The news is by your side.

Служба у нас такая

«Мы не должны быть органом, уводящим чиновников от наказания».

Булат Исаков: принципиальность — это не только шашкой махать

После небезызвестного заседания дисциплинарного совета, во время которого рассматривалось персональное дело акима Рыскуловского района, в адрес областного департамента по делам государственной службы раздались упреки за якобы существующий избирательный подход в работе и отсутствие принципиальности. Руководитель департамента Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы — председатель дисциплинарного совета Жамбылской области Булат Исаков уже кратко высказывался в нашей газете по этому поводу, тем не менее мы обратились к нему за подробностями. 

— Булат Альмуханович, насколько мы знаем, Вы не принимаете упреков в адрес своего департамента. Это так?

— Многие люди просто не в курсе, как построена работа дисциплинарного совета. В названии должности руководителя территориального департамента Агентства по делам государственной службы через дефис пишется «председатель дисциплинарного совета». Поэтому кто-то отождествляет эти две структуры. Хотя в реальности дисциплинарный совет — это коллегиальный орган, в который входят руководители государственных и правоохранительных органов, депутаты маслихата, представители общественных организаций, политических партий. Дисциплинарный совет — это не Агентство по делам государственной службы. Единственный представитель агентства там — я. То или иное решение принимается общим голосованием, а не моим приказом или распоряжением. Так что упреки действительно не по адресу.

Перед каждым заседанием материалы рассматриваемых дел заблаговременно раздаются всем членам диссовета для изучения, чтобы люди могли принимать взвешенное решение. Так было и на упомянутом заседании. Ваш корреспондент на нем тоже присутствовал, и он написал в «Знамёнке» правду, что мы трое, голосовавшие за более строгое решение, оказались в меньшинстве. Большинство поддержало идею более мягкого взыскания для чиновника корпуса «А». Именно большинство, а не Агентство по делам государственной службы.

— Вскоре после того заседания в составе дисциплинарного совета произошли изменения. Вы уже говорили, что ротация кадров — это обычный процесс. То есть не стоит связывать перестановки с тем злополучным заседанием?

— Ротация действительно есть обычный процесс. Необычно то, что сразу поменялось три человека. Это заседание, конечно, оказало свое влияние. На следующий день после него я докладывал ситуацию и акиму области, и руководству Агентства по делам государственной службы. Алихан Байменов, председатель агентства, поддержал меня в стремлении обновить состав. Наша позиция такая: по любому проступку должно выноситься принципиальное определение. Мы не должны быть органом, уводящим госслужащих от наказания. Принципиальность и еще раз принципиальность.

— Госслужащие жалуются, что им иногда инкриминируются надуманные правонарушения. Бывает ли такое?

— К сожалению, то или иное действие формально подпадает под коррупционные статьи. Недавний случай. В результате проверки было выявлено, что в одном из дел на получение пособия оказались лишние документы. Данный факт можно трактовать и как создание препон для получателей госуслуг или пособий. Но при рассмотрении выяснилось, что женщина, собиравшая одновременно справки для двух видов социальных пособий, сама ошибочно сдала не тот пакет справок. Естественно, диссовет, разобравшись, принял решение, что в данном случае нет никакой коррупции.

Или другой пример. В августе прошлого года состоялись выборы сельских акимов. В сентябре победители приступили к выполнению своих обязанностей. А вскоре начались проверки, в ходе которых кое-где были выявлены нарушения по госзакупкам. Де-юре это тоже можно трактовать как коррупционные правонарушения. Но на самом деле ошибки не умышленные, а от незнания. Новые акимы только начали трудиться, более того, сельским округам впервые дали свои бюджеты. С людьми на местах надо было работать, чтобы элементарных нарушений не допускали. В этом случае диссоветом рекомендовано всем местным исполнительным органам срочно бросить все силы на ликвидацию правового вакуума у вновь назначенных управленцев.

Так что принципиальность — это не только шашкой махать, а досконально разбираться по каждому случаю. Много фактов аналогичных было. Если есть за что, то надо наказывать, а если нет, то зачем коверкать судьбу человеку?

— Да, выборы сельских акимов прошли впервые. Люди получили серьезные полномочия и бюджеты. Могли действительно ошибиться без всякого коррупционного умысла. Вы, наверное, правильно сделали, что решили всех за парты посадить. Ну а если через какое-то время госзакупки все-таки будут проводиться с нарушениями умышленно и кого-то из сельских акимов придется освобождать от работы, то как это будет происходить? Они же избранные.

— Если действительно будут умышленные нарушения с названными последствиями, то территориальные избиркомы будут назначать выборы по каждому конкретному случаю. Никаких сложностей не возникнет.

— Вместе с выборами сельских акимов и сельскими бюджетами появились еще и специалисты для сельских акиматов. Наша газета чуть ли не километрами публикует объявления о конкурсах на занятие вакантных должностей госслужащих в регионах. Иногда одни и те же конкурсы проводятся несколько раз. Мы сделали вывод, что народ не очень-то желает заполнять вакансии. В чем причина?

— Вывод не верен. Желающих много. Проблема в другом — отбор проходят в среднем 37 процентов от соискателей. Поэтому действительно одни и те же объявления публикуются и дважды, и даже иногда трижды.

