The news is by your side.

Хватит на всех? Как обеспечить сырьевую базу для кожевенников

Как обеспечить сырьевую базу для кожевенников

В мае прошлого года возобновило работу ТОО «Таразский кожевенный завод». По словам директора предприятия Олега Мускафиди, недостатка в сырье нет. Оно и понятно: на полную мощность завод пока не вышел, так как до сих идет наладка оборудования и котельной, однако руководство предприятия уверяет, что с наращиванием мощностей увеличится и объем поступления шкур.

Министерство индустрии и инфраструктурного развития подвело итоги 2022 года в отрасли легкой промышленности. Согласно им, объем производства кожаной и относящейся к ней продукции вырос на 3,7 процента. Всего в Казахстане на сегодня действуют 10 кожевенных предприятий мощностью до четырех миллионов шкур в год.

За январь-октябрь прошлого года в стране произведено 2,6 миллиона крупных шкур, в том числе 1,8 миллиона шкур крупного рогатого скота. Помимо этого, предприятия обработали 5,8 миллиона шкур мелкого рогатого скота. При этом производство кожи увеличилось на 24 процента и составило 130,1 миллиона квадратных дециметров.

По данным управления сельского хозяйства акимата Жамбылской области, с января по декабрь 2022 года в регионе получено 848,1 тысячи шкур, в том числе 146,1 тысячи шкур крупного рогатого и 701,9 тысячи шкур мелкого рогатого скота.

— На сегодняшний день в Кордайском районе индивидуальный предприниматель «Золотое руно» начал прием крупнозернистых шкур по 800-4000 тенге за штуку. Товаропроизводителями этому предприятию сдано 16,5 тысячи шкур. Кроме того, в регионе действует ТОО «Таразский кожевенный завод», — рассказал руководитель отдела переработки управления сельского хозяйства Дулат Оспанов.

Впрочем, узнать, сколько точно шкур могло бы получить кожевенное производство региона, нам не удалось. Как отметил главный специалист отдела животноводства управления Сражаддин Сулейменов, учет забоя скота в головах не ведется. Статданные предоставляются только в живом либо в убойном весе. Рассчитать точное количество забитого на мясо скота невозможно. Но в любом случае это довольно большая цифра, так как потребительский спрос на мясо в регионе не снижается.

По данным Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам РК, в Жамбылской области по состоянию на 1 января 2023 года насчитывалось 502,4 тысячи голов крупного рогатого скота и 3,447 миллиона голов овец и коз. На 1 января 2021 года было 499,1 тысячи голов и 3,256 миллиона голов соответственно. То есть рост поголовья скота подтверждается официальной статистикой.

Обратимся также к данным по производству мяса. На 1 января 2022 года в регионе в живом и убойном весе произведено 149,2 тысячи тонн мяса скота и птицы. На 1 января 2023 года показатель меньше — 145,4 тысячи тонн. Но все равно объем довольно большой, если учитывать, что в республике в период с января по декабрь прошлого года было произведено 2,171 миллиона тонн мяса всех видов (за аналогичный период 2021 года — 2,161 миллиона тонн).

В общем, сколько скота забивается на мясо, можно только представить. И каждый бычок или баран — это шкура. Так куда же их девают фермеры? С этим вопросом мы обратились к председателю Жуалынского районного филиала республиканского объединения индивидуальных предпринимателей и юридических лиц «Ассоциация фермеров Казахстана» Мырзаиму Тойшыбекову. Он ответил, что сегодня животноводы в основном шкуры выбрасывают.

— Раньше шкуры принимали заготовители, которые сотрудничали с Турцией и Китаем. Одна шкура крупного рогатого скота тогда стоила четыре тысячи тенге, козья или овечья — 700-800 тенге. Но из-за пандемии коронавируса организованный прием шкур прекратился. Некоторые животноводы шкуры подготавливают, складируют и везут на центральный районный рынок на продажу. Но это не решает проблему, — говорит он.

