The news is by your side.

Услышьте нас!

640x360_BRAvHpVJ4pQS

Скандал разразился в благородном семействе

Еще один хозяйственный спор намечается в Жуалынском районе. Мы уже рассказывали о том, как там вспыхнул земельный скандал между двумя хозяйствами, одно из которых оказалось после административно-территориальной реформы в соседнем Жамбылском районе. Теперь свое недовольство выражают члены кооператива «Бирлик», до недавних пор считавшегося весьма успешным. По мнению крестьян, начальство не реагирует на происходящие странности, а их предложения и вопросы остаются без внимания. 

Опять задержка!

ПК «Бирлик» — одно из самых крупных агроформирований в районе, было всегда на хорошем счету. Здесь около 1700 гектаров земель, в основном выращиваются зерновые колосовые. Есть более 300 голов крупного рогатого скота. В общем, потенциал для развития неплохой.

Но, видимо, не все здесь так гладко, как кажется на первый взгляд. Такие выводы можно сделать из письма, которое в адрес редакции отправили члены кооператива, жители села Журумбай и соседних населенных пунктов. Наш корреспондент встретился с авторами весьма интересного заявления, чтобы детально разобраться в их претензиях.

Сразу отметим, что аналогичные жалобы направлены также в адрес ряда государственных структур. В начале письма его авторы Нуржан Корганбаев, Александр Баранов, Адильхан Бейнеуов, Бауыржан Байболатов, Кабылбек Умбеталиев и другие (всего около 30 подписей) указывают на то, что в кооперативе нерегулярно выплачивается заработная плата. Многие работники получают ее лишь спустя семь месяцев.

— Так было в начале этого года, — говорят Александр Баранов и Нуржан Корганбаев. — Мы жили без денег около семи месяцев, а когда получили зарплату — прослезились. На руки мы и наши коллеги получили по 60 — 100 тысяч тенге, что составляет примерно от 8,5 до 15 тысяч тенге в месяц в среднем. Я понимаю, что на селе зарплата низкая, но не до такой же степени!

Теперь же, по словам работников, очередная задержка зарплаты — ее не дают уже четыре месяца.

 

Средняя урожайность

Есть еще некоторые моменты в письме, которые кажутся странными.

«Сейчас идет уборка урожая, но руководители специально медлят с ней. Это даст им возможность объявить членам кооператива о низком сборе урожая», — говорится в заявлении. Его авторы утверждают, что в процессе жатвы некоторые хозяйства прибегают к хитростям для снижения показателей урожайности. Делается это якобы для того, чтобы часть собранной пшеницы руководителям можно было упрятать в собственные, а не кооперативные закрома. Кроме того, порой крепят магниты на весах, на которых взвешивается собранное зерно. Стрелки весов при этом не поднимутся выше определенной отметки.

— Где гарантия, что подобное не практикуется и в нашем хозяйстве? — спрашивает Александр Баранов. — По нашим подсчетам, мы завозим достаточно пшеницы и ячменя, но данные идут очень низкие. И если рассуждать здраво, то опять появляются вопросы: почему у нас постоянно низкая урожайность? Ведь всходы получаются прекрасными! В этом году пшеница также уродилась на славу. Но ее очень долго не убирали, довели дело до дождей, после которых о высоких показателях урожайности говорить не приходится. Но даже при этом документальные показатели в хозяйстве получаются уж очень низкими по сравнению с тем, что мы ожидали.

По словам крестьян, почему-то руководители хозяйства допускают обработку зерна на току совместно с другим частным хозяйством. Затем коллеги забирают себе большую часть зерна, а бирликовцы довольствуются малым. Такой неравный дележ объясняется тем, что будто бы у соседей хороший и качественный урожай. Работники кооператива с этим не согласны, но на просьбы разобраться никто не реагирует. Сейчас, по оценкам крестьян, можно было бы рассчитывать на урожайность около 20 центнеров с гектара, но сколько объявят официально, неизвестно. При низких показателях в кооперативе будет несколько причин для объяснений, главная из которых — поздняя уборка.

