The news is by your side.

Учить, не делая различий

800x600_inclusiv_00000434

Что мешает «особым» детям обучаться в обычных школах

«Мы живем как можем, а они живут, как мы поможем» сказал герой дебютного фильма российского киноведа Любови Аркус «Антон тут рядом», рассказывающего о мальчике-аутисте. В этой фразе заключается весь смысл инклюзии, о которой сегодня в Казахстане так много говорят…. Ее проблема не столько в технических и финансовых возможностях, сколько в отношении общества к «особым» детям. 

Еще несколько десятилетий назад нужды людей с ограниченными возможностями предпочитали замалчивать. Сегодня о них все чаще говорят на государственном уровне, обсуждая стратегию их интеграции в современное общество.

Одним из шагов на пути к полноценной жизнедеятельности «особых» людей является инклюзивное образование, основная идея которого заключается в том, чтобы дети с «особыми» потребностями учились в обыкновенных школах наравне с другими. Считается, что именно это понятие проложит путь в будущее образовательной системы. Вот только в скорость наступления этого будущего верят немногие.

Система «всё включено»

Два года назад в государственной программе развития образования РК на 2011 — 2020 годы впервые были определены механизмы включения детей с ограниченными возможностями в образовательный процесс, обеспечения для них доступной среды. Но пока лишь в двух городах Казахстана — Алматы и Астане — есть две-три школы с инклюзивным образованием. Основная проблема заключается в отсутствии условий, позволяющих детям-инвалидам не только свободно перемещаться в учебных заведениях, но и в доступной для них форме осваивать новые знания.

По словам заместителя начальника областного управления образования Гульзии Заурбековой, сегодня наши школы не в полной мере готовы к тому, чтобы принять детей с «особыми» потребностями:

— Мы имеем определенное количество школ, в которых есть широкие двери. В построенных за последние 10 лет новых учебных заведениях на входе предусмотрены пандусы. В принципе, колясочник может подняться. Но перемещаться с этажа на этаж ему будет невозможно. К тому же в школах нет специальных устройств, позволяющих и другим категориям инвалидов, к примеру, слабовидящим, свободно передвигаться внутри здания.

В настоящее время в Жамбылской области зарегистрировано 7174 ребенка с ограниченными возможностями. Из них инклюзивной программой обучения охвачено 1262 человека. «Особые» дети сидят в обычных классах. В основном среди них ребята с небольшой задержкой психического развития (ЗПР), но есть среди них и слабослышащие.

— В 18 общеобразовательных школах города работают 59 коррекционных классов, где занимаются с ребятами с ЗПР, с логопедическими нарушениями. Как правило, там учатся дети из неблагополучных семей или дети-сироты. Но я думаю, что со временем эти классы изживут себя. Уже сегодня мы стараемся размещать таких детей (по два-три человека) в обычных классах, чтобы они потихоньку адаптировались. Помимо этого в городе работают семь кабинетов психолого-педагогической коррекции, где с такими детьми также занимаются специалисты, чтобы в дальнейшем они имели возможность обучаться в общеобразовательных школах, — сказала Гульзия Заурбекова. При этом добавила, что обеспеченность инклюзивным образованием с каждым годом увеличивается. Если в 2011 году в школах области обучались 1250 детей-инвалидов, то в 2012 году — на 12 детей больше.

Помимо этого получать новые знания маленькие жамбылцы с особыми потребностями могут и в четырех специализированных коррекционных школах-интернатах, три из которых функционируют в областном центре (школа-интернат «Мейiрiм» для глухих и слабослышащих детей, школа-интернат «Болашақ» для слепых и слабовидящих детей, вспомогательная школа-интернат для умственно отсталых детей) и лишь одна в городе Каратау Таласского района (специальная школа-интернат «Үмiт» для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата). В этих учреждениях в настоящее время обучаются 559 ребят.

Работает в городе и областной центр реабилитации и адаптации детей-инвалидов, который сегодня посещают 40 ребят. Правда, здесь не проходят школьную программу, а занимаются коррекцией и развитием познавательных процессов, физических возможностей, речи и так далее.

