The news is by your side.

Аким ТАРАЗИ: Писатели должны стоять в очередях

О земляках, о жизни и о себе…

На днях известный писатель, драматург, сценарист, лауреат Государственной премии РК, заслуженный деятель Казахстана Аким Ашимов, более известный под литературным псевдонимом Аким Тарази, отмечает 80-летний юбилей. Автор романов «Путь к черной звезде», «Жаза» , «Москва — Баласаз», «Тасжарган», ряда пьес, сценариев казахстанских фильмов сегодня по-прежнему находится на творческом подъеме. Он продолжает писать и одновременно преподавать студентам литературное мастерство. И несмотря на нехватку времени, согласился ответить на вопросы нашего корреспондента.

 

Берегите мгновения

— Аким Уртаевич, Вы, наверное, чувствуете, что жамбылцы любят Вас и уважают. А Вы сами ощущаете себя жамбылцем?

— Безусловно. Ведь не случайно я взял себе литературный псевдоним Тарази. Я родился в Алма-Ате, но с шести лет жил в Джамбулской области, с ней связано много воспоминаний. Я рос в трех районах области, но особенно дорога мне железнодорожная станция, где я учился в средней школе имени Кагановича. Это была абсолютно болотистая местность, до города тогда было несколько километров. А рядом, примерно в ста метрах, была школа имени Ленина, располагавшаяся в каменном здании. Я в тех краях очень любил гулять. К сожалению, в последнее время приезжаю в Тараз раза два в год, хотя раньше удавалось чаще выбираться. Когда я вижу новые здания в городе, обновленную площадь, то радуюсь вместе с вами.

 

Наше досье

Аким Тарази родился в 1933 году в Алма-Ате. Трудовую деятельность начал Известный писатель, драматург, сценарист, лауреат Государственной премии РК, заслуженный деятель Казахстана Аким Ашимов, более известный под литературным псевдонимом Аким Таразиучителем начальной школы в ауле Ынтымак Луговского района Джамбулской области. В 1957 году окончил филологический факультет Алма-Атинского педагогического института имени Абая, в 1962 году — Высшие сценарные курсы в Москве. Был фельетонистом журнала «Шмель», ответственным секретарем газеты «Казахстан пионери», секретарем Союза кинематографистов Казахстана.

Перу Акима Тарази принадлежат повести «Пистолет» (1959), «Комета» (1965), «Большой аул» (1968). По сценариям писателя поставлены фильмы «Следы уходят за горизонт», «Звучи, там-там», «Караш-Караш». Ряд книг Тарази переведен на русский, китайский, английский, венгерский и финский языки. Награжден орденом «Құрмет».  

 

— А где больше всего любите отдыхать?

— Я сейчас ловлю себя на мысли, что никогда и нигде не отдыхал. Вы первый, кто задал мне этот вопрос. Все свои командировки и отпуска я посвящал тому, что писал. За всю свою жизнь посетил около 30 — 35 зарубежных стран, но и там не забывал о творчестве.

— А жизнь «за бугром» сильно отличалась от нашей?

— Я никогда не сравнивал жизнь в нашей и чужой стране, никогда не допускал мысли миграции. Мой патриотизм не позволял делать этого. Все-таки не зря говорят: в гостях хорошо, а дома лучше. Жизнь в нашей республике полна приятных мгновений, которыми каждый из нас должен дорожить.

— Вы часто задумываетесь о смысле жизни?

— Естественно, что каждый человек думает об этом. А когда ты еще и писатель, то вопросы мироздания мучают тебя вдвойне. Зачем же существует земной шар — загадка, разгадки которой пока нет. А есть еще Млечный Путь, Вселенная. В Коране вообще написано, что существует 18 тысяч Вселенных. Как себе представить это, как вместить в человеческий мозг такую картину? Ведь невозможно представить бесконечность одной только нашей Вселенной, где, как известно, до десяти миллиардов звезд. Философские вопросы очень часто задаешь самому себе в жизни, а ответы на них ищешь в своих произведениях.

 

Болезни общества

— А если рассуждать более приземлённо, то какие проблемы в стране волнуют Вас больше всего?

— Я ратую за развитие казахского языка, и меня все больше удивляет, что молодые люди коренной национальности не спешат говорить на родном языке. Впрочем, и женщины среднего возраста тоже не торопятся освоить его. Поймите меня правильно — я не хочу поучать кого-то. Только вижу, что огромные усилия, которые прикладывает государство для создания соответствующих условий, порой становятся напрасными. И учить язык нужно не для того, чтобы изъясняться друг с другом или читать мои романы. В богатейшем казахском языке около 146 тысяч слов, и владеть им — значит чувствовать гармонию родного народа и родной земли, быть духовно развитым представителем своей нации.

Какие еще проблемы могут волновать? Вот сейчас все врачей ругают. Мол, плохо обслуживают, ошибаются. Я к этому очень спокойно отношусь. Да, меня как гражданина оскорбляет, что иногда в поликлинике обслуживают недалекие врачи. Но, с другой стороны, прекрасно понимаешь, почему это происходит. Ведь среди медиков тоже есть талантливые люди, заурядные личности и настоящие проходимцы.

— Вашему терпению можно позавидовать. Людям стоит день просидеть в очередях в поликлинике, чтобы потом разразиться тирадой в адрес системы здравоохранения.

— Вы знаете, а я люблю стоять в очередях. Люблю быть простым человеком. Писателю необходимо видеть и чувствовать верхи и низы. У меня есть автомобиль, но я предпочитаю пройтись пешком или проехаться в общественном транспорте. Бываю по нескольку часов на базарах, вокзалах, а потом выслушиваю нотации супруги. Но иначе я не могу, так как нуждаюсь в выходе в жизнь, в ее самую гущу.

