Прощай или до свидания?

Многим досрочно освобожденным даже некуда идти

Из колоний Жамбылской области на волю постепенно выпускают тех, кого в свое время осудили за преступления легкой или средней тяжести. По некоторым данным, 80 процентов отсидевших снова возвращаются на нары, потому что от них отказываются друзья и родственники или им просто некуда идти…

Колония УЖД 158/2 открыла дверь для первых тридцати осужденных. Вот идет отец семейства, который по собственной глупости оказался телефонным террористом. «Я просто хотел пошутить», — говорит он. Но шутка не удалась, осудили на год. Отсидел всего половину срока, амнистия помогла вернуть его в семью. «Никогда больше не совершу подобное, урок на всю жизнь», — чуть не плача, рассказывает он. Крепкие объятия жены и детей — вот оно, счастье!

А вот парень, сидевший за грабеж. «Найду работу, женюсь, буду жить правильно», — делится планами счастливый амнистированный. Но стоящий рядом то ли родственник, то ли друг с усмешкой произносит себе под нос: «Да кому ты нужен!» Тем не менее забирает молодого парня, и они вместе идут к машине.

Тут же у ворот стоит автобус, поджидая тех, кто живет далеко от областного центра. Одних забирают родные, другие бывшие заключенные уходят сами.

Лишь в сторонке стоял бледный и потерянный парень Александр. Как оказалось, его тоже никто не встречал…

Еще в детском возрасте он потерял мать, а отец, бросив его, завел новую семью. Так Саша попал в меркенскую школу-интернат им. Саввы. Затем жил и учился в училище. На жизнь зарабатывал контролером на маршрутке. В Доме юношества, куда его направили после училища, свободных мест не оказалось, но встретилась та единственная, которая подарила ему дочь. И так как собственного жилья у него никогда не было, молодая семья жила у ее родителей.

Свой срок (один год) Александр получил за угон автомобиля. Отсидев всего шесть месяцев, вышел по амнистии и… растерялся. Куда идти, что делать, он не знал — семья от него отказалась.

— Лишившись свободы, я потерял и семью. Семь месяцев находясь за решеткой, мечтал поскорее освободиться и начать новую жизнь. А вышел и растерялся. Идти мне некуда, — рассказал Александр.

Как отметил начальник колонии УЖД 158/2 Жандос Жанбаев, с осужденными, которые попадают под амнистию, ведется серьезная профилактическая работа. Начинается она за шесть месяцев до того, как человек выйдет из тюрьмы. Беседуют с каждым осужденным индивидуально, в частности, выясняют перспективы по выходу на волю, обсуждаются социально-бытовые моменты, место проживания и другое.

— Что будет дальше с амнистированными, нас в принципе не должно касаться, это прерогатива соцорга-нов. Возможно, они обратятся за помощью в реабилитационные центры Тараза, встанут на учет как безработные. Этот вопрос никак не урегулирован, поэтому нет никакой гарантии, что они снова через какое-то время не попадут обратно, — сказал Жандос Жанбаев.

В первый день Александр ночевал в гостинице и ужинал на те деньги, которые ему собрали журналисты. На второй день его приютил один из операторов телеканала «КТК». Третий день Александр провел в офисе телеканала «Казахстан-Тараз». Сегодня, по его словам, он находится уже в Каратау. Один из сельских предпринимателей дал ему кров и работу. Таких, как Саша, из колонии вышло пятеро. Сколько их еще будет за время амнистии? И вряд ли, засыпая ночью на лавочках и питаясь чем придется, такие люди задумаются о чем-то высоком. Ведь жизнь учит их другому.

По Жамбылской области на свободу выйдут 129 осужденных.

Всего согласно закону об амнистии в республике будут амнистированы более 16 тысяч человек, в том числе более 9 тысяч осужденных — без изоляции от общества. Более двух тысяч человек будут освобождены из заключения, 534 осужденным сократят сроки наказания. Еще по четырем тысячам задержанных уголовные дела подлежат прекращению. Вот только как они воспользуются таким счастливым случаем?

 Виктория САВЕЛЬЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»