— Но ведь с уборкой руководители сами затягивали! — говорят крестьяне. — Да и в период сенокосной кампании наша техника работала на соседних полях, принадлежащих частному лицу. Из-за этого клевер пропал примерно на 300 гектарах. Вообще же чем меньше будет итоговый сбор зерна, тем меньше выдадут членам ПК в качестве дивидендов. В прошлый сезон крестьяне получили по десять мешков сечки. Неужели это все, чего мы заслуживаем?

 

Замкнутый круг

Заявители также говорят о том, что многие вопросы они выносят на рассмотрение правления кооператива, но ни один из них не решается. На общее собрание надежды тоже мало: мол, к нему руководство готовится так, что собирает выгодное для себя большинство.

В этой спорной ситуации сразу же возникает резонный вопрос: почему бы членам ПК не выйти из ее состава, забрав свои земельные паи? Но ответ лежит на поверхности: в этом случае крестьян если и отпустят, то могут выдать заведомо невыгодные бугровые земли, расположенные, к примеру, где-нибудь в предгорьях или каменистой местности.

В общем, для работников формирования получается замкнутый круг, из которого выйти нельзя, а жить подобным образом уже не хочется.

— Мы также хотим знать, куда пропали пять лошадей, принадлежащих хозяйству, — рассказывают сельчане. — Мы подошли к одному из руководителей и спросили: почему вы не ищете пропавших лошадей, ведь прошло уже больше 20 дней? И почему в разгар уборочной страды продается грузовая машина всего за 300 тысяч тенге? Вместо ответа нам просто нагрубили.

Вот и пришлось крестьянам обивать пороги различных инстанций в поисках справедливости.

 

Кто виноват?

— Мы уже устали от этого бардака, — вздыхают заявители. — Когда-то наше хозяйство считалось одним из лучших в области, но сегодня создается такое впечатление, что нам недалеко до банкротства. Ведь нет никаких предпосылок для повышения урожайности, поднятия хозяйства на новый уровень, экономической стабильности и нормальной заработной платы.

По словам работников агроформирования, зарплата в 30 — 40 тысяч тенге для них является пределом мечтаний, но выживать на 10 — 15 тысяч тенге просто нереально. Ведь сегодня уже никто из молодежи из близлежащих сел не стремится в кооператив на работу. В поисках лучшей доли люди уезжают в город. Так кто же завтра будет работать на полях?

Впрочем, само руководство ПК «Бирлик» достаточно спокойно воспринимает претензии работников.

— Никакого преднамеренного обмана или случайных ошибок на току или на весах быть не может, — говорит руководитель хозяйства Еркын Алимбаев. — У нас там налажена система учета, за процессом наблюдают сразу несколько человек, в том числе члены правления. Отчетность строгая идет. А заработная плата работников зависит от выработки, от того, насколько хорошо они трудятся. Кому-то больше начислили, кому-то меньше, отсюда возникают вопросы. Что касается урожайности, то сейчас еще рано говорить о результатах. Мы предполагаем, что она будет ниже, чем средняя по району. Но на то есть объективные причины.

Руководство «Бирлика» выразило готовность продемонстрировать процесс уборки урожая и существующего учета прямо на месте. Члены же кооператива, обратившиеся в редакцию с заявлением, настаивают на адекватных и понятных объяснениях по поводу всего, что творится в хозяйстве. До сего дня их обращения оставались без внимания.

От редакции. Мы надеемся, что в отношении подписавшихся под заявлением людей не будет оказываться давление со стороны руководства ПК «Бирлик». Обе стороны могут найти общий язык и перейти от наметившейся конфронтации к цивилизованному диалогу. Ведь в производственном кооперативе важно учитывать мнение каждого его участника.

Шухрат ХАШИМОВ

Комментарии закрыты.