Потепление климата

Вместо карцера — кабинет психолога

Прошел год с тех пор, как Министерство внутренних дел передало центры временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних в ведение Министерства образования и науки.

Здание Жамбылского ЦВИАРНа, который открылся в марте прошлого года, далеко не типовое: одноэтажное, постройки 50-х годов прошлого века. Педагогический коллектив начал свою работу с того, что бывший карцер преобразовал в кабинет психолога: прорубили окно, заменили железную дверь на деревянную. Так как со стороны улицы забора нет, пришлось решетки на окнах оставить, но зато убрали замки со спальных комнат.

По словам социолога Наили Жолаловой, за этот период временный приют здесь нашли 223 ребенка, из которых 68 — сироты, 149 — безнадзорные, шестеро направлены в спецшколу.

Сюда поступают ребята разного возраста. С марта прошлого года по сегодняшний день здесь побывали 105 ребят от 15 до 18 лет, 27 детей  от семи до 14 лет и 21 малыш от трех до шести лет.

 

Меня мама бросила

Сейчас здесь проживают 29 детей, судьбы которых в основном похожи.

Мы услышали, как пятилетняя Алина (здесь и далее имена детей изменены), которую мамаша-пьяница бросила зимой одну на дороге, спрашивает у десятилетнего Игоря: «Твоя мама умерла?» Мальчик равнодушно ответил: «Бросила». Оказалось, что его мать сама в детстве не раз находила здесь приют. 11-летняя Айжан, у которой мама в тюрьме, стала для Алины старшей сестрой, укладывает ее в постель, поет колыбельную и самое вкусное отдает ей.

Психолог Жансая Алимкызы переживает, что будет с ними, когда придет время расставания.

— У этих детей, которые не видели ничего хорошего в своей короткой жизни, в душе столько нерастраченной нежности и любви! За месяц они привязываются друг к другу, старшие опекают младших, а когда кого-то из них распределяют в детский дом или отдают родственникам, столько горьких слез при расставании проливают… Мы плачем вместе с ними, — сочувствует она своим подопечным.

У близнецов Морозовых мама умерла. Сидят оба в кресле, глаза грустные-грустные…

 

Чужие?

Парадокс: беспризорные дети, сбежавшие из Узбекистана, Кыргызстана, даже самые маленькие, категорически отказываются прикладывать руку к сердцу и петь Гимн Республики Казахстан, гордо заявляя: «Родину не предаем!» Безусловно, им приходится трудней всего. Как правило, они поступают без документов, на бесконечные запросы приходится долгое время ждать ответов. Вот и 15-летняя Чолпон из Бишкека никак не может выехать домой. Мама торгует на центральном рынке, пришла, увидела, что дочь в тепле и сыта, и забыла сюда дорогу, а девочка постоянно плачет — ей за маму стыдно.

Но дети, будь они наши или иностранные, остаются детьми. Воспитатели в один голос утверждают, что все они очень талантливы. Самые красивые рисунки — портреты любимых мам в образе очаровательных принцесс.

 

Приходите в гости!

Изолированным от внешнего мира детям нужно общение. Пока только молодежное общество инвалидов водит детей на экскурсии, в музей, а летом возит в зоны отдыха.

Не раз ребята отдыхали в парке им. Т. Рыскулова, посещали библиотеки, смотрели, как прыгают с парашютом юные воспитанники молодежного авиацентра. Спонсоров у ЦВИАРНа нет. Мечта воспитателей — чтобы их подопечных посещали студенты, театральные актеры, неправительственные организации,  молодежные творческие коллективы, просто неравнодушные  люди, которые могут подарить девочкам такие милые безделушки, как заколочки, и другие фенечки. Тренеры в свободное от работы время могли бы заниматься с мальчишками. Нельзя оставлять детей в замкнутом пространстве, где они «загружаются» своей проблемой и теряют интерес к жизни.

Сауле СЕЙДАХМЕТОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»