The news is by your side.

Идейный вождь казахов. Он желал своему народу наилучшего будущего в процветающей стране

Он желал своему народу наилучшего будущего в процветающей стране

На протяжении большей части XX века имя Ахмета Байтурсынова (1872-1937) так же, как имена многих других славных сынов казахского народа — Мыржакыпа Дулатова, Магжана Жумабаева, Жусупбека Аймаутова, Шакарима Кудайбердиева оказалось незаслуженно забыто, вычеркнуто из памяти. Однако за последние десятилетия картина изменилась — Ахмет Байтурсынов обрел свое достойное место в рядах деятелей, внесших значительный вклад в сокровищницу интеллектуальной мысли, науки, литературы и творчества нашей страны.

Одной из важных граней деятельности А. Байтурсынова является просветительская и педагогическая работа. Современник поэта, классик казахской литературы Сакен Сейфуллин в газете «Енбекши казах» от 30 января 1923 года писал: «Ахмет Байтурсынов — человек образованный. Он из тех просвещенных людей, которые в свое время возвысили свой голос против царских приспешников, кто встал на защиту униженного и угнетенного народа. Ахмет был единственным среди других ученых господ, который в царские времена пренебрег карьерой, благами службы, предпочтя скитания и невзгоды, чтобы будить от векового сна народ, взывая к попранной чести, Ахмет отдал себя без остатка служению народу».

 

Предыстория

Ахмет Байтурсынов так же, как Ибрай Алтынсарин, Абай, Мухтар Ауэзов и другие просвещенные личности казахского народа конца XIX — начала XX веков видел свою жизненную миссию в том, чтобы приблизить образование и просвещение к широким народным массам, вырвать казахов из цепких объятий невежества и тьмы, вдохнуть в них надежду на благополучное будущее.

«Улучшение жизни народа надо начинать именно с дела обучения детей, ибо власть, управление, народ исправляются только образованием», — говорил Ахмет Байтурсынов.

Например, Владимир Ленин в июне 1913 года в своей работе «К вопросу о политике министерства народного просвещения» подверг сокрушительной критике царское правительство. Он с негодованием отметил, что оно довело страну до невероятной культурной отсталости. Ссылаясь на официальные статистические данные, отмечал, что в России грамотных всего 21 процент населения.

В. И. Ленин указывал, что «около четырех пятых детей и подростков в России лишено народного образования! Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания, — такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России».

Как правило, чиновники культурную отсталость страны аргументировали якобы бедностью России и невозможностью тратить поэтому большие суммы на просвещение.

«Россия нищая, когда речь идет о народном образовании, зато правительство щедро расходует сред-ства на крепостническое государство, на полицию, на войско, на огромные жалованья помещикам, дослужившимся до высоких чинов, на политику авантюр и грабежа», — говорил В. И. Ленин и продолжал: «Россия всегда останется бедной и нищей в отношении расходов на просвещение трудящихся, пока ею управляют крепостники-помещики. Ведь они, взимая средства на народное образование со всего населения, на самом деле учат в школах главным образом детей состоятельных родителей. Дети трудящихся составляют в средних и высших школах ничтожное меньшинство, так как правительство преграждает народу путь к образованию».

Владимир Ленин говорил, что вся деятельность Министерства народного просвещения — это сплошное надругательство над правами граждан, что «нет более злого, более непримиримого врага просвещения народа в России, чем российское правительство». Он указывал на нищенскую оплату труда народных учителей, на жестокие преследования их начальством. Министерство народного просвещения запрещало пользоваться родным языком в школе многочисленным народам России, правительство подвергало остракизму и полицейскому прессингу педагогов, общественных деятелей, выступавших в поддержку обучения на родном языке. Против подобных негативных проявлений активно боролись большевики, выступая на заседаниях Государственной думы за массовое просвещение народов России.

 

Путь в мир знаний

В подобных неблагоприятных социально-политических условиях и обстановке приходилось жить, бороться и созидать Ахмету Байтурсынову. Справедливости ради необходимо признать, что общая ситуация в сфере образования в Казахстане была более печальной —
грамотных людей было намного меньше, чем в России, — всего несколько процентов. Счастливыми обладателями диплома о светском образовании, в основном по российским стандартам, являлись дети привилегированных слоев общества — феодально-племенной знати, чингизидов, баев.

Ахмет Байтурсынов родился 5 сентября 1872 года в урочище Сары-Тюбек (Сартубек) Тургайского уезда, происходит из рода шакшак племени аргын. В раннем детстве учился мусульманской грамоте у аульного муллы. Когда мальчику было 13 лет, царские жандармы арестовали и выслали в Сибирь на 15 лет его отца Байтурсына Шошак-улы и трех его братьев — за избиение полковника, учинившего погром в ауле Ахмета.

