The news is by your side.

Белые пятна

Ценность отношений определяется не количеством ссор, а скоростью примирений.

Законы нуждаются в совершенствовании

Трудовое законодательство не догма, а постоянно меняющийся документ. Если первый закон Республики Казахстан о труде 1993 года содержал всего 34 статьи, то ныне действующий кодекс 2007 года — уже 341. Но трудовые отношения продолжают видоизменяться, и кому как не юристам знать, что многие его положения вновь нуждаются в корректировках. 

— Последнее крупное изменение в Трудовом кодексе произведено 17 февраля 2012 года, были дополнения в законодательном акте и в связи с передачей функций республиканского значения на местный уровень. И тем не менее возникают вопросы, имеются несоответствия, — комментирует заместитель начальника департамента по контролю и социальной защите по Жамбылской области Владимир Борода.

И нестыковкам этим порой приходится просто удивляться. Возьмем такое понятие, как мать-одиночка. Например, в случае сокращения штата матери-одиночки не подлежат сокращению до исполнения ее детям 14 лет, пользуются иными привилегиями.

Но есть и другие категории, например, когда женщина в связи с потерей кормильца становится вдовой, и ей по закону положены выплаты государственных социальных гарантий, в случае гибели мужа при аварии или несчастном случае на производстве предприятие также выплачивает определенную сумму. Но одиночки такими защитными социальными правами не обладают, а в практике трудовых отношений понятие «мать-одиночка» вообще исчезло.

— Когда дело доходит до судебных разбирательств, мы руководствуемся термином «мать-одиночка», как написано в законодательном акте, а судьи начинают приравнивать к матери-одиночке женщину, которая, находясь в браке, потеряла супруга. Это одна из коллизий, для разрешения которой требуется конкретизация вопросов с разделением дифференциальных групп и определением точных формулировок, — акцентирует собеседник.

Следующее разногласие — оплата дополнительного трудового отпуска за работу во вредных, особо вредных и опасных условиях труда, который плюсуется к основному. В законе написано, что он дается на 6, 12 и другое количество дней. Лица, получившие такой отпуск, отзыву на работу не подлежат, то есть должны полностью отгулять основной отпуск и дополнительный. В то же время следующая статья гласит: работник имеет право разделить свой отпуск на две части. Однако нигде не прописано, к какой части прибавляется дополнительное время отпуска — к первой или ко второй. И не получится ли так, что часть отпуска останется неиспользованной?

— Есть вопросы, требующие конкретизации в оплате трудовых отпусков и командировочных расходов. В законе четко написано, что работнику оплачиваются проездные, суточные, квартирные и так далее, также он может взять аванс перед выездом в командировку. Но время оплаты командировочных нигде не определено, в результате работодатель оплату за январскую командировку может произвести лишь в декабре. Данный вопрос, как говорится, лежит на поверхности, но остается нерешенным, хотя его можно было урегулировать по договоренности по прибытии работника из командировки, — комментирует ситуацию В. Борода.

Вообще тема деловых отношений весьма сложна и щепетильна, и многие стараются обойти закон. Взять, к примеру, сокращение штатной численности. Раньше сокращаемому полагались компенсационные выплаты, равные размеру среднемесячной заработной платы. Последняя поправка позволяет работодателю вместо компенсации предложить иную работу. Однако если работник от нее отказался, то компенсация не выплачивается, хотя предлагаемая работа может не соответствовать уровню образования и быть ниже по оплате. Естественно, если сокращаемому инженеру высокой квалификации предложат вакансию дворника, он от нее откажется и потеряет не только место, но и компенсацию.

И еще один актуальный вопрос мы попросили прокомментировать Владимира Ивановича — о внесении дополнений в законодательство о пенсионном обеспечении граждан:

— Все знают, что открыт Единый пенсионный накопительный фонд, куда перечисляются удержанные с работника обязательные пенсионные взносы в размере 10 процентов, а с работодателя будут удерживать пять процентов лицам, работающим во вредных условиях и на опасных работах. Статья хорошая, правильная.

Но есть и другой аспект в этом хорошем деле, на котором не мог не остановиться В. Борода: непорядочность некоторых руководителей и даже служб. К примеру, работодатель, на чьем предприятии присутствуют вредные условия труда, проводит периодическую переаттестацию производственных объектов, в ходе которой договаривается с проверяющей организацией, и последняя дает заключение, что вредная профессия электросварщика не такая уж и вредная, поскольку все проведенные замеры в норме и отвечают условиям труда. Это означает, что работодатель имеет право не платить работнику за вредность.

— У нас в стране 140 организаций наделены правом заниматься аттестацией производственных объектов, из них только процентов 15 имеют собственные лаборатории, способные делать замеры. Остальные привлекают сторонних лиц, замеряют параметры предельно допустимых концентраций или шума и делают свои выводы. То есть создается прецедент, когда показатели можно спокойно вытянуть в лучшую сторону, вредная работа становится невредной и выплаты людям уже не полагаются. Поэтому назрел вопрос о том, чтобы проводящий аттестацию орган в обязательном порядке проходил аккредитацию. У нас же этими полномочиями пользуются зачастую те, кто практически не должен иметь таковых, зато они имеют свою выгоду. Данные поправки надо вносить в ближайшее время в обязательном порядке, и государство в этом должно быть заинтересовано: в стране порядка 600 тысяч людей работают в опасных и вредных условиях, и они должны быть защищены, — поясняет собеседник.

Аналогичных примеров в арсенале юристов найдется немало, и они стараются показать проблему, довести ее до логического решения. Ну а рядовым работникам остается следить за изменениями и дополнениями, вносимыми в законы, и уметь отстаивать свои права.

Наталья ПЕРФИЛЬЕВА

Комментарии закрыты.