Служба дни и ночи

Скорая спешит на помощь в любое время суток

Мое близкое знакомство с работой городской станции скорой помощи состоялось накануне Нового года. Учащенное сердцебиение, высокое давление… и в итоге вызов кардиологической бригады, которая не только оказала первую помощь, но и, несмотря на мой отказ, настояла и буквально силой повезла меня в отделение экстренной кардиологии областной больницы. Диагноз — предынфарктное состояние. Если бы не профессионализм врача Андрея Ню, фельдшеров Олега Хана и Сымбат Байгамбетовой, не писать бы мне этих строк. 

 

Сердце скорой

В прошедшем году в диспетчерскую службу «103» обратились за помощью 228242 больных, в 2010-м — 201448. То, что цифры точные, можно не сомневаться: каждый звонок фиксируется, запись разговора и время вызова не стираются. В диспетчерской службе, по словам заведующей оперативным отделом Кульзахиры Кызкараевой, работают только опытные фельдшеры. На мониторе отмечены вызовы к взрослым людям синим цветом, красным — заявка для специальной бригады, зеленым — психиатрическая, самый нежный, розовый, цвет оказался самым опасным и тревожным: на линию должна выехать дежурная бригада реаниматологов.

Индира Избасарова 20 лет работает на скорой, из которых год — диспетчером:

— Надо иметь железные нервы. Люди, звонящие нам, считают, что мы оттягиваем время, когда задаем надлежащие вопросы, но мы должны знать, кого послать на вызов. Днем еще терпимо, а ночью все наши три телефона загружены до упора, вот почему номер 103 бывает постоянно занят. Все претензии, порой не в очень корректной форме, приходится выслушивать нам. Бригады выезжают сразу после получения вызова по рации. С 2007 года у нас внедрена спутниковая система навигации, которая отслеживает маршрут. К тому же мы практикуем методику лондонской службы медицинской помощи. Машины скорой помощи дежурят в микрорайонах и, если поступает сигнал, моментально выезжают на место. Экономим время, бензин, а главное — успеваем сразу попасть к больному.

Должность Гульнар Абламовой — медицинский эвакуатор. Помимо компьютера, по которому диспетчер ей передает все поступившие заявки, у нее на столе фишки. По правую руку — номера машин, которые на выезде, по левую — те, что на базе. Именно медицинским эвакуаторам передают вызов диспетчеры, которые контролируют и направляют работу выездного персонала.

Несмотря ни на что, 35 бригад скорой помощи круглосуточно несут свою вахту, где не только люди, даже машины не знают отдыха. Из-за того, что горожане не хотят занимать очередь в поликлиниках, приходится бригадам выполнять несвойственные им функции: выезжать днем, во время работы поликлиник, к больным, которые могли бы сами обратиться к участковому врачу. В прошлом году 2680 вызовов были необоснованными, и данный факт говорит о том, что, возможно, столько же действительно больных людей не получили вовремя необходимую экстренную помощь. Не зря машину скорой помощи в народе называют «неотложкой».

Бригада, на вызов!

Такого, чтобы скорая попивала в свободное от выездов время чаек, не бывает.

— Романтика ночных дорог, маячков и сирен быстро исчезает, остается тяжелая, неблагодарная работа. Ну а если кто не сбежал со скорой, то с медицины не сбежит точно, — уверенно заявляет главный врач Венера Балгинбекова, которая не на словах, а на собственном опыте знает работу линейных бригад.

На сегодняшний день круглосуточную службу на городской скорой помощи несут 61 врач (их катастрофически не хватает), 386 фельдшеров, 180 санитаров. Работа докторов скорой намного отличается от работы их коллег из поликлиник и больниц. Здесь врач должен разбираться буквально во всем, так как, приехав на вызов, за несколько минут надо суметь поставить правильный диагноз. Те, которые долгое время работают здесь, — это фанаты своего дела, в числе которых и мой спаситель Андрей Сергеевич Ню, 30 лет проработавший на станции скорой помощи вместе со своей бригадой, которую он называет не иначе как «альпинистской связкой»; врач Анастасия Ивановна Сидорова, награжденная накануне 20-летия Независимости нашей
республики юбилейной медалью, и многие другие. Отдельного внимания заслуживают фельдшеры, особенно со стажем, которые утрут нос вчерашнему выпускнику медицинского института. Те и другие единогласны в том, что успех их работы наполовину зависит от водителей, каждый из которых, не имея диплома медицинского работника, досконально узнал все на практике. Для них наложить шину на поврежденную ногу или руку больного — пара пустяков.

