за много десятилетий пойдет вода, и там оживет прежде насмерть убитая экосистема. С другой стороны, летом для наших полей останется очень мало воды. Единственный выход — создание водохранилищ уже на нашей территории, а это опять-таки нарушение баланса местной экосистемы. Наверняка последует поднятие уровня подпочвенных вод, затопление низин и так далее. Куда ни кинь — всюду экологическая бомба, да еще совсем не замедленного действия.

Как видим, перед нашим регионом и всем Казахстаном стоят огромные по масштабам задачи, от решения которых зависит, будет ли кто-нибудь вообще жить на этой территории через полсотни лет или она превратится в новую безлюдную Сахару, которая, кстати, всего несколько тысяч лет назад была цветущим оазисом…

Юрий ЕФИМОВ

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.