Дело председателя

Страсть к деньгам порой затмевает разум.

Руководитель общества слепых осуждён за растрату

Совсем недавно активисты Жамбылского филиала Казахского общества слепых апеллировали к местным исполнительным органам и представителям НДП «Нур Отан», прося содействия в решении многочисленных хозяйственных и материальных проблем. Вдобавок ко всему один из бывших руководителей филиала усугубил и без того незавидное положение незрячих. 

Всего полгода довелось руководить филиалом общества 39-летнему Андрею Собко. Назначенный в январе 2012 года на должность председателя правления, он поначалу вел себя чинно. Но пару месяцев спустя, после утверждения кандидатуры на конференции и официального избрания, его будто подменили. Наделенный правом первой подписи руководитель снимал с банковского счета деньги и распоряжался ими по своему усмотрению.

— Собственно на нужды общества он направлял лишь часть снятых сумм, — поясняет старший помощник прокурора города Тараза Ерлан Ногайбеков. — Остальное забирал себе. За четыре месяца — с апреля по июль — он присвоил 504,5 тысячи тенге. Члены общества, выявив недостачу средств на расчетном счете, обратились в финансовую полицию, а оттуда дело было передано в прокуратуру.

Уголовное дело в отношении инвалида первой группы, обвиняемого в мошенничестве, дошло до суда только в этом году. А. Собко получил наказание в виде ограничения свободы на два года с лишением права занимать материально-ответственные должности в организациях любой формы собственности сроком на три года.

В мотивах, побудивших бывшего руководителя украсть общие деньги, не желают разбираться ни его преемница, исполняющая обязанности председателя правления филиала Жамиля Сулейманова, ни коллеги по фонду.

— Мы и так прогремели на весь Тараз, я не хочу это обсуждать, — заявила она. — Зачем об этом писать? Вы хотите повторно нарушить права Собко? А он член моего общества.

— В чем Вы усматриваете нарушение прав? — попыталась уточнить я. Но собеседница внезапно оказалась чрезвычайно занятой и бросила трубку.

Почти невиновным считает себя и сам Андрей Собко. По его словам, все деньги, снятые им со счета, затрачены на нужды общества.

— В нашем здании располагается библиотека для незрячих. Ее обокрали. Пришлось нанять рабочих, чтобы остеклить окна и поставить на них решетки. Потом нас затопили сверху. Вызвал сантехников, чтобы устранили неполадки. Оплатил услуги им, еще и электрикам, которые чинили нам кабель. Проблема лишь в том, что подтверждающих документов не было. Но лично для себя я ни тиынки не взял.

— Почему же в суде Вы признали свою вину?

— Так проще. Поиск свидетелей и восстановление документов обошлись бы дороже. И в финансовом плане, и в личном. Один раз меня уже довели до сердечного приступа. Нас душили проверками, организованными по письмам «оппозиции». Я оставил ключи, печать и ушел. Знаю, что это неправильно было — без акта приема-передачи, других документов… Просто не выдержал. Мне здоровье важнее.

— Каким образом Вы единолично, без бухгалтера, снимали деньги и подписывали чеки?

— У меня есть помощники, они подсказывали.

Тут, пожалуй, стоит сделать отступление. Уже не первый год горотдел занятости и социальных программ оплачивает услуги лиц, сопровождающих незрячих. За 213 тенге в час 117 помощников помогают 135 инвалидам перемещаться по городу, посещать поликлиники, центр по выплате пенсий и другие учреждения. Сопровождающим А. Собко была и по сей день остается его супруга. Об этом мы узнали у достоверного источника, поскольку сам Андрей Анатольевич и его нынешние коллеги из правления всякий раз избегали отвечать на вопрос, кто же являлся его помощником на момент подписания чеков.

Есть еще один примечательный факт, доказывающий, что ситуация с присвоением общественных денег вовсе не случайность. До 2012 года в Жамбылском филиале КОС важные документы подписывали два материально ответственных лица — руководитель и бухгалтер. Став председателем, А. Собко заверил у нотариуса лишь право первой подписи. Почему нотариус дал такие полномочия инвалиду, полностью лишенному зрения? Этим вопросом никто, похоже, не задавался.

Тем временем рядовые члены КОС жалуются на обилие нерешенных проблем и отсутствие прозрачности в действиях правления. Администрация же больше заботится об имидже.

— Вы не можете публиковать материал о случившемся в КОС без нашего разрешения! — заявила мне Жамиля Сулейманова.

— Я против публикации, она усугубит и без того сложные взаимоотношения, — вторил ей А. Собко.

— Мы обратимся в прокуратуру, чтобы вам запретили писать об этом! — поддержала обоих представитель общества, попросившая не упоминать имени. — После вашей публикации спонсоры, которые готовят подарки членам нашего общества, могут передумать. Неужели вам инвалидов не жалко?

— Скажите, есть ли в вашем обществе юрист, который помог бы вам разобраться со своими правами и обязанностями, дал бы правовую оценку вашим словам и действиям? — спросила я у последнего спикера.

— Нет, — ответила она. — Был адвокат, который работал с нами по договору, да уехал он в другой город.

Гульжан АСАНОВА,
Сауле СЕЙДАХМЕТОВА (фото)

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту