The news is by your side.

Свадебная история. О вдохновении и заботах земных

О вдохновении и заботах земных

Гора с горой, может, и не встретится, но человек с человеком обязательно. Именно это пришло в голову, когда через 30 лет я встретил в Таразе однокурсника по журфаку КазГУ Ербола. Он часто печатался в республиканских изданиях, Алма-Атинской областной газете «Жетысу». После второго курса взял академический отпуск по семейным обстоятельствам, и вот неожиданная встреча. После взаимных приветствий перешли к литературной части. «Сколько книг выпустил?», — спросил я. Ербол лишь махнул рукой: «Не ценил я свалившееся счастье!» Ничего не поняв, я лишь пожал плечами.

— К пишущим людям часто приходит вдохновение. В голове складывается какой-то сюжет, о котором ты давно думал, и тут какая-то неведомая сила буквально тащит с ручкой к листку бумаги за письменным столом, — начал свое нехитрое повествование Ербол. — Вдохновение может прийти в любое время — когда идешь по улице или обедаешь. Тогда надо отодвигать в сторону все дела и бежать писать. После этого чувствуешь такое облегчение, будто тяжелый груз с плеч свалился. Со мной тоже так произошло. Все думал написать приключенческую историю, так и вертелась она в голове. Меня Пегас настиг прямо во время сессии, когда сдавал экзамены. За одну ночь можно было написать книгу, но решил оставить на потом. И все равно вдохновение не покидало меня почти неделю. Сессия закончилась. Как раз решил сесть и писать, но уже не могу… До сих пор жду…

Когда Ербол умолк, на его лицо набежала нескрываемая печаль. И тут вспомнилась другая история, произошедшая 9 мая 1971 года в ауле Талапты моего родного Жуалынского района.

В тот день старейшина династии Токсанбай, участник Великой Отечественной войны, наш дед Сейсембай женил сына Жексенби. На пышную свадьбу из Алма-Аты приехал и Шерхан Муртаза, работавший тогда главным редактором республиканской газеты «Лениншіл жас». Ему как уже известному столичному журналисту предоставили честь открыть приветственным словом торжество, пожелать счастья молодоженам. На улице уже было темно, свадьба в самом разгаре, и тут Шерага, сидящий на самом почетном месте, неожиданно просит хозяев освободить для него одну из комнат в доме. На недоумение и вопросы: «Устал, что ли? Посидел бы еще», — Шерхан Муртаза кратко ответил: «Писать надо».

Когда он с дедом Сейсембаем ушел в дом, слышавшие разговор родственники даже выразили недовольство: мол, не может, что ли, найти другое время для своей писанины?

— Раз в год приезжает из Алма-Аты, мог бы до конца посидеть с родными, рассказать интересное, — судачила огорченная родня.

И тут веское слово сказал младший дедовский брат Дуйсенбай:

— Не понять вам брата-писателя. Значит, к нему пришло вдохновение, и, если сегодня он не отпишется, завтра рука уже не пойдет.

Зашедший около десяти вечера в дом Шерага вышел из комнаты только ранним утром, и никто из видевших его склоненным за письменным столом, не посмел потревожить. Через некоторое время отрывки его повести «Сын неизвестного солдата» начали публиковаться в «Лениншіл жас». Как потом признался писатель, именно ее он начал писать в Жуалах, затем окончил уже в столице.

И уже потом, став профессиональным журналистом, я задавался вопросом: а вышла бы повесть, если Шерага всю ночь праздно сидел на свадьбе, будучи в центре внимания гостей? И с тех пор именно эта черта Шерага стала примером и для меня, и многих журналистов.

Бесспорно, заслуги Шерхана Муртазы и перед страной, и перед родным аулом неоценимы. Об этом немало говорилось на страницах различных СМИ. Родными составлена полувековая летопись династии Токсанбай. Отрадно, что одной из главных ветвей его генеалогического древа являются Мамыт и его семья, и на это есть веские причины.

1939 год. Сельский учитель выдворяет из класса подростка как сына врага народа. По дороге плачущий мальчишка встречает среднего сына Мамыта — комсомольского вожака Ноху. Расспросив Шерхана о произошедшем, он приводит его назад в школу. Учитель ничего не может возразить комсомольцу. Назавтра так и не вернувшийся потом с фронта дядя Ноха купит Шерхану ручку, блокнот, сумку. Обо всем этом писатель потом расскажет в одном из своих известных романов «Ай мен Айша» («Луна и Айша»).

Как известно, в начале 50-х годов Шерага учился в Московском университете.

— Было тяжелое послевоенное время, и я до сих пор помню историю, рассказанную мне еще в детстве отцом Корганбаем.

«Зима 1954 года, я работал учителем в сельской школе. Вдруг телеграмма от Шерхана: «Три дня хлеба даже не ел, вышли денег». Сразу выслал ему полученную месячную зарплату».

Правильно говорят, что вкус еды особенно запоминается в голодное время. И брата Корганбая Шерхан почитал до самой его кончины. О семье Мамыта, тяжелой жизни аула в годы войны он напишет в повести «Мылтақсыз майдан» («Фронт без оружия»), где одним из главных персонажей будет Корганбай. Об этой семье будет немало написано и в рассказе «Аксай-Коксай».