— А жизнь сегодня такова, что стоит только включить новости, чтобы хлебнуть порцию чернухи. Где-то аварии, где-то убийства, где-то скандалы.

— На мой взгляд, казахстанские телеканалы не оторвались от реальной жизни и рассказывают о том, что происходит. Телевидение всегда было отражением нашей действительности. А стоит включить кабельное телевидение со множеством зарубежных каналов, так там вообще сплошной негатив. Возьмите Америку. Телевидению приходится рассказывать о том, как стреляют на улицах или в колледжах, и это уже сигналы о болезнях общества.

 

Не словом единым

— Каково состояние казахской литературы?

— Я всегда утверждал и скажу в очередной раз: казахская литература является одной из богатейших в мировом масштабе. Но беда в том, что она очень мало переводится на другие языки мира. А в союзные времена существовал комитет по переводам, с хорошим финансированием. Сейчас некому сказать об этом. Я несколько раз поднимал на различном уровне вопросы необходимости переводов произведений на русский, английский, французский языки, но бесполезно. По-хорошему, нам нужен вуз или факультет, который бы готовил на масштабной основе переводчиков арабского, персидского, японского, индийского, китайского языков. Поверьте, в республике есть немало произведений разных авторов, которые достойны того, чтобы их прочитали миллионы людей в других странах.

— В том числе и молодых авторов?

— Да, есть, есть у нас такие! Появляются интересные прозаики и поэты, пытаются найти себя, но через два-три года куда-то пропадают. Наверное, ищут себя в другой сфере. В результате сегодня литература стала делом каждого и всех. Начинают писать книги и романы те, кому это совершенно не нужно делать. Огромные деньги потрачены на выпуск красочных изданий, которые потом пачками лежат на складах. А таланты пропадают.

Книги Акима Тарази продаются и за рубежом.

— Может быть, все дело в том, что на литературе сегодня не заработаешь?

— Увы, не то чтобы тяжело жить на литературе — невозможно! Я сегодня нахожусь на пенсии, мне 80 лет, но я преподаю в вузе вот уже 20 лет.  Мне нравится общаться с молодежью, и я люблю эту работу. Но с другой стороны, теряю время, хотя мог бы использовать его для работы над эссе. Зарплата у меня ниже среднего, даже вкупе с доходами супруги не хватает на то, чтобы содержать семью из четырех человек. Ведь у меня сын и дочь — школьники, которых нужно еще обеспечивать.

— Проблема литераторов, по-видимому, еще и в том, что у нас нет, как в России, крупных издательств, которые могли бы не просто напечатать, но и распространить книгу, «раскрутить» автора?

— Издательства есть. Но нет гонораров. Издательствам государство выделяет средства на выпуск от силы двух тысяч экземпляров книг. А автор остается ни с чем. В 2008 году я выступил по этому вопросу перед Президентом страны Нурсултаном Назарбаевым, когда он принял писателей. Глава государства распорядился, чтобы авторам выдавали гонорар из расчета 100 тысяч тенге за печатный лист. Мы обрадовались, тут же раздали восторженные интервью. Вскоре выделили 183 миллиона тенге только на гонорары — неслыханная сумма! Парламент утвердил эту цифру, но… деньги до нас так и не дошли.

 

Путешествие в себя

— А что читают сами писатели на досуге?

— У меня и моей супруги, я считаю, богатые библиотеки. У каждого — своя. Недавно я показал библиотеку своим студентам и сказал им: здесь нет ни одной книги, которую бы я не прочитал. Меня может увлечь любая сколь-нибудь интересная вещь.

— А сами себя перечитываете?

— Да, весь прошлый год я перечитывал собственные произведения. Это своего рода путешествие в себя, в свой внутренний мир.

— Кстати, Ваш роман «В тени протуберанца» недавно был переведен на английский язык. Неужели и на этом не заработали?

— Да, роман был переведен по линии Министерства иностранных дел, в бюджете которого заложены средства на подобные цели. Книга распространяется по системе е-Bау (через интернет-магазин). Но я, как выяснилось, не имею права претендовать на гонорары, потому что договор подписывало Посольство Казахстана в Великобритании. Между тем в прессе писалось, что было продано более миллиона экземпляров книг. Но я не в обиде. Главное, чтобы произведение прочитали как можно больше людей.

 

Важнейшее из искусств

— Вы были одним из первых профессиональных сценаристов «Казахфильма». А современные фильмы, которые снимаются в нашей стране, Вам нравятся?

— 19 лет моей жизни прошло в кино. Был редактором, главным редактором, лет десять руководил Союзом кинематографистов Казахстана. Так что в кино, можно сказать, я свой человек. Но, положа руку на сердце, выделить что-либо сегодня трудно. Понравилась лента «Жаужурек Мың Бала» Акана Сатаева. В большинстве же других фильмов не хватает души, разит мелкотемьем. Хотя режиссеры этих фильмов, надев модные европейские костюмы, уже считают себя асами кино.

— Похоже, Вы считаете себя советским человеком?

— Напротив, мне абсолютно легко было перестроиться в новых условиях. Больше половины романов я писал в союзное время, и писал от сердца. Но мне везло — я счастливо обходил цензуру. Наверное, потому, что работал на ответственных должностях, а цензоры побаивались чинов.

— Аким Уртаевич, поздравляю Вас с юбилеем и желаю Вам здоровья, счастья и творческих успехов!

— Спасибо. В свою очередь я желаю своим землякам-жамбылцам всех благ и процветания.

Шухрат ХАШИМОВ

Комментарии закрыты.