The news is by your side.

Ставка на свёклу. План развития сахарной отрасли на ближайшие пять лет

План развития сахарной отрасли на ближайшие пять лет

На недавнем заседании Правительства РК вице-министр сельского хозяйства Абулхаир Тамабек озвучил план дальнейшего развития сахарной отрасли Казахстана. Его реализация позволит в ближайшие пять лет довести объем производства сахара из отечественного сырья до 250 тысяч тонн. Кроме того, предусматривается увеличение сырьевой базы путем расширения посевных площадей сахарной свеклы, ввод новых орошаемых земель, внедрение водосберегающих технологий орошения, развитие семеноводства, техническое и технологическое перевооружение мощностей заводов по переработке сахарной свеклы, а также строительство нового инновационного завода.

По информации А. Тамабека, с 1 января 2023 года для производителей сахара НДС будет снижен до 70 процентов. Также планируется увеличить объем инвестиций в развитие сырьевой базы, которые уже составили порядка 495 миллиардов тенге. При этом необходимый объем субсидирования материально-технических ценностей составил 168 миллиардов тенге, а объем субсидий, необходимых для пополнения основных и оборотных средств сахарных заводов, — 39,3 миллиарда тенге.

Ожидается, что к 2026 году по сравнению с 2021 годом доля импорта снизится с 58 до 17 процентов, в то время как обеспеченность за счет переработки отечественного сырья увеличится с семи до 43 процентов.

Планы, на первый взгляд, неплохие. Однако их разработчики, похоже, учли не все расходы, связанные с развитием того же свекловодства. Например, для увеличения посевных площадей на юге требуется масштабная геологическая разведка возможностей восполняемых подземных источников. Таковая не проводилась еще с советских времен, а ее важность нельзя недооценивать. Да, запасы подземных вод в Казахстане огромны — минимум 15 кубокилометров, из них половина — восполняемые. Но за последние 30 лет произошли заметное изменение климата, причем в сторону увеличения средних и пиковых температур, а также усыхание почв, уменьшение осадков и запасов пресной воды в горах Тянь-Шаня, главного источника пополнения основных рек региона. Уменьшение стоков и привело к дефициту поливной воды, которую в Кыргызстане всеми способами придерживают для собственных полей. Это вызывает необходимость расширения посевов такой влаголюбивой культуры, как свекла, бурить у нас сотни и тысячи скважин большой глубины. Теоретически без данных геологоразведки, определяющих, какие имеются на данной территории — возобновляемые или наоборот, разрешение на подъем воды с глубины свекловодам просто не должны давать. Но поскольку план расширения посевных площадей уже озвучен, на такую «мелочь» внимания просто не обратили. Да и для той самой подземно-водной разведки требуются миллиарды тенге, время и специалисты, которых уже почти не осталось, так что перспектива вырисовывается зыбкая. Пробурив на авось тысячи скважин, мы рискуем всего за несколько лет спровоцировать в регионе экологическую катастрофу. Об этом не раз говорили и писали экологи на всех уровнях, но к их мнению, как видно, не прислушались.

Второй вопрос к программе — строительство нового сахарного завода. Имеющиеся в Казахстане пять заводов при полной их загрузке способны покрыть потребности республики в этом продукте. Или, быть может, эти предприятия уже устарели и не справляются с необходимой нагрузкой?

Этот вопрос мы задали директору ТОО «Таразский сахарный завод» Александру Шлегелю.

— Наш сахарный завод производит рафинированный сахар-песок белый, рафинированный прессованный быстрорастворимый сахар белый, желтый, коричневый линии «Шамбон», рафинированный сахар-песок белый, желтый, коричневый расфасованный в бумажные пакеты. Таразский сахарный завод — единственное предприятие в Казахстане, которое вырабатывает высококачественный рафинированный сахар и производит сахарную продукцию широкого ассортимента. Максимальная производственная мощность переработки сахарного сырца — 850 тонн в сутки, — рассказал он.

По его словам, в настоящее время предприятие вырабатывает более 600 тонн продукции в сутки, на производстве заняты 524 человека. Проблема завода, как и у многих специализированных предприятий, — кад­ры. Их просто нигде сейчас в республике не готовят.

— В прошлом году мы выплатили налогов на сумму четыре миллиарда тенге. В этом году на август уже выплатили столько же. Но речь не только о налогах. В прошлом году мы заказали и потребили одного только природного газа на 1 миллиард 316 миллионов тенге, в этом году уже — на 917 миллионов. Что до государственной поддержки, то пока она выражается в следующем. После событий 24 февраля, когда нам резко потребовалось увеличить производство, были введены квоты на ввоз сахара-сырца, на которые снята пятипроцентная пошлина. Во всем остальном мы работаем, опираясь лишь на свои средства и возможности. Например, из-за нехватки оборотных средств брали пред­оплату у оптовых закупщиков и этими средствами оплачивали поставку сахара-сырца из Бразилии. Вообще же, начиная с конца февраля, нам пришлось пересматривать всю логистическую цепочку, что сразу повлекло за собой проб­лемы и новые расходы. Поскольку завоз из России прекратился, а корабли большинства стран заходить в российские порты перестали, мы начали переговоры с Грузией и Прибалтикой. Договорились, но в целом стоимость доставки сахара-сырца выросла вдвое. Очень тяжелыми были март, апрель и май, поскольку свеклы ожидать не приходилось — она будет осенью, а мы работаем на сахаре-сырце из Латинской Америки. Пришлось на ходу искать новые партии сырья, а это дело не быстрое, поставки его обычно расписаны на кварталы и даже годы. Свою негативную роль сыграл и выросший на 20 процентов курс доллара, а мы ведем расчеты с поставщиками в долларах. К тому же в феврале в республике из пяти сахарных заводов работали только мы, и это налагало особую ответственность. В результате огромных усилий удалось резко поднять производство. Если за весь прошлый год было произведено 130 тысяч тонн сахара, то уже к августу этого года — 116 тысяч тонн. Перспектива вроде хорошая, но есть и проблема. Население в период роста цен бездумно запасалось сахаром. Мои соседи, к примеру, купили в общей сложности восемь мешков и, зная, кем я работаю, постоянно спрашивают — а не докупить ли еще? Когда спрос спадет, это может оказаться настолько сильный откат (ну куда деть даже мешок — два?), что нам придется остановить производство — не будет достаточного спроса. А такой вариант вполне возможен, — отмечает спикер.

Относительно строительства нового сахарного завода Александр Шлегель считает, что прямой надобности в таком производстве в Казахстане нет.

— Наш завод в этом году произведет более 40 процентов от необходимого стране сахара. Все заводы вместе покроют потребности полностью. Так что прямой надобности в таком производстве, на мой взгляд, нет. Если, конечно, у государства есть лишние десятки миллиардов тенге, то можно строить и завод. А вот действующим производителям озвученная в программе поддержка, в смысле оборотных средств, очень даже не помешает. Что до производства, то мы вполне справляемся с задачами, возложенными на нас Правительством страны, — говорит он.

Как видим, программа Минсель­хоза, озвученная недавно и стоящая бюджету без малого полтриллиона тенге, требует внимательного рассмотрения и оценки с точки зрения рентабельности. Примечательно, что в Комплексном плане развития сахарной отрасли обозначена нижняя граница стоимости сахара. Это дает надежду на то, что она будет регулироваться. Но как низко может опуститься граница, пока не совсем ясно.

Юрий ЕФИМОВ

Комментарии закрыты.