В 1886 году с помощью родственников юный Ахмет поступил в Тургайское русско-казахское двухклассное училище. В 1891 году с мыслями о продолжении учебы он со случайными попутчиками добирается до Оренбурга и поступает в казахскую четырехлетнюю учительскую школу, основанную просветителем Ибраем Алтынсариным. Так же, как и в Тургае, все годы обучения он испытывал большие финансовые трудности, но все же окончил школу в 1895 году. До 1909 года
А. Байтурсынов преподавал в аульных волостных училищах Актюбинска, Кустанайского и Каркаралинского уездов. В 1905 году стал заведующим Каркаралинским двухклассным училищем.

Ахмет Байтурсынов мечтал о сильном, независимом, богатом Казахстане с образованным народом, умеющим ставить перед собой адекватные цели и грамотно достигать их. Он видел острую нехватку школ и училищ, учителей, книг и пособий и отлично понимал, что без знаний у казахского народа не будет будущего.

А. Байтурсынов писал: «Чтобы образование было на должной высоте, нужны три условия: нормальное финансирование, обеспечение соответствующими учебниками и учебными пособиями, подготовка высококвалифицированных кад­ров… Чтобы не отстать от других, мы должны быть образованными и сильными. Для того, чтобы иметь знания, необходимо учиться».

Педагог понимал, что на стыке двух веков, когда интенсивно развивался империалистический капитализм в странах Запада и Японии на Востоке, когда передовые страны, по определению Ленина, «активно готовились к переделу уже поделенного мира», когда в этих странах создавались первые автомобили, дирижабли и самолеты, строились огромные пушечные линкоры, крейсеры и подводные лодки, а Европа была опутана густой сетью железных дорог, кочевое казахское население уже тогда безнадежно отстало по всем технологическим и социально-
экономическим параметрам, застряв в патриархальном средневековье и как бы пребывало в некой
блаженной спячке, живущее одним днем по неким неведомым законам, известным только ему одному. Этот закон похож на принцип: «Мы — здесь, а все они где-то там, за морем». Но в начале XX века границы мира резко сузились, а кочевой принцип был смят и сломлен самым безжалостным образом.

Ахмет Байтурсынов испытал это на себе, что в итоге привело его к преждевременной насильственной смерти. Несмотря на это, педагог, просветитель, поэт и государственный деятель не свернул с прямой дороги и не пожалел об этом в будущем. Он писал:

Свой путь я выбрал добровольно

И однозначно — навсегда,

И нет теперь дорог окольных —

Смерть предпочтительней стыда!

 

Становление педагога

Но это было далеко впереди, а пока молодой, образованный Ахмет решил посвятить свою жизнь служению своему народу во всех аспектах своей многогранной деятельности — воспитать и обучить в меру сил, привить трудолюбие, стремление к знаниям, стойкость и упорство в преодолении трудностей, честность и порядочность, патриотизм.

«Молодежь является надеждой на лучшее будущее народа. Новое поколение должно находиться в руках обученных по-новому учителей, у них свежие мысли и знания», — пишет просветитель в своих трудах.

Обращаясь к молодежи, А. Байтурсынов подчеркивает, что для саморазвития необходимо стремиться к самодостаточности: «Вы должны быть образованными, богатыми и сильными, чтобы быть не хуже других. Вы должны учиться, чтобы получить образование. Вам нужна профессия, чтобы разбогатеть. И чтобы быть сильным, нужно единство».

Поистине эти золотые слова необходимо вписать в анналы казахской истории, так как спустя сто лет они актуальны как никогда и скорее всего останутся таковыми еще долгое время.

Педагог писал: «У казахов нет своей промышленности, они вынуждены торговать сырьем, а продукцию, полученную из этого сырья, покупать втридорога. Это — плоды невежества», — и продолжал: «Национальный гнет рано или поздно вызывает национальное чувство. Хотя не всегда растет чувство отвращения и ненависти у угнетенного народа, но не рождается ничего, кроме недоверия. Невежество и безграмотность никак не могут оставить казахов. Сколько вреда принесло нам невежество, и все равно не избавляемся».

В стихотворении «Моему народу» (1908) А. Байтурсынов изливал душу:

… Правишь лодку неумело,

Навыков не обретя.

Если знающий подскажет —

Возопишь, как на хулу.

Опыт творчества не нажит,

Не привык ценить заслуг.

Разве в том мы заводные,

Чтоб друг другу насолить?

Оттого нас бьют чужие,

Что готовы им служить…

 

А. Байтурсынов подчеркивал, что «каким бы богатством ни обладал народ, не стремящийся к образованию, через некоторое время его богатство перейдет в руки более цивилизованных народов».

Кстати, незадолго до своей смерти в декабре 1937 года он говорил: «Мой народ беден в культурном отношении, и я поддержу ту власть, что обеспечит его культурное развитие».