В районах появилось всего 389 новых штатных единиц на государственной службе. Они заполняются, но не так быстро, как следовало бы. Люди или тесты не могут сдать, или не соответствуют по стажу работы или образованию и предъявляемым требованиям. С трудом идет заполнение вакансий ветеринарных специалистов. Их просто нет. Поэтому по-явились гранты акима на обучение ветеринаров за счет средств бюджета.

Реальность такова, что люди с хорошим образованием уезжают из сел. И, как правило, находят нормальную работу в городах, не собираясь возвращаться назад. Ну и проблема в том, что, наверное, нужно упростить критерии отбора там, где это возможно.

— Эти специалисты должны проходить такое же тестирование, как в прошлом году проходили госслужащие корпуса «А»?

— Аналогичное, но не идентичное. При тестировании в корпус «А» были вопросы по большему количеству законов и выше порог прохождения. В первом случае нужно было дать 70 процентов верных ответов, во втором достаточно 60 процентов.

Как показывает практика, наверное, для акимов сельских округов и аулов следует пересмотреть требования. Сейчас ждем изменений. Мы внесли в агентство свои предложения. В частности, нам кажется, что программу отбора следует разделить на три уровня: отдельно — уровень министерств, отдельно — госслужащие областного масштаба, отдельно — районного. Для сельских акимов и специалистов вопросы можно сделать проще и снизить процент прохождения.

— Наверное, и по вопросам должна быть дифференциация? Например, председателю ревизионной комиссии нужна проверка знаний по конкретной специфике, а не просто тестирование по общему законодательству. Так ведь?

— Изменения будут. Следующий отбор в корпус «А» пройдет с учетом опыта первого. Работа по поправкам уже идет.

— Булат Альмуханович, а какова причина того, что большой процент чиновников не прошел тестирование в прошлом году? Может быть, вопросы некорректные попадались? Не могут же люди, не один год работающие на госслужбе, вдруг оказаться некомпетентными? Ну и вообще зачем, например, районному акиму, который должен быть хозяйственником, штудировать кучу законов, если у него в акимате есть специальный правовой отдел и существуют процедуры, с помощью которых проверяются все правовые акты акимата на соответствие законодательству?

— У несдавших, наверное, присутствовал психологический фактор. Школьников 11 лет готовят к тестированию. В последний год учебы — очень интенсивно. И то многие волнуются и показывают результаты ниже своих реальных знаний.

Для многих акимов это было в первый раз. Эти должности относились к политическим, а политические служащие никогда тесты не проходили.

В нашей области всех, кто должен был проходить тестирование, на три дня освободили от работы, чтобы люди имели возможность подготовиться. Абсолютно все на пробном тестировании отвечали на вопросы легко. Я не ожидал, что тот же Сакен Арубаев (экс-аким Мойынкумского района. — Прим. авт.) недоберет баллов. Он всегда хорошо сдавал тесты, когда еще на административной службе работал. Почему он не сдал? Один балл всего недобрал по одному закону. Тот же Айтказы Карабалаев (экс-аким Таласского района. — Прим. авт.). Вообще как семечки щелкал вопросы, даже ходил остальным подсказывал.

Но что-то произошло. Перегорели, может, психологически.

Я сам проходил тестирование в корпус «А». Некорректных вопросов, где были бы ошибки, мне не попадалось. Были вопросы, связанные с какими-то тонкостями, для ответов на которые необходимо было включать логику. В принципе, ничего сложного.

— Вернемся к вакансиям. Право на участие в конкурсах имеют только государственные служащие или это право любого гражданина?

— Госслужба открыта для всех. Любой гражданин, увидев объявление о конкурсе, если он соответствует по образованию, стажу и опыту работы, может прийти с дипломом, удостоверением личности и трудовой книжкой к нам с заявлением. Мы назначим дату тестирования, и в случае удачной сдачи он может претендовать на вакансию государственного служащего. Ему выдадут соответствующий сертификат, который в течение года действует на территории всего Казахстана. То есть можно будет участвовать в конкурсах в любой области.

— Это на должности только специалистов или также руководителей?

— Руководящее звено — тоже. Просто требования другие. Соискатель должен иметь определенный опыт руководящей работы, который всегда указывается в требованиях к участникам конкурсов. Например, проработать определенное количество лет директором предприятия. Сейчас действует два уровня программы тестирования: на должность руководителя и на должность специалиста. Если сдал по руководящей, то имеешь право подать документы на любую должность.

— То есть можно проходить тестирование на всякий случай, на конкурсы, которые, может быть, когда-нибудь где-нибудь еще только появятся?

— Да. Сертификат действует год на территории всей страны.

— Ну и напоследок про деньги, которые все мы любим считать в чужих карманах. В прошлом году было объявлено, что чиновники корпуса «А» с 1 января получат пятидесятипроцентную надбавку к зарплате. У нас в области 17 должностей, входящих в управленческую элиту, а тестирование прошли несколько десятков госслужащих. Кому повысят оклад — всем, кто вошел в корпус «А», или тем, кто занимает соответствующую должность?

— Зарплату должны повысить только 17 руководителям, чьи должности входят в утвержденный список. Как будет проходить повышение, лично для меня станет ясно в феврале, в день январской получки. Так что о подробностях надо спрашивать у бухгалтеров.

Виктория САВЕЛЬЕВА,
Виктор БАРБАШ (фото)

Комментарии закрыты.