The news is by your side.

Снежный барс

Худайберген Ташманбетов в 63 года собирается покорить Хан-Тенгри

Жамбылский альпинист Худайберген Ташманбетов в этом году покорил два семитысячника и Жамбылский альпинист совершал восхождения на самые высокие горные пики.сделал подъем на шеститысячник. Вообще он каждый год практикует подобные восхождения. Горы ему — что дом родной. В мире наш земляк известен как человек, трижды заслуживший звание Снежного барса. Он является членом неформального объединения альпинистов, совершивших восхождения на высочайшие горные пики семи континентов.

 

На вершинах стоял хмельной

Чаще всего его так и называют — Снежный барс, еще окрестили человеком-пауком, а друзья… Мухой. Ко всем прозвищам альпинист относится с юмором. Из своего туристского опыта могу подтвердить, что действительно в горных походах, пока основная группа идет по одному маршруту, Худайберген легко может «слетать» на один-два соседних перевала и даже не запыхаться. Это для него пустячное дело. За свою жизнь он не раз побывал на вершинах всех пяти семитысячников бывшего Советского Союза.

В 1994 году с южнокорейской группой поднялся на Дхаулагири (в переводе означает Ослепительно белая гора) в Гималаях. Высота непальского пика — 8167 метров. В 1985 году ему покорилась и Бирюзовая Богиня: на гималайскую Чо-Ойю он делал восхождение с японскими альпинистами. Фантастически красивое место. Пик расположен на границе Непала и Тибета и находится в 20 километрах от Эвереста.

Неприступные скалы словно гипнотизируют Худайбергена. Он снова и снова, как завороженный, возвращается к ним. Сильный и выносливый, с острым «сканирующим» взглядом покоритель вершин по своим «повадкам» впрямь напоминает легкого на подъем снежного барса.

Сейчас наш земляк возглавляет международный альпинистский лагерь под пиком Хан-Тенгри (в переводе с тюркского название вершины означает Властелин неба). Великолепная пирамидальная вершина в Тянь-Шанских горах вместе с 15-метровым ледником возвышается на 7010 метров над уровнем моря. К слову, в тенгрианской религии это местожительство верховного божества. Лагерь расположен у его трона на высоте 4000 метров.

В 2013 году, перед тем как заглянуть к верховному божеству в гости, Худайберген разминался в Непале, где покорил семитысячник — Абадаламу.

— Красивая гора, одно удовольствие подниматься на нее, — говорит он. — Это было больше тренировочное восхождение. Непал — очень жаркая страна, приходится быстро ходить. Оттуда прилетел в Алматы, и сразу покорили Хан-Тенгри. Северная часть этой горы находится в Казахстане, а южная и западная — в Кыргызстане.

Но главной своей победой в минувшем году Худайберген считает покорение Мраморного пика, который уносится в небо на 6400 метров над уровнем моря.

— Он находится в Центральном Тянь-Шане, на границе Казахстана с Китаем, — рассказывает альпинист. — Это красивейшая отвесная мраморная стена, над которой сверху висит огромная шапка снега. По ней очень опасно подниматься. Сама мраморная стена высотой километра три, а сверху еще столько же льда, не меньше.

 

Ты помнишь, как всё начиналось?

Любовь к горам нечаянно нагрянула в 1970-х годах, когда Худайберген перевелся в Джамбулский гидромелиоративно-строительный институт из Чимкента. Тогда он серьезно занимался вольной борьбой и уже был мастером спорта. (Однажды богатырь силами померился с быком и… завалил рогатого.)

Об этом он рассказывал минувшей осенью, когда мы вместе коротали ночь у костра в ущелье Каинды. Он охранял покой палаточного городка, а мне от лютого холода просто не спалось. В молодости Худайберген жил в общежитии, а в беседке возле него каждый день туристы песни пели под гитару. Там парень частенько наблюдал, как молодежь дружно уходила в горы.