Уже будучи известным общественным деятелем, Шерхан Муртаза никогда не забывал о родном ауле. Неделю ежегодного трудового отпуска обязательно проводил в Талапты. Когда приезжал, в доме дяди Батырхана начиналось пиршество. Даже аксакалы спешили поприветствовать гостя из Алма-Аты. Резался скот, накрывался праздничный достархан. Как известно, Шерага мало говорил, предпочитал больше слушать. Вопросы, поднятые за столом, уже потом выходили на страницах газет в самом различном виде. На следующий день писателя обязательно приглашает в гости Корганбай, где опять собирается чуть ли не половина аула.

Где-то в 1970 году, как рассказывают старшие, в сельской школе резко упала дисциплина, на самотек пошел и учебный процесс. Для улучшения ситуации районное начальство директором назначило 29-летнего Абилкасима Ергебекова. Надо признать, что молодой педагог оправдал надежды, и буквально за два-три года местная школа вернулась на былые передовые позиции. Одним из главных новшеств в работе директора стали встречи с известными и авторитетными выпускниками. И первая встреча, где Шерхан Муртаза делился своими думами о жизни села, его развитии, перспективах молодежи и о многом другом, надолго засела в памяти у многих.

Его дотошность, желание досконально вникнуть в проблемы порой поражали. Как-то во время одной из встреч в доме у дяди Батырхана неожиданно заговорили о наболевших вопросах сельчан. От земельных проб­лем перешли к нехватке пастбищ и воды. Тогда и высказал Шерага претензии сельчан заведующему участком Рахману:

— Ты получаешь награды и премии только за сбор сена и зерна, а почему мало думаешь о положении простых людей. Вокруг аула хоть кусок непаханой земли остался? Если люди не будут заниматься скотом, то как семьи свои прокормят?

Талаптинцы, не привыкшие к острым словам против власти и безропотно сносившие все издержки, в тот раз встрепенулись, а получивший изрядную долю критики Рахман-ага сделал выводы, и вскоре изрядный кусок земли в центре аула, где любители устраивали кокпар и скачки, был отдан под пастбище.

Однажды в 2000 году путь мой лежал в село Алатау (бывшая Андреевка), расположенное от райцентра в 15-ти, от Талапты —
в шести километрах. После в газете «Ақ жол» была опубликована критическая статья о бедственном положении почти 200 семей в ауле. Представьте, что в ауле, где проживали около тысячи человек, нет даже школы, детского сада, клуба, медпунк­та. Дороги разбиты, автобусы не ходят, о природном газе только мечтали. Люди были уже в отчаянии и могли дойти до крайней точки, и именно тогда один из местных лидеров по имени Мырзахан в сердцах выпалил: «Почему наши матери не могли здесь родить такого человека, как Шерхан?»

И действительно, в соседнем Талапты и газ проведен, и улицы заасфальтированы. Строится современная школа на 150 мест, хотя учеников-то едва сотня наберется. И народ признавал, что немалая заслуга в этом именно Шерхана Муртазы, не боявшегося поднимать вопросы родного аула чуть ли не на правительственном уровне.

На одной из встреч в Талапты люди поблагодарили Шерхана за добрые дела, и один уважаемый аксакал поднял ненавязчиво вопрос строительства мечети.

— Хорошо. Только надо подумать, — был ответ.

Не откладывая в долгий ящик, Шерага взялся за дело. Связавшись с Верховным муфтием Абсаттаром Дербисалиевым, рассказал о просьбах земляков, поговорил о других делах насущных. И разве мог отказать муфтий столь уважаемому человеку! Через год уже сам Абсаттар кажи участвовал в торжественном открытии мечети в Талапты.

В 1992 году в Жуалах отпраздновали 60-летний юбилей Шерхана Муртазы, акимом района тогда был Еркинбек Солтыбаев. Гостей было много, со всех областей приехали воздать почести именитому литератору. Большинство подчеркивали, что в последнее время ни одному казахскому писателю не оказывали такого почета и внимания. Но нашлись и противники.

На второй день кто-то из местных строительных начальников во всеуслышание прямо заявил:

— Народу и так нелегко, и кто такой Шерхан, чтобы так превозносить его?

Конечно, эти обидные слова задели многих.

Первым отпор дал директор школы Калмаханбет Ургылжаев:

— Ты даже не хочешь знать, кто такой Шерхан, прочитай лучше его произведения.

— Я даже читать не хочу, — прозвучало в ответ.

— Ну это уже, как говорил Абай, чистое невежество, — добавил Калмаханбет.

И тут на чванливого строителя налетели со словами укора все окружающие:

— Ты послужи народу, как Шерхан, и тебя тогда вознесут до небес!

После этого невеже оставалось только ретироваться.

Хочу сказать несколько слов еще о одном человеке — жительнице села Талапты, долгие годы работавшей там библиотекарем, Саре Зиятхановой. Она чуть ли не наизусть знает все произведения Шерхана Муртазы, активно пропагандирует их, часто проводит встречи и конференции по работам писателя.

— Шерага не из тех писателей и публицистов, кто подряд пишет обо всем увиденном, услышанном. Читая его книгу, просто окунаешься в пучину знаний. Прочитавший все его книги сродни выпускнику высшего учебного заведения, такие знания он получает от прочитанного. И особенно важно это для подрастающего поколения. Шерага достоин быть причисленным к классикам мировой литературы, — считает Сара Зиятханова.

Помнится, в прошлом году областное телевидение на улицах Тараза вело опрос жителей по творчеству писателя. Как ни обидно говорить, находились и такие, кто не то, что о книгах, о самом Шерхане ничего не мог сказать.

Но надо помнить, что будущее необразованной страны всегда расплывчато, и это не может не тревожить нас.

Акылжан МАМЫТ,
лауреат премии Союза журналистов Казахстана

Комментарии закрыты.