The news is by your side.

С чистого листа

Юрист Оксана Стаценко убедилась: без бумажки или с бумажкой человек может в одночасье лишиться собственности.

Квартирный вопрос может испортить настроение надолго

Не так давно россиянин Валентин Стаценко узнал, что квартира, доставшаяся ему в наследство от матери Надежды Сикорской еще в 1993 году, больше ему не принадлежит. Лично убедилась в этом его дочь Оксана, прибывшая в Тараз с доверенностью отца и посетившая городское управление юстиции. Здесь ей показали электронную версию справки о правах на недвижимость, где владелицей отцовской квартиры в доме № 76 по улице Желтоксан сначала значилась некая Валентина Сергеевна Стаценко, а затем третье лицо, то есть покупатель. 

Чтобы разобраться на месте, кто и с чьей помощью отнял имущество отца, Оксана даже уволилась с работы.

— О том, что в квартиру заселились посторонние люди, мне сообщила в мае бывший арендатор Венера Шаламанова, — рассказала она.- Оказывается, еще в конце февраля покупатели врезали новые замки, после чего Венера решила, что мы продали жилье, не предупредив ее. Почти сразу же отец отправил письма в казахстанские министерства юстиции и внутренних дел с жалобой на незаконный захват имущества.

Рассмотрев заявление, отдел полиции ГУВД Тараза отказал в возбуждении уголовного дела. Оксана записалась на прием к начальнику областного ДВД, а 9 октября заместитель начальника управления криминальной полиции Нуржан Кванышбеков пригласил ее на встречу с тезкой и однофамилицей отца.

— Там же присутствовала нотариус, оформившая сделку купли-продажи отцовской квартиры без нашего ведома, — вспоминает Оксана. — Сказала, что свидетельство о праве на наследство, предъявленное Валентиной Аль-Юсеф (в девичестве Стаценко), не вызвало у нее сомнений, да и электронная справка о правах на недвижимость подтвердила, что та является собственником. Кстати, с документом «наследницы» мы тоже ознакомились. Он идентичен тому свидетельству о праве на наследство, что выдано моему отцу 15 сентября 1993 года государственным нотариусом А. Корукпасовой. Что удивительно, в обоих документах совпадают дата, реестровый номер, номер наследственного дела, фамилия нотариуса и даже данные наследодателя — Надежды Тихоновны Сикорской, моей бабушки по отцу. При этом Аль-Юсеф признала, что не доводится Сикорской ни родственницей, ни даже знакомой. Как получилось, что ее указали наследницей, объяснить не может. Ссылается на то, что документ якобы подарен ее отцом Сергеем еще в 2003 году.

Небылицу про подаренную подделку полицейские взялись проверять заново. Тем более что Оксана направила повторные заявления в Минюст, МВД и Генеральную прокуратуру, где подчеркнула: подделка появилась не без помощи должностных лиц управления юстиции.

Лишь 28 октября горпрокуратура возбудила уголовное дело по статье 177 Уголовного кодекса (мошенничество) и направила его во второй отдел полиции ГУВД. Однако по странному стечению обстоятельств повторное расследование, едва начавшись, опять заглохло. Оксана просила полицейских наложить арест на оспариваемое имущество, но тщетно: следователь ее избегает, высокий чин, обещавший объективно разобраться, тоже.

— Мне твердят: состава преступления нет. Я же пытаюсь доказать обратное, — говорит она. — Ведь налоги на имущество и землю, комуслуги оплачивались моим отцом. В 2009 году я получила новую книгу регистрации взамен утерянной домовой книги, оформила новый техпаспорт на его имя. В декабре 2011 года книга регистрации была сверена представителями госорганов. То есть на протяжении 19 лет собственником этой квартиры, согласно договору о приватизации от 1993 года, являлся мой отец. А в начале этого года по-явилась подделка.

Кстати, свидетельство о праве Валентина Петровича Стаценко на наследство было изъято еще в начале осени под предлогом проведения экспертизы. Однако в возбуждении дела было отказано, и до экспертов оно не дошло. Тем не менее Оксане свидетельство не возвращали. Оно так и осталось в материалах дела.

Я обратилась за комментариями к Н. Кванышбекову, который как раз следит за расследованием этого дела.

— Вы поймите, оба документа — «старые», выданы в одно и то же время, — ответил он. — Мы их направили на экспертизу, результаты которой и покажут, кто прав, кто виноват.

Разговор состоялся еще 19 ноября. Сразу после этого я перезвонила нотариусу, оформлявшему куплю-продажу спорной квартиры между третьим лицом и Валентиной Сергеевной Стаценко. Оказалось, на тот момент у нее даже не запрашивали папку с документами. Так совпало, что тогда же Оксана в очередной раз, третий по счету, обратилась на блоги министров внутренних дел и юстиции. Лишь в последней декаде ноября недостающие документы были изъяты, в том числе в архивах управления юстиции, и направлены на экспертизу. Об ее итогах и новом повороте событий мы обязательно расскажем читателям в одном из январских номеров.

Гульжан АСАНОВА,
Виктор БАРБАШ (фото)

Комментарии закрыты.