Шанс на жизнь

Отделение гемодиализа получило новую аппаратуру

Это единственное в области специализированное отделение для больных с почечной недостаточностью. Большинство из них, поступая сюда, становятся пациентами на долгие годы.

А чтобы лечение их стало более эффективным, в городской больнице № 2 внедряют новые прогрессивные технологии, повышают квалификацию сотрудников, растят молодые и перспективные кадры. О том, как это удается совмещать, рассказывает заведующий отделением Дуниядар Абдуллаев — опытный специалист и наставник, чей труд отмечен орденом Дружбы, медалями к юбилеям Астаны, Конституции, Независимости Казахстана.

— Дуниядар Мизамович, что дает больному аппарат искусственной почки?

— По сути, этот аппарат замещает функции почек, которые уже не могут выводить из организма жидкость и шлаки. Через аппараты «Innova» швейцарской фирмы «Gambro» вводят больному необходимые лекарства, контролируют гемоглобин, наблюдают артериальное давление, держат на автоматическом контроле и регулируют все параметры, регулярно проверяют и выдают на экран изменения, сигналы тревоги, поэтому мы спокойны, когда наши больные на диализе. Процедура вымывания шлаков из крови в раствор, в зависимости от показаний, длится 4-5 часов каждый день, через день либо раз в неделю. При соблюдении рекомендаций врачей, серьезном отношении со стороны самих больных и их родственников такие больные могут жить еще 10-20 лет. Это довольно большой срок, который позволяет решить проблему дальше.

— Что Вы имеете в виду?

— Стабилизировав свое состояние, войдя в режим, больной может готовиться к пересадке почки. Если операция пройдет удачно, то восстанавливаются абсолютно все функции организма, и он имеет шанс прожить еще лет 30-40. Если раньше приживляемость почки была низкой, то сейчас — высокая: технологии с каждым годом совершенствуются, количество проверок на совместимость тканей и проб растет. Лучше всего, практически до 99 процентов, приживаются родственные почки. Есть мощные лекарства, которые впоследствии дают возможность долго сохранять эту совместимость. Немецкими учеными ведутся новейшие разработки с тем, чтобы после пересадки не применять никаких лекарств и сохранить совместимость на всю жизнь. Двадцать лет назад эти больные были обречены: без использования аппарата они не дотягивали до пересадки и практически имели шанс существовать от трех недель до трех месяцев. Сейчас у нас есть больная, которая принимает диализ с детского возраста в течение 15 лет, так что перспективы и надежды очень большие.

— Что представляют собой аппараты «Innova»?

— Это сложная современная техника, напичканная компьютерными технологиями, подключенная к Интернету. Часть аппаратов мы получили в прошлом году, часть — буквально на днях. Новые технологии путем сложных физических процессов позволяют выводить шлаки и воду из организма больного, проводить сеансы на месте, но под бдительным контролем профессоров в Москве, выходить на прямую связь с институтом нефрологии, получать необходимые советы и консультации. Такую же базу планируется создать в Алматы. Это самые последние технологии, и мы одними из первых в стране их внедрили.

— Как долго ждут больные операцию по пересадке органа?

— Особо не ждут. Проблема в другом, в недостатке донорских органов: просто так посторонний человек не отдаст, а продажа — уголовно наказуема. Поэтому самый легкий и доступный путь решения проблемы — сознательность родственников больных, тем более что нужды в двух почках у человека практически нет, организм нормально функционирует и с одной здоровой почкой. То есть здоровье родственника-донора не пострадает. Но, к сожалению, даже в случае согласия при детальном обследовании обоих зачастую выявляются противопоказания. И тем не менее в Таразе живут шесть человек с пересаженной почкой, один — уже более 10 лет. Они продолжают работать, создали семьи.

— Почему в лечении диализных больных вы большое значение отводите семье?

— На фоне болезни наши пациенты становятся очень эмоциональными, раздражительными, поэтому в семье должен быть спокойный психологический климат. Необходимы диета и определенный режим, в том числе и водный: два литра жидкости в день — это не для них.

— Внедряя новые технологии, врач должен знать их в совершенстве. Насколько соответствует квалификация сотрудников отделения требованиям сегодняшнего дня?

— Вместе со мной в отделении — четыре врача. Самый молодой — Азиз Абдуллаев — пока без категории, но очень ценный кадр для нас: полностью освоил компьютерные технологии, аппаратуру — он и врач, и инженер. Остальные — врачи высшей категории: Аягоз Баймуратова — одновременно главный нефролог области, обслуживает больных с пересаженными почками, Жанна Тумабекова — лучший врач области в прошлом году, консультирует больницу скорой помощи и родильные дома.