— В 2009 году нам выделили землю для строительства центра на 101 койко-место. В прошлом году мы сдавали технико-экономическое обоснование на шесть миллионов тенге. Отправляли эти документы в Министерство образования и науки, но нас не включили в бюджетную заявку. Сегодня нам остается только ждать. При наличии такого центра можно было бы оказывать большой спектр услуг: и оздоровительные, и образовательные в комплексе с реабилитацией, — пояснила директор центра Марал Шлыкова.

Нетрудно догадаться, что большая часть воспитанников специализированных учебных заведений — это жители областного центра или близлежащих районов. Исключение составляет школа-интернат в Каратау, где, по словам директора Гульзиры Тойшимановой, обучаются 86 детей из разных районов области, включая Шу и Кордай. Но большая часть ребят с «особыми» потребностями из районов вынуждены обучаться на дому.

Не подходят по формату? Значит, формат не тот

Каким образом и в каком учреждении грызть гранит науки будет тот или иной «особый» ребенок, решает психолого-медико-педагогическая комиссия (ПМПК). Она обследует ребенка, определяя уровень его развития, выявляя отклонения, а затем в зависимости от состояния интеллектуальных, физических и личностных особенностей определяет программу и формы лечения, реабилитации и обучения. Именно по ее решению сегодня 1340 детей-инвалидов в регионе обучаются на дому. Ежегодно из государственного бюджета выделяются средства на оснащение учебных мест для детей-инвалидов, осваивающих школьную программу подобным образом. Они обеспечиваются компьютерами со специальными программами и вспомогательными техническими средствами. В прошлом году такую поддержку получили 215 школьников, в этом году — еще 284.

Но как отметила Гульзия Заурбекова, несмотря на то что данная форма обучения является основной для детей с ограниченными возможностями, именно в отношении нее в управление образования поступает большое количество претензий как со стороны родителей, недовольных работой учителей, так и со стороны педагогических коллективов:

— К «особым» детям нужен особый подход, для каждого ребенка в зависимости от его развития должна быть разработана своя обучающая программа, учителя же берут за основу общий стандарт.

Но если одни педагоги говорят о том, что основным тормозом в развитии инклюзии в Казахстане является отсутствие инфраструктуры и специальных учебных программ, то другие (и таких большинство) убеждены, что дело вовсе не в материально-техническом оснащении школ, а в отношении общества к «особым» детям.

— Чтобы инклюзия прижилась в Казахстане, нужно сначала поменять наш менталитет. Нужно в семье воспитывать в детях толерантное отношение к инвалидам. Многие родители хотели бы, чтобы их «особый» ребенок с небольшими физическими нарушениями ходил в обычную школу (ведь у большей части таких детей с интеллектом все в порядке). Но самый жестокий народ — это дети, особенно подростки. Они начинают смеяться, а это большая психологическая травма для любого человека, не говоря уже об инвалиде, — сказала заместитель директора по учебной части школы-интерната «Умiт» города Каратау Бахыт Сарсекова.

— Сегодня вопрос в том, что не этих детей нужно адаптировать к обществу, а общество к ним. Нужно менять психологию. Основная проблема в том, что ни директора школ, ни учителя, ни родители обычных детей не хотят видеть «особого» ребенка в своих школах и классах. Переживают за показатели успеваемости, за дополнительно потраченное на такого ребенка время, — говорит Марал Шлыкова.

Необучаемых детей нет. Это не «особые» дети не могут адаптироваться в обществе и освоить передаваемые им знания, это мы не можем их обучить. Это недоработки системы, которую надо менять.

Для сравнения: в США 92 процента аутистов являются излечимыми и способны повысить свои функциональные возможности до разной степени дееспособности, и лишь 8 процентов не поддаются коррекции. У нас же пока все наоборот.

Татьяна БОРИСЕНКО

1 Комментарий
  1. Ержигит говорит

    а где адрес этого интерната

Комментарии закрыты.