The news is by your side.

Берут под крыло

Малоимущим семьям без продуктовой помощи пока не обойтись

Общественники помогают землякам выйти из личного кризиса

Жительница Тараза Алмагуль Дюсембаева известна в городе тем, что помогает вернуться в нормальную жизнь людям, оказавшимся на дне. Для нее неважно, как человек стал бездомным, безработным или пристрастился к вредным привычкам. По словам этой отважной женщины, главное — сделать добро, которое возвращается потом сторицей, когда бывший бомж становится полноправным членом общества. 

Свою благородную миссию Алмагуль начала давно, еще в 90-е годы прошлого века. На прочную основу эта деятельность встала десять лет назад. И только в конце 2019 года Алмагуль решилась, собрала необходимые документы и зарегистрировала общественное объединение под названием «Спасительный круг».

— Алмагуль Булатовна, почему вы выбрали именно это направление работы? Зачастую ведь в таких ситуациях не будет желаемого результата…

— Я не согласна, что помощь может не приносить благодарности. В моей практике больше положительных моментов, чем отрицательных. А помогать людям я стала потому, что сама в юности находилась в трудной жизненной ситуации. Я жила в общежитии в пятом микрорайоне областного центра, мама и сестра пили, у племянников не было никаких документов. Я, когда стала самостоятельная, их потом с трудом устроила в школу. У сестры тоже не было паспорта, и мы даже обращались в прокуратуру, чтобы вернуть ей статус гражданина Казахстана. Нам помогали и в миграционной полиции. А пока у сестры не было документов, она не могла получать пособие на детей, жила в страхе, что малышей заберут.

— И как вы жили в то время?

— Я торговала на рынке, чтобы прокормить себя и своих близких. Вообще-то я по специальности швея, у меня четвертый разряд. Сначала работала в ателье, но там очень мало платили, поэтому встала за прилавок. Потом нашлись люди, которые стали нам помогать. Конечно, они не приходили каждый день, но раз в месяц появлялись в нашем общежитии. Приносили продукты, кому-то помогали восстановить документы, оформить прописку. Я тогда удивлялась и спрашивала, зачем им это надо.

— Можно поинтересоваться, кто были эти люди?

— Главным у них был мужчина, который в свое время очень сильно пил и даже чуть не умер в подвале. Потом он смог преодолеть эти трудности, встал на ноги и стал помогать другим. Но я хочу вернуться к теме нашего разговора. Дело в том, что наша семья жила в общежитии на птичьих правах. Нам от акимата просто дали комнату, сказали: живите, а жилье это фактически принадлежало другим людям. Они могли в любую минуту прийти и выселить нас. Поэтому я сама прекрасно знаю, что такое трудности, и знаю, что без посторонней помощи не все могут справиться с ними.

— Значит, вы, создавая свое общественное объединение, решили взять на себя миссию по спасению тех, кто попадает в жизненный водоворот. Трудно было получить регистрацию?

— Напротив, получить регистрацию оказалось просто. Другой вопрос, что мне было непросто принять это решение. Хотя я и мои соратники помогаем людям уже десять лет.

— С чего вы начинали?

— К 2010 году жить нашей семье стало легче. Сестра перестала пить, я ее устроила на работу. Мама стала получать пенсию. И мы начали делиться тем, что имели, с нашими соседями — кому материальную помощь окажем, кому советом поможем. Со временем люди стали обращаться к нам сами. У кого-то сахара нет к чаю или крупы, чтобы суп или кашу сварить, — они к нам стучатся. Мы никому не отказывали, а сахар, крупы и овощи мешками покупали для таких случаев. Я на это специально часть денег со своей зарплаты откладывала.

— Вы и сейчас нуждающимся продуктовые наборы отвозите?

— Без этого пока некоторым малоимущим семьям трудно приходится. Но сейчас наша помощь обусловлена стремлением интегрировать в общество человека, попавшего в сложную, порой невыносимую жизненную ситуацию. Мы ставим задачу вернуть бездомного, алкоголика или наркомана в нормальную жизнь.

— Согласно китайской мудрости, чтобы накормить человека, нужно подарить ему удочку. А вы, если я правильно поняла, кормите своих подопечных рыбой.

— Удочки мы тоже дарим, но сначала кормим. У меня дома есть швейные машины, и мы учим женщин шить, а затем устраиваем на работу в ателье и реставрационные мастерские. Мужчин обучаем профессиям, которые помогают им зарабатывать на жизнь. В качестве учителей выступают члены нашего общественного объединения. Часто наши подопечные обучают друг друга, так как многие из них уже имеют профессию. И через некоторое время те, кто ничего не умел, осваивают специальности электрика, столяра, токаря, автослесаря и так далее. Мы им впоследствии помогаем с трудоустройством.

— Каким образом люди выходят на вас?

— По-разному. Кто-то приходит сам, кого-то находим на улице или в подвале. Дальше мы человеку даем возможность в течение трех месяцев адаптироваться, отдохнуть от всяких мыслей. При этом применяем принцип психологии «строительство заборов». То есть изолируем своего подопечного от среды, из которой он пришел к нам. При необходимости привлекаем медиков, психологов, других специалистов.

— Все эти три месяца человек живет у вас?

— Он живет у нас столько, сколько необходимо для его полного физического и психологического выздоровления. Часто на это уходит значительно больше трех месяцев.

— Выходит, за десять лет, что вы занимаетесь спасением людей, у вас уже отработан четкий алгоритм действий. Но откуда вы берете ресурсы на осуществление своей деятельности? Понятно, что только собственных средств на это не хватит.

— Действительно, однажды мы поняли, что своими силами обойтись не сможем. Тогда обратились к друзьям, которые сейчас живут в Германии. Они помогают небольшими суммами. Сейчас мы купили скромный дом, в котором живут моя семья и те, кто проходит адаптацию. И я не могу точно сказать, скольким людям за это время нам удалось помочь. Многие из них работают у нас волонтерами. Когда мы добиваемся поставленной цели, то знаем, что эти мужчины и женщины, юноши и девушки, подростки смогли выбраться из омута, обрели надежду и осмыслили свое предназначение.

Людмила МЕЛЬНИК

Комментарии закрыты.