О том, почему местные шкуры не отправляются непосредственно на Таразский кожевенный завод, популярно объяснил его директор Олег Мускафиди:

— Шкуры на предприятие сдают заготовители, а не фермеры. Большие партии от животноводческих хозяйств получить сложно, так как даже крупные фермы ежедневно забивают до 20 голов скота, а небольшие хозяйства и вовсе —
две-три головы. Возить мелкие партии им нет смысла, так как доставка обходится дорого. Раньше, когда в городе работал мясокомбинат, было проще. Все шкуры напрямую поступали на кожзавод. Сегодня о таком и мечтать не приходится. Сейчас мы перерабатываем в основном шкуры крупного рогатого скота, но наше оборудование позволяет также брать в работу овечьи и козьи шкуры. Мощность предприятия большая, но мы пока котельную еще не подключили, а без нее тоже невозможно выйти на полный производственный цикл.

Готовая продукция предприятия поступает непосредственно в ТОО «ТаразКожОбувь». А там очень высокие требования к качеству кожи.

— Если при забое используется нож, то шкура в любом случае будет повреждена. Из такого сырья мы получаем на выходе не совсем качественный продукт. Именно поэтому у нас и возникают проблемы с приемом шкур от фермеров. Нам нет смысла обрабатывать сильно порезанные шкуры. Химические препараты подорожали. Раньше было наоборот — шкуры дорогие, а химпрепараты дешевые, потому мы брали на переработку любое сырье. Сейчас не можем работать себе в ущерб. Вообще, это не только наша проблема, все казахстанские кожкомбинаты столкнулись с ней, — говорит Олег Мускафиди.

Он также пояснил, что при забое скота животноводы стараются не портить товарный вид туши. В итоге страдает шкура, из-за чего отечественная кожевенная отрасль вынуждена сидеть на голодном пайке, довольствуясь тем, что ей досталось. А ведь, помимо порезов, на шкуре могут быть следы от укусов оводов, нападений хищников и другие травмы. Портят шкуры также клейма.

— Понимаете, на самом деле сегодня главная проблема — это не нехватка сырья. Когда мы выйдем на проектную мощность, то она решится сама собой. Другой вопрос — оборудование. Одна машина стоит 350 тысяч евро. В свое время я брал коммерческий кредит под большие проценты и выплачиваю его до сих пор. Да, мы получаем некоторые дотации, но это не решает проблем. Если бы государство выделило какие-то гранты или оказывало другую поддержку, то, конечно, было бы легче. Мы бы приобрели необходимое современное оборудование, в разы увеличили объемы производства. Многие наши машины морально устарели, и чтобы доукомплектовать производство, необходимо около двух миллионов долларов, — отмечает собеседник.

Получается, что кожевенные предприятия готовы работать и могут обеспечить кожей обув­ное и швейное производства, но для этого необходимо помочь не только с сырьем, но и с обновлением оборудования. Тогда, возможно, наша страна сможет самостоятельно обеспечить себя качественной обувью, галантерейными изделиями и одеждой из кожи.

Причем, по словам Олега Мускафиди, таразское обув­ное производство выпускает очень качественную продукцию. И она не хуже, а в чем-то даже лучше обуви турецкого и китайского производства. Другой вопрос, что поднять отрасль сегодня довольно сложно.

Тем временем с 31 декабря 2022 года в Казахстане заработали новые правила вывоза сельскохозяйственных животных из страны. Как сообщила в начале января пресс-служба Министерства сельского хозяйства РК, в текущем году введены количественные ограничения на вывоз скота с территории Казахстана в третьи страны и государства Евразийского экономического союза. Согласно им, квота на вывоз бычков установлена в количестве 60 тысяч голов, ягнят — 120 тысяч голов. При этом вывозится скот в живом весе. То есть в конечном счете при забое зарубежные покупатели получают не только мясо, но и шкуры.

Людмила МЕЛЬНИК,
фото Юрия КИМА

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.