— У меня был сосед из Кыргызстана. Я его завлек на вольную борьбу, а он меня уговорил съездить на соревнования по горному туризму, — вспоминает собеседник. — В первую ночь в ущелье до утра песни пели. Два часа поспали и на трассу вышли. Понравилось. Начал принимать участие в соревнованиях. Там я встретился с девушкой (ее все называли транзистором), которая очень красиво рассказывала про альплагерь под Алма-Атой возле горы Талгар, про восхождения. И мне захотелось заниматься альпинизмом. К этому времени уже изрядно надоело таскать рюкзаки, которые весили от сорока до шестидесяти килограммов, по горам. Однажды я купил горящую путевку, взял отпуск на 20 дней и уехал в Талгар. С этого момента и началось увлечение альпинизмом.

Конечно, за столько лет было много пережито. Каждый сезон в горах чем-то запоминался.

— Во второй раз, когда я приехал в Талгар на третий разряд сдавать, лагерь снесло селем, — говорит Худайберген. — В горах климат сырой. Там повара не выдерживали. Я же человек степной, умею готовить и вообще приспособлен к жизни. Так вот в лагере из еды одни консервы были. Но чтобы восхождения делать, нужно неделю хорошо питаться. Там, наверху, уже живешь на накопленных внутренних запасах, есть почти не хочется из-за того, что воздух разреженный. И тут я узнаю, что для альпинистов когда-то закупали коров на мясо и выпустили их в горы. Они одичали, и никто их поймать не может.

Пошел с двумя парнями в горы. Вместе из деревьев сложили кармашек, туда загнали скотину и альпинистскими веревками начали животных ловить. А коровы такую силу нагуляли на альпийских лугах, что рвали тросы, которые две тонны выдерживают. Пришлось из двойных веревок петли делать и цеплять животное за два дерева. Кое-как эту тонну мяса притащили в лагерь. Там такой пир устроили! Прости, Господи, за это жертвоприношение альпинизму. Тогда начальник сказал мне: такой человек нам нужен.

В 1979 году Худайберген был вынужден вернуться в Узбекистан к родителям. Все его братья призвались в армию, отец вызвал бригадирствовать на хлопковых и бахчевых полях. Уехал, а весной, когда хлопок уже зацветал, он на первомайский праздник зашел в кафе и вдруг по радио услышал туристскую песню. Сердце заныло.

— Представляете, у меня как будто крышу снесло: молниеносно собрался и уехал в Джамбул, — выплескивает эмоции Худайберген. — А в городе меня встретили друзья: «Муха, ты где ходишь?! Да тебя тут уже месяц ищут!» Оказывается, мою фамилию внесли в списки на восхождение на пик Ленина! Это же была моя мечта: первый семитысячник! Это была возможность попасть в армейский клуб к легендарному тренеру Ерванду Тихоновичу Ильинскому, заслуженному мастеру спорта, заслуженному тренеру СССР и Казахской ССР. Именно у него занимались самые сильные спортсмены из Казахстана и России.

В общем, альпинист с большим будущим нашел в Ташкенте людей, которые остались работать на полях. Рассчитывал вернуться в Узбекистан месяца через полтора, а пропал на все три. Пик Ленина он покорил.

— Очень тяжело было, — говорит. — Там не по пояс, там под нос снега навалило. Жуть! Идешь как медведь, разгребаешь его. Из 79 стартовавших человек тогда мы втроем вышли первыми на вершину. Со мной были Казбек Валиев, ныне президент федерации альпинизма и скалолазания Казахстана, и Валерий Хрищатый (первый четырёхкратный Снежный барс, погиб в 1993 году под Хан-Тенгри). Оба — заслуженные мастера спорта по альпинизму. На вершине я там такую кухню устроил! И после всего этого Ильинскому понравился. В 1981-м он меня взял в армейский клуб.

Вместе с Худайбергеном в тот раз пик Ленина покорили жамбылские ребята Анатолий Турчев, Кенжебек Муканов, Виталий Прокопьев. Сейчас уже почетный турист Казахстана Хасина Сабитова поднялась на 6000 метров.

