The news is by your side.

Дикая красота пустыни. Об уникальности заповедных мест Жамбылской области

Об уникальности заповедных мест Жамбылской области

В последние годы в мире становится популярным экотуризм, предполагающий пребывание в уединенных местах с максимальным отсутствием цивилизации и минимальным воздействием на окружающую среду. Именно такой вид туризма мог бы стать визитной карточкой Жамбылской области, на территории которой можно познакомиться сразу с несколькими природными зонами — от знойных песчаных пустынь до альпийских лугов и снежных горных вершин Тянь-Шаня.

Заповедным уголком дикой, не тронутой цивилизацией природы остается пустыня Бетпакдала, или, как ее еще называют, «северная голодная степь», «бедственная равнина». Эта практически безлюдная пустыня, одна из самых больших глинистых пустынь в мире, расположилась между низовьями рек Сарысу, Шу и озером Балхаш, на территории трех областей Казахстана — Карагандинской, Туркестанской и Жамбылской.

Огромная пустыня в два с половиной раза больше, чем размеры современной Бельгии, — 75 тысяч квадратных километров. И неудивительно, что пугающе бескрайняя, суровая и мало изученная территория обросла многочисленными преданиями и легендами.

По одной из таких легенд, вознамерившиеся напасть на казахские аулы джунгары двинулись через пустыню Бетпакдала, но заблудились. Тогда они поделились на две группы, одна из которых продолжила поход, а другая осталась ждать на месте. Из тех, что ушли, вернулись только двое, остальные погибли от голода и жажды в безжизненной пустыне.

Зимой здесь морозы достигают 40-50 градусов, а летняя жара — выше 40 градусов. В этой пустыне, как и во многих других, царит резко континентальный климат с присущими ему стабильно жарким летом, стабильно морозной зимой и малым количеством осадков, которых выпадает всего 100-150 миллиметров в год. Толщина снега зимой не превышает 10-15 сантиметров. Южные окраины Бетпакдалы содержат в изобилии пресные грунтовые (артезианские) воды, залегающие на глубине от двух до 30 метров. А вот питьевыми наземными источниками природная зона небогата. На поверхности встречаются лишь неглубокие соленые озера. Пастбища орошаются артезианскими колодцами, и Бетпакдала считается хорошим весенне-осенним пастбищем.

В недрах пустыни Бетпакдала — настоящий кладезь полезных ископаемых, среди которых золото, алмазы, уран. Несмотря на первое впечатление пустынности и безжизненности, люди, побывавшие в Бетпакдале в геологических экспедициях или на каких-то строительных, изыскательских работах, говорят о том, что ощутили завораживающую красоту и очарование этих мест.

Что касается растительного покрова, то он довольно скуден. Возвышенные участки преимущественно заняты черной и серой полынью. В каменистых пустынях холмов растут эфедра, ревень, саксаул. В солончаковых понижениях прекрасно себя чувствует полукустарник биюргун, на песчаных дюнах виднеются кустики крашенинниковия и карагана. Восточную часть местности с каменистой поверхностью облюбовало растение солянка. Весной можно повстречать ферулу и тюльпан. Довольно разнообразен животный мир Бетпакдалы. На северо-востоке нагорья обитают архары, олени, волки и лисы. На предгорных равнинах водятся куропатки, тетерева и дрофы, белки, ястребы, змеи, ящерицы, из парнокопытных джейраны и сайгаки, популяция которых в последние годы сильно сократилась из-за браконьеров. На территории безжизненной, на первый взгляд, пустыни расположился уникальный природный Андасайский государственный заказник, созданный для сохранения фауны.

В экспедицию по изучению фауны пустыни Бетпакдала отправился житель села Ертай Жуалынского района Жамбылской области Малик Нукусбеков. По роду деятельности Малик — фермер, в свободное время увлекается орнитологией, фотографированием растительного и животного мира дикой природы. По призванию он бердвотчер, то есть наблюдатель за птицами, это одна из форм изучения дикой фауны. Свои наблюдения и фотоснимки он публикует в социальных сетях. Читатели узнают много нового, интересного о родном крае, отмечая в комментариях, что никакая книга не сравнится с живым путешествием и изучением природы края своими глазами.