Контрольный выезд

В кабинете медицинского эвакуатора висит памятка «О результатах всех обслуженных беременных и детей в тяжелом состоянии каждый час докладывать главному врачу». То, что малыши под жестким контролем, я убедилась, выехав с бригадой в составе врача- педиатра Дины Тасболатовой и фельдшера Райхан Утегеновой к маленькой Мерей. Дина Толебаевна пояснила, что самочувствие детей до пяти лет — под постоянным контролем врачей скорой помощи. Накануне здесь была другая бригада скорой, которая дала назначение больной и убедительно просила вызвать на дом участкового врача. Оказалось, что мамочка назначения предыдущей бригады выполнять не торопилась, занималась самолечением. Пришлось сделать внушение, провести нужные процедуры, и так как состояние ребенка опасения не внушало, оставить его дома. При тяжелой пневмонии ребенка непременно госпитализируют. Вторая поездка состоялась с линейной бригадой. Фельдшер Аманали Ошакбаев, несмотря на возраст, оказался опытным медиком. Диагноз поставил сразу, сделал нужный укол, и больная, которая не более пяти минут назад мучилась от невыносимой боли, выздоровела на глазах.

Третий выезд, теперь уже кар-диологической бригады, был так же, как и первый, за линию. Помощи попросили коллеги, врачи первого отделения скорой помощи, на участке которых больная жаловалась на сердце. Врач-кардиолог Анастасия Сидорова внимательно выслушала и, успокоив больную, сделала назначение. Фельдшеры Налима Назарбекова и Даурен Копбосынов свою работу знают на пять: одна быстро сняла электрокардиограмму, второй сделал укол. Работа медицинских бригад напоминает работу на конвейере — ни минуты отдыха в течение суток. Мне хватило полдня, чтобы упасть от усталости и попросить помощи у врачей. Пока я приходила в себя на базе, поступила еще одна заявка: молодая женщина, у которой срок беременности составляет 42 недели, просит о помощи. Хрупкая девушка-фельдшер Зиеда Юсупова одна, не считая меня и водителя, поехала к роженице. Женщину благополучно привезли в родильный дом, но то, каких трудов стоило найти место жительства больной, стоит отдельного разговора.

 

Где эта улица, где этот дом

В новых жилых массивах Арай и Бурыл найти нужный адрес невозможно в принципе. Нет даже названий улиц, не говоря о нумерации домов. Водители скорой помощи в один голос просят через нашу газету власти города поставить хотя бы указатели, где какая улица начинается, и показать номер первого дома, а дальше они сами сориентируются. А ведь, помимо областного центра, городская станция обслуживает дачные участки Кумшагал, Шолдала, массив Родничок, участки в районе сахарного и спиртзаводов, другие пригородные аулы. Большой и светлой мечтой медиков остается открытие еще нескольких подстанций скорой помощи.

Вторая проблема — пробки на улицах. Ну, не хотят, хоть убей, таразские водители уступать дорогу, несмотря на тревожную сирену. Пробка в районе центрального рынка заняла минут десять, а это чье-то здоровье, порой жизнь. Вот в соседнем Шымкенте такой проблемы нет, в один голос твердят медики, видимо, там культура водителей намного выше местной, где при сигнале скорой транспорт расступается, открывая дорогу «неотложке».

Третий вопрос, тревожащий руководство станции, — радары, фиксирующие скорость. Вот и приходится отчитываться перед дорожными полицейскими за каждый подобный случай. Водитель Карим Сартаев вспоминает, как семь лет назад, когда он впервые сел за руль машины скорой помощи, вез первую пациентку. Ехал медленно, уважая правила дорожного движения, да так, что женщина родила прямо в салоне.

— Когда везли ее на каталке, — рассказывает он, — на груди ее лежал новорожденный и смотрел на меня такими глазами… Мне стало стыдно, что я не смог довезти его маму до больничной койки, а ведь мог. Этот взгляд ребенка меня преследует до сих пор, и с тех пор везу будущую маму «на всех парусах».

Сауле СЕЙДАХМЕТОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»