Повышение квалификации, безусловно, — самый больной и нужный вопрос, потому что без соответствующей подготовки работать на сложнейшей аппаратуре с самыми тяжелыми больными очень сложно. Наши доктора становятся и кардиологами, и невропатологами, и проктологами, и эндокринологами — кем угодно. Но врачи должны иметь возможность повышать квалификацию в лучших центрах. В Казахстане таких баз немного. Аягоз Баймуратова ездила на конференцию в Арабские Эмираты. Учитывая, что я в отделении с момента его открытия, побывал в диализных центрах Турции, Германии, России, Грузии, Азербайджана, Узбекистана, обучался в Москве. Но медицина не стоит на месте, диализная техника и технология ежегодно обновляются, поэтому нам необходимо регулярно повышать квалификацию. За 25 лет существования центра нам удалось подготовить всего два специалиста и открыть филиал в Кордайской ЦРБ. В последние лет пять наш центр имеет хорошие возможности для развития: полностью обновили аппаратуру, мебель, сделали ремонт, провели проводку по евростандарту, создали уют для больных. Таких условий, по большому счету, нет ни в Алматы, ни в Астане. Об этом говорят сами больные. К примеру, моя коллега врач Людмила Ким полтора года лечилась в Алматы, однако состояние здоровья не стабилизировалось. Решила лечиться у нас. Много добрых слов довелось услышать от нее в адрес наших врачей, медсестер, по поводу организации работы в отделении. Если мы можем соревноваться с Алматы, это чего-то стоит. Поэтому мы очень благодарны за поддержку и областному акимату, и администрации больницы.

— Во что обходится больному такое лечение?

— Для больных — все бесплатно. Государству курс лечения каждого больного обходится в год в сумму около 30 тысяч долларов, а у нас 40 больных со всей области. Пересадка почки дешевле: там разовые затраты, а здесь на каждый год тратится столько же. В Кордайском филиале семь больных и три аппарата искусственной почки, но по мере поступления аппаратуры сфера обслуживания распространится на Мойынкумский и Шуский районы. За четыре года не отказано ни одному больному, если у него были на то показания.

— Это, безусловно, прогресс. А каковы перспективы?

— С новыми аппаратами рассчитываем полностью покрыть потребности области. Нужно увеличивать штаты, мы все работаем с перегрузками, в двухсменном режиме, но, учитывая важность своего труда, никто об этом даже разговоров не заводит.

— Дуниядар Мизамович, приходилось ли Вам использовать рычаги своей общественной деятельности как депутата городского маслихата, члена ассамблеи народа Казахстана, участника встреч с Президентом страны для решения профессиональных проблем?

— Только после нашего обращения с Аягоз Оразбековной к депутатам Парламента Минздрав поднял вопрос о создании диализной службы, и была принята программа, которая сейчас реализуется. Благодаря ей мы получили эти аппараты, и весь Казахстан начал по этой программе работать.

Очень важны проведение регулярных профилактических осмотров, своевременная диагностика и раннее выявление заболевания, которые продлевают жизнь больному. Но у нас население, во-первых, этого практически не делает, во-вторых, болезни почек протекают скрыто, без явной клиники вплоть до наступления почечной недостаточности. В результате от болезней почек умирают ничуть не меньше, чем от сердечно-сосудистых заболеваний, однако все эти случаи идут в группе сердечных заболеваний, поскольку смерть фиксируется при остановке сердца. Получается, еще и статистика неверная.

И еще об одном моменте важно сказать: практически каждая вторая женщина, порой сама того не зная, страдает почечными заболеваниями. Особенно проявляется это во время беременности, что влияет и на рождаемость, и на материнскую смертность. К тому же у нас очень слабая нефрологическая служба — одно нефрологическое отделение и два врача на всю область. Я считаю, что профилактика и лечение заболеваний почек — проблемы республиканского масштаба, требующие не только основательного изучения, но и принятия действенных мер. Одной из них может стать наше новое предложение: мировая общественность готовится 10 марта отметить Всемирный день почки, и мы накануне этой даты отправим Правительству страны свое обращение об объявлении 2012 года Годом почки в Казахстане. Это станет нашим новым вкладом в борьбу с тяжелым заболеванием.

 Наталья ПЕРФИЛЬЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»