— Бетпақдала с казахского языка можно перевести, как «свирепая степь», которая летом сухая и жаркая — без воды, без единого родника, а зимой — малоснежная, с очень холодными и сильными ветрами, — говорит Малик Нукусбеков. — Такой трудный природный характер у этой степи в Центральном Казахстане. В своей экспедиции я побывал в тех местах, которые расположены на территории Жамбылской области. Приграничная территория Бетпакдалы по Жамбылской области начинается с правого берега реки Шу и тянется дальше на северо-запад.

Собеседник отметил, что раньше много читал про Бетпакдалу, особенно работы советского зоолога Виктора Селевина, который стал первооткрывателем этой пустыни в 20-х годах прошлого столетия. Мечтал он пройти по тем местам, которые описывал знаменитый зоолог, понаблюдать и изучить флору и фауну тех мест, увидеть все своими глазами.

— По некоторым обстоятельствам, к сожалению, в этой экспедиции пришлось пропустить цветение тюльпанов, так как они цветут в Бетпакдале во второй половине апреля, а я туда попал только в 20-х числах мая, — продолжает Малик Нукусбеков, — Сопровождали меня местные жители. Бетпакдалу называют пустыней, но здесь я не соглашусь. За два дня поездки встречались разные ландшафты — барханная пустыня, местами невысокие каменистые образования, густые саксаульные заросли. Но самое главное — здесь ровная степь, которой не видно ни конца, ни края, много такыра — глинистой потрескавшейся земли, на которой весной лежали талые воды от снега, а теперь это по форме напоминает мелкие многоугольники. Вода и камыши встречаются только на берегу реки Шу, и некоторые разливы рек чуть-чуть доходят в степь.

Проводники, по словам собеседника, удивили сразу, как проехали буквально километров 20.

— Местность называется Котыртас, и она действительно удивительная по красоте ландшафта. Небольшие по высоте камни похожи на закаменевшую лаву вулкана. Но самое главное то, что в этих камнях очень богатая и интересная орнитофауна. Гнездятся филин, разные каменки, жаворонки и прочее. Далее меня очень заинтересовала местность, на которой растет густой островок саксаульника. Заросли так густы, что внутрь пройти невозможно. Хотя уже был конец мая, когда у многих птиц выводятся птенцы, но в этом саксаульнике удалось найти свежее гнездо, которое еще строится. Построение гнезда очень было интересно — внутри него были постелены мягкие перышки серой куропатки. В этом округе мы встретили не только саксаульный лес, но и невысокие горные образования, в которых имелись глубокие пещерки, и некоторые из них были жилые. Перед входом в одну из пещер были кошачьи следы, — рассказал он.

По его словам, в Бетпакдале гнездятся канюки-курганники. Только за один день он насчитал 19 жилых гнезд этих птиц, и у всех были уже по три-пять птенцов разного возраста, от пуховичков до уже хорошо оперившихся.

— По пути встречались степные орлы, могильники, но гнезд этих птиц не встречал. Песчаный заяц толай, лисицы, корсаки попадались частенько. Так как в это время у самцов дрофы Джека уже закончилось токование, а у самок появились птенцы, осторожные самки с птенцами становятся еще более осторожными, и поэтому самок не видел. А после долгого токования самцы дрофы Джека неохотно улетали, когда замечали нас, — рассказал собеседник.

Интересная встреча произошла в ходе экспедиции, когда проезжали мимо реки Шу.

— Там в камышах я увидел пару серых журавлей. У меня особая симпатия к серым журавлям, а было время гнездования, и мне захотелось понаблюдать за этими птицами, собрать больше информации. Журавли своим поведением указывали на то, что у них где-то в камышах спрятаны птенцы. По времени эти птенцы уже должны были быть подросшими. Чтобы сделать пару кадров и понаблюдать спокойно, пришлось спрятаться в камышах, чтобы родители меня не заметили, и их тоже особо не стоило беспокоить. Спрятался, сижу наблюдаю птиц, никого не трогаю… И вдруг, откуда взялся, не знаю, — прямо на меня бежит барсук. Это же ночные звери, днем плохо видят, поэтому, думаю, если не встану с места, он пробежит прямо через меня, даже может задеть. Пришлось встать с места и показаться ему, он заметил меня только, когда я встал во весь рост. Но тем не менее, не сбавляя скорость, пробежал мимо меня метрах в двух. От неожиданности я не смог сделать хорошие кадры с журавлями. Когда остаешься с природой наедине, бывают разные истории. И это не первая моя встреча с барсуком днем во время наблюдения птиц.