Альпинизм вообще спорт и увлечение не для слабонервных. В 1981 году на пике Кольцова погибли сразу шесть друзей Худайбергена. Его самого спасла случайность.

— Я вместе с ними должен был идти. Но меня шеф отправил вниз за хлебом в геолого-разведывательную экспедицию. Геологи сами пекли. Говорит: «Ты умеешь с ними разговаривать. А нам, может, и не дадут хлеба». Поехал на машине. А на обратном пути река вздулась. Вода через мост пошла. Ледники тают же. Мы часа полтора не могли перейти на другой берег. В четыре часа группа ушла, не дождавшись меня. У ребят был очень сложный скальный комбинированный маршрут: 600 метров стены и полтора километра льда, угол почти 85 градусов до самой вершины.

Вернулся, меня отправили в двойке на соседнюю вершину с парнем, который не пошел на Кольцова. У нас маршрут тоже сложный был, но не комбинированный. Гору мы покорили быстро и вечером спустились в лагерь. Там узнали, что с первой группой пропала радиосвязь. На следующий день альпинистов нашли… Среди погибших был наш земляк Виталий Прокопьев.

В сборной Союза Худайберген бегал на семитысячники за пару дней. Дважды в жизни прошел Северную стену Хан-Тенгри. Первый раз в 1988-м (в высотном техническом классе со сборной Казахстана), чтобы в гималайскую экспедицию попасть. Второй раз — в 1990-м. Кстати, за последние пятнадцать лет ее всего два раза и покоряли.

— Это надо неделю по скале вверх подниматься, — рассказывает он. — Спали прямо на стене, в гамаках, которые пристраивали в кармашках стен на двух крюках. Чтобы не замерзнуть, натягивали на себя спальники, пуховики, а на голову каски надевали. Бывало, пока покоряли пики, по восемь дней ботинки не снимал. Зато когда после восхождения приходишь в лагерь, все тебе говорят: «Ну ты мужик!» Берут на руки, сажают на плечи и несут, как короля. Такая слава.

В 1984 году Худайберген всего за два месяца и 10 дней покорил все пять семитысячников Союза. Многие альпинисты десятки лет тратят на то, чтобы стать Снежными барсами. Он 13 раз покорял пик Ленина со всех сторон. Самыми сложными считает стены на пике Победы в горах Тянь-Шаня. Их он покорял четыре раза. В 1989 году наш земляк стал трижды Снежным барсом.

Свое 63-летие Худайберген предполагает отметить восхождением на Хан-Тенгри и тем самым подвести итог пройденному жизненному пути. Уже сейчас человек-легенда приступает к тренировкам. После восхождения он планирует закончить свою альпинистскую карьеру, но мечтает еще самореализоваться в качестве тренера по скалолазанию и горному туризму. Как раз сейчас он готовит команду для выступления на чемпионаты СНГ по скалолазанию. К сожалению, скалолазание, а тем более альпинизм, в Жамбылской области абсолютно не развиты. Ветеран все еще рассчитывает на государственную поддержку горных видов спорта, чтобы жамбылцы могли достойно защищать честь региона на международных соревнованиях.

Елена ЕФИМОВА

3 Комментарии
  1. Рауф говорит

    Лена, спасибо за публикацию…Прочитал с большим интересом. Худайберген, можно сказать, последний из могикан жамбылского альпинизма. Еще пару лет раскачивания наших чиновников с открытием детской туристической станции и придется приглашать кадры (если действительно захотим иметь действительно специалистов) из Алматы, Шымкента…А скалолазный тренажер в школе-гимназии №40, видимо, так и останется единственным школьным скалолазным тренажером в Жамбылской области…

  2. Ташманбетова Жулдыз говорит

    Спешу с радостью сообщить, что закончить свою альпинистскую карьеру не собирается, могу с уверенностью вас сказать, что папа никогда не растанется с горами.

  3. Елена ЕФИМОВА говорит

    Жулдыз, какое это счастье! Горы просто невозможно взять и бросить. Ваш папа — уникальный человек. Желаю ему удачи!

Комментарии закрыты.