The news is by your side.

Смотрите, кто пришёл

«Экспортеры» нетрадиционного ислама целятся в военных.

Зачем адепты псевдорелигиозных учений идут в армию?

Трудно поверить, но это факт: приверженцы нетрадиционных учений уже проникли и в среду военнослужащих. В одной из войсковых частей дошло до того, что заместитель командира батальона по вооружению призывал сослуживцев критически относиться к уставному порядку. Офицера, который за 20 лет безупречной службы дослужился до высокой должности и звания майора, из рядов Вооруженных Сил уволили. 

Случай с мятежным воякой стал иллюстрацией к обсуждению актуальной темы профилактики и противодействия проникновению религиозного экстремизма и терроризма в воинскую среду. Заместитель командующего войсками Регионального командования «Юг» Аркен Ташубаев привел еще один пример с сектантом, нацеленным на успешную карьеру. Выпускник военного института внутренних войск с отличными показателями по службе был назначен на должность начальника службы ракетно-артиллерийского вооружения другой войсковой части. Но тут всплыла история участия лейтенанта, бывшего гражданина Узбекистана, в религиозной организации уже на территории Казахстана. Молодого офицера перевели на другую должность, не связанную с обращением оружия и боеприпасов.

Очевидно, что о взглядах этого человека, его жизненных установках и приоритетах никто из сослуживцев до сего момента не знал. Тайной за семью печатями до определенного времени являлись и внутренние устремления полусотни человек, несущих службу и работающих в частях Регионального командования «Юг». Сейчас эти офицеры, контрактники и служащие взяты на особый учет как лица, подверженные воздействию деструктивных идей и требующие особого контроля со стороны командования частей.

— Эти сведения не отражают реальной ситуации, они периодически дополняются, уточняются и отслеживаются, — подчеркнул полковник А. Ташубаев. — Сейчас перед командованием, штабами, воспитательными структурами стоит серьёзная задача — научиться противостоять проявлениям религиозного фундаментализма как вредоносной политической идеологии, направленной на раскол казахстанского общества. А основная цель профилактики — не только установить степень религиозности личности, а выявить скрытых адептов. Это-то как раз сложнее. Ведь они характеризуются исключительно с положительной стороны, нареканий не имеют, в коллективе пользуются уважением, не конфликтны в общении.

Кстати говоря, вопрос об учете неблагонадежных оказался не так прост, как кажется. Это обнаружилось, когда военный прокурор Ермек Жанатаев попытался уточнить у заместителя начальника отдела военной полиции Таразского гарнизона Нурлана Ергешова, какую работу ведет военная полиция.

— Ведем учет, — ответил майор юстиции Ергешов.

— А мы тоже верим. И что, нас тоже учтут? — задал риторический вопрос полковник.

Как выяснилось, четких принципов и методов «опознания» как религиозных адептов, так и людей, сомневающихся в традиционных вероучениях, пока нет.

Если верить оперативнику департамента Комитета национальной безопасности, то верным признаком экстремиста можно считать оголтелую критику всего, что касается государственного устройства и общественной жизни в Казахстане.

— Носители чуждой идеологии действительно пытаются опереться на недовольство отдельно взятого человека или группы людей, их усталость от личных проблем, — подтвердил преподаватель религиоведения из ТарГУ Танжарык Турганкулов. — Адепты выстраивают свое общение с проблемными людьми на манипуляциях и контроле над сознанием, поддакивая им, а затем усугубляя негативные настроения. Дело доходит до запугивания, психологического давления, завуалированных сначала и откровенных впоследствии призывов к переменам. Используются и другие психотехники, чтобы взрастить в людях недоверие и ненависть, посеять раздор между ними.

Еще одна немаловажная деталь, на которой акцентировали внимание спикеры: молодой возраст (от 18 до 27 лет) казахстанских последователей учений нетрадиционного ислама. В список нетрадиционных направлений, представители которых так или иначе уже заявляли о себе в нашей стране, как следует из доклада А. Ташубаева, вошли крайние радикалы (экстремистская партия «Хизб-ут-Тахрир») и радикалы (джихадисты и приверженцы «ат-Такфир ва-л-хиджра»), еще не классифицированные как экстремистские, но своими действиями представляющие угрозу безопасности. Потенциальную опасность представляют также запрещенная пакистанская миссионерская организация «Таблиги Джамаат», салафиты-ортодоксы и многочисленные суфийские братства, турецкие группы «Нурджулар», «Сулейменджи». Их ортодоксальными установлениями и увлекаются незрелые умы. И никто уже не поручится, что такие вот верующие не окажутся в армии.

— Разглядеть неофитов в солдатах- срочниках гораздо проще, еще на этапе призывной комиссии, — считает А. Ташубаев. — Потом их воспитание ложится на плечи командования части, подразделения. Главная же проблема сегодня — это отнюдь не солдаты, которые ограничены строгими уставными рамками и находятся 24 часа в сутки под пристальным контролем командования. Куда важнее знать, и это самое трудное, чем в свободное время занимаются наши офицеры, военнослужащие по контракту, рабочие и служащие.

Участники встречи пришли к выводу, что обсуждение следует продолжить в формате обучающих семинаров. Офицеров-воспитателей и идеологов будут обучать методам выявления религиозных адептов, их нейтрализации, защите войск от воздействия экстремистских и деструктивных идеологий. Не исключено, что другой формат обретут и политинформации, с тем чтобы дать представление о нетрадиционных учениях с экстремистской начинкой. Брошюрами и дисками с информационно-документальными фильмами по теме поделится с военными управление внутренней политики.

Гульжан АСАНОВА

Комментарии закрыты.