Когда Малик Нукусбеков собрался в поездку по Бетпакдале, в глубине души у него, как он признался, была мечта на уровне сверхневозможного.

— Хотелось в природе увидеть зверька, который живет в этих местах в густом боялычнике, — говорит он. — Это такие заросли кустарника, без которого сложно представить себе Бетпакдалу. А заросли боялычника, в которых они снуют ранним утром и поздним вечером, сложно представить без этого зверька, которого прозвали «боялычная соня», или селевиния, по имени открывшего его зоолога Виктора Селевина. В 1938 году во время экспедиции в пустыню Бетпакдала зоолог Селевин случайно обнаружил неизвестного науке небольшого грызуна с огромными ушами, длинной густой серой шерсткой и длинным мохнатым хвостом.

Отметим, что селевиния — редкий и особенный грызун семейства «соневых», которые отличаются от «типичных» грызунов не только миловидной внешностью и покладистым характером, но и немного несвойственным для грызунов рационом питания. Предпочитает селевиния питаться насекомыми, а особенно саранчой. Причем, чтобы поймать саранчу, зверек использует различные уловки. Заслышав в густой траве стрекотание саранчи, он подбегает поближе и начинает издавать похожие звуки, которые это насекомое воспринимает как сигнал тревоги. После чего саранча спрыгивает на землю и попадает в цепкие лапки «сони». Зверек моментально хватает добычу и начинает отгрызать саранче голову и все незащищенные хитиновым покровом места. Селевиния, хотя и мала, но является большой обжорой. За сутки зверек может съесть столько же еды, сколько весит сам. Единственным «домом» селевинии являются пустыни Центрального и Восточного Казахстана, в частности, пустыня Бетпакдала. Густые и колючие заросли кустарников для этих небольших и юрких зверьков являются идеальным убежищем. Ни один хищник, будь то зверь или птица, не сможет пробраться сквозь эти заросли и достать грызуна. В теплое время года они спят прямо на опавших листьях, а зимой, с наступлением холодов, выкапывают себе норки и уходят в спячку. Поспать они любят в любое свободное от добывания пропитания время. Прежде чем выйти на охоту, зверек готовится, приводит себя в порядок — усиленно начищает лапками мордочку и расчесывает шерстку. И только после этой процедуры, чистый и довольный, отправляется «на дело». Засуха этим зверькам не страшна, так как они долгое время могут обходиться без воды, довольствуясь влагой, получаемой из пищи. Обнаружили этот вид грызунов не так давно, но они крайне малочисленны, поэтому селевиния занесена в Красную книгу России и взята под строгую охрану. Ее отлов без специального разрешения строго запрещен.

— Интересно, как произошла наша встреча с селевинией, — продолжает собеседник. — В первый день мы так увлеклись поездкой, что забыли пообедать, и только поздно вечером, уже в темноте, разбили в степи лагерь на ночевку. Когда готовили ужин, в траве слышали стрекотание вроде бы какого-то кузнечика, но не обращали внимания на эти звуки. Вокруг нас в кустах бегал мышонок, мелькал в свете костра. Я подумал, что это может быть мышка-полевка, и особо не обращал внимания. Но ведь, подумал я, полевка обычно избегает контакта с человеком, а этот «мышонок» с любопытством смотрел на нас из кустов. И тогда осенило — это же селевиния! Быстро взял из рюкзака фонарик, который можно надевать на голову, и, освещая кустарник густого боялыча, нашел зверька. Что интересно, он не боялся ни света фонарика, ни меня, и не убегал. Поведение его было спокойное, я бы сказал, дружелюбное. Он не приближался, но и не убегал от моего фотоаппарата. При желании его можно было даже поймать. Но что-то меня удержало. В общем, я был в эйфории от того, что я увидел в этих местах очень богатую флору и фауну Бетпакдалы. И хочу сказать, что Бетпакдала — это места, в которых можно еще много важного и интересного открыть для науки. Для меня Бетпакдала — одно из моих любимых мест в нашей уникальной стране.

Галина СКРИПНИК
фото Малика НУКУСБЕКОВА

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.