The news is by your side.

Деловой настрой

Депутаты ставят острые вопросы и требуют ответов.

Представительная власть нашла свою нишу

Парадоксально, но факт: о маслихатах люди имеют поверхностное представление. Знают, что там заседают депутаты и что-то решают. Работа же местных исполнительных органов, как правило, на виду. Именно в акиматы чаще всего идут граждане со своими проблемами, запросами и предложениями. А что же власть представительная? Какова ее роль в политической, экономической и социальной жизни региона? Что разнит и что объединяет эти две ветви? 

Если заглянуть в историю становления представительных органов, то обращает на себя внимание то, что сначала они назывались несколько мудрено — «маслихаты-собрания депутатов». Потом народные избранники посчитали, что это определение какое-то неуклюжее. В итоге слово «собрание» убрали.

Немало копий в свое время было сломано в спорах о том, какими должны быть местные представительные органы и каково вообще их место на властном Олимпе. Пережили, например, настоящую чехарду сначала с созданием, а затем с упразднением президиумов Советов народных депутатов, затем было слияние Советов с местными администрациями, после чего их вновь разъединили на акиматы и нынешние маслихаты. Иными словами, шел поиск новых форм деятельности органов власти в молодом суверенном государстве, взявшем курс на демократизацию общества.

Много воды утекло с тех пор. Сегодня можно сказать, что представительные органы нашли свою нишу во властной структуре нашего общества. Примеры? Пожалуйста! В соответствии с действующим законодательством к компетенции маслихатов отнесено утверждение бюджетных программ, которые реализуют местные исполнительные органы. Без согласия местных «парламентариев» не могут назначать акимов. Составы окружных и территориальных избирательных комиссий теперь утверждаются на сессиях маслихатов.

Все эти факты говорят о доверии к органам представительной власти. Вот еще пример: депутат областного маслихата Асаубай Майлыбаев и на сессиях, и в средствах массовой информации поднимал вопрос об упорядочении работы таразских рынков и в особенности Зеленого базара. На территориях рынков давно нужно было кардинально решать проблемы антисанитарии, пожарной и дорожной безопасности. К тому же в самом центре города много лет безуспешно планировались археологические раскопки. Депутат бил тревогу по этому поводу. И вот лед тронулся: базары перенесены на окраины города.

Вспоминается мне также и проведенная весной 2011 года сессия, посвященная проблемам развития массового спорта в регионе. Благодаря инициативе депутатов в области появились футбольные поля с искусственным покрытием, детские игровые площадки во дворах многоэтажек Тараза, Жанатаса, Каратау и в районах.

Надолго мне врезалась в память поездка депутатов в Жанатас в начале 2000 года. Он в то время представлял собой город-призрак: безлюдные улицы, сотни брошенных квартир. В некоторых пятиэтажках проживало всего по три-четыре семьи. Из-за них в холодное время года приходилось отапливать полностью весь дом.

Местные власти разработали программу оптимизации жилья. Но чтобы сделать пригодным для проживания один 65-квартирный дом, необходимы были десятки миллионов тенге. А таких средств в казне города-призрака не было. В итоге народные избранники приняли региональную программу возрождения малых городов. Сейчас все изменилось, Жанатас ожил.

Эти примеры говорят о том, что маслихат имеет влияние на принятие важных решений. В этом я не раз убеждался. Приведу пример. Областной бюджет, это не секрет, на 80 процентов подпитывается из республиканских источников. Поэтому народные избранники не раз вносили предложения по изысканию дополнительных средств для увеличения доходной части местной казны.

Все тот же депутат Асаубай Майлыбаев привел на одной из сессий следующие расчеты. Так, в области проживает 400 тысяч человек трудоспособного возраста. Их средняя заработная плата в то время составляла 32,5 тысячи тенге. Следовательно, за год налогов должно было бы поступить 16 миллиардов тенге. На деле же местные мытари собрали 7,5 миллиарда тенге. После этой сессии все вопросы, связанные с бюджетом, проходили в маслихате и первое, и второе чтение. И только после этого получали одобрение народных избранников. Депутаты свое главное внимание сосредоточили на вопросах формирования и целевого использования бюджетных средств. В итоге удалось добиться заметных подвижек в этом деле. То есть руководители бюджетных программ стали бережнее относиться к государственному кошельку. А сам областной бюджет заметно вырос. Если в 1994 году (в год рождения маслихатов) поступления составляли 1,6 миллиарда тенге, то нынче — больше 100 миллиардов.

Правда, надо честно признаться, депутатам иногда все-таки не хватало мужества в отстаивании своих позиций в спорах с исполнительной властью. Так, за все годы моей работы в аппарате областного маслихата, а это аж четыре созыва подряд, я не припомню случая, когда народные избранники хотя бы раз отклонили проект бюджета, предложенный акиматом.

В плане модернизации государственного управления сделано немало. Но жизнь не стоит на месте. К концу работы маслихата четвертого созыва его ревизионная комиссия была преобразована в государственное учреждение «Ревизионная комиссия Жамбылской области». Круг ее обязанностей остался прежним — контроль за исполнением местного бюджета. Возникает вопрос: зачем реформировали прежнюю комиссию? Дело в том, что в ней был малочисленный штат освобожденных работников. Силами депутатов, даже с привлечением специалистов со стороны, сложно было контролировать финансирование всех бюджетных программ. Фактически депутатская ревизионная комиссия за месяц успевала провести всего три-четыре проверки. Думаю, что реформа была оправдана, тем более что нынешняя ревизионная комиссия остается подотчетной маслихату.

Быть депутатом — большая ответственность. Доверие людей нельзя потерять. Считаю, что мне повезло работать вместе с такими народными избранниками, про которых избиратели говорят: «Депутат у нас что надо». Это Асаубай Майлыбаев, Совет Калмамбетов, Саят Саргаскаев, Сембек Сейдазимов, Еркинбек Солтыбаев, Жалгас Таукебаев, Александр Шлегель и другие. Каждый из них внес достойную лепту в благополучие жамбылской земли. У них есть чему поучиться другим депутатам. В том, что маслихаты стали одной из крепких ветвей властного древа, есть и их заслуга.

Прошло 20 лет со дня образования местных представительных органов. За это время они показали себя нужными нашему обществу, доказали, что депутатское слово и дело имеют значение и что народные избранники многое могут решить. Маслихаты действительно становятся, как сказал Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, основой местного самоуправления в нашей стране.

Сагатулла КАЛЫМБЕТОВ,
ответственный работник аппарата областного маслихата
I — IV созывов

Комментарии закрыты.