Низкую мотивацию к обучению у казахов в те времена можно объяснить кочевым замкнутым образом жизни и моделью воспроизводства товаров первой необходимости, которые создавались в основном из домашних животных: юрта, продукты питания, шерсть, кожа, дерево. Даже кизяк использовался в качестве дров для приготовления пищи на костре и обогрева юрты зимой. Это самый необходимый минимум, который любой номад грузит на своих верблюдов. В понимании кочевника все остальное, в том числе книги, — это лишний груз, неподъемная ноша. Достаточно вспомнить знаменитые избы-читальни или красные юрты — места просвещения большевиков во время гражданской войны для неграмотных народов Средней Азии, да и России тоже. Опыт показал, что казахи во время перекочевок на летние или зимние стоянки оставляли эти объекты на своих местах, таким образом, процесс обучения прерывался, что срывало планы революционеров на массовое просвещение отсталых народов России. В будущем это явилось одной из причин для коллективизации и насильственного перехода казахов на оседлый образ жизни.

В 1910 году Ахмет Байтурсынов был выслан в Оренбург и жил там до 1917 года под надзором полиции, так как благородные устремления привели его на «революционную тропу». Он всегда много занимался самообразованием, изучал европейскую литературу, лингвистику, казахский фольклор, иностранные языки. В 1909 году перевел на казахский язык басни Ивана Крылова и издал в Петербурге книгу «Қырық мысал» («Сорок басен»), которая даже в наши дни имеет большое воспитательное значение для детей, молодежи и взрослых. В 1911 году в Оренбурге был опубликован второй поэтический сборник А. Байтурсынова под названием «Маса» («Комар»), содержащий, помимо переводов басен, его оригинальные произведения.

Казахский поэт и писатель, алашо­рдинец Мыржакып Дулатов писал по этому случаю: «Ахмет Байтурсынов — народный поэт. Поэтическая деятельность его начинается с перевода басен Крылова на киргизский язык. Как у человека, посвятившего всю свою жизнь просвещению темной киргизской массы, основная идея его высказывается и тут: принимаясь перевести басни Крылова, он, прежде всего, имеет в виду великую возможность басен для воспитания детей и взрослых».

Сам автор книги «Қырық мысал» так писал о своем сборнике басен:

Назидательные басни русские я перевел,

Это все, что в моих силах было.

Говорят же, довольствуйся малым, а на нет суда нет,

Уж не взыщите строго и не обижайтесь, друзья!

В сборнике «Қырық мысал» так же, как и в своих стихах, например, «Обычай казахов», А. Байтурсынов приводит конкретные примеры из жизни казахов и подобно Алтынсарину или Абаю резко критикует пороки, психологию, нравы современников и высказывает неодобрение к негативным сторонам и проявлениям быта, таким, как бездействие, беспечность, медлительность, самоуспокоение, невежество, лень, разобщенность, чрезмерное увлечение празднествами и тоями, брюзжание, равнодушие к заслугам достойных, трудолюбивых людей, а также произвол власть имущих, угнетение, бесправие народа.

В своем стихотворении «Новые традиции казахов» (1908)
А. Байтурсынов, подобно Абаю, писал:

… Сегодня стало много болтовни,

Делячества, снобизма напоказ,

Но деловитость, только пальцем ткни,

Как пыль с кошмы, слетит бесследно враз.

Богатых также много развелось,

Но толк от них — напиться горьких слез,

А больше всех — любителей поспать,

Носителей пустых мечтаний, грез…

Увы, нет больше ценностей у нас,

Богатым нужен скот,

Ученым — власть,

И мало уж кому — народ…

«Всегда и везде найдутся люди, не желающие работать честно, у них голова болит, если не обманут и не сделают злое дело. Таких хищных людей, к сожалению, у казахов много», — констатировал педагог. Вероятнее всего, если бы
А. Байтурсынов повторно жил в наше время, он произнес бы эти слова без изменений.

 

Ұлт ұстазы, учёный и просветитель

Ахмет Байтурсынов как ученый-лингвист написал и опубликовал учебники и0 учебные пособия для обучения казахских детей родному языку: первый казахский букварь «Оқу кұралы» (1912), учебник казахского языка «Тіл-құрал» («Пособие по языку», 1914), «Азбука» (1924), «Новая азбука» (1926-1928), методическое пособие «Баяншы» (1926), также пособие по истории казахской литературы «Әдебиет танытқыш» («Литературоведение», 1926), «Теория словесности» (1928) и другие книги. Разрабатывал общие вопросы педагогики, реформировал методику обучения.

Казахский филолог, публицист, переводчик и общественный деятель Елдес Омаров (1892-1937) в своей статье «Ученая деятельность А. Байтурсынова» (1923) писал: «Ахмета Байтурсынова знает вся киргизская степь, его все уважают, любят и как будто высоко ценят его талант. Но его недооценивают. Его мы знаем и ценим как поэта, публициста, общественного деятеля, педагога, но он почему-то не укладывается в нашем мозгу как ученый, сделавший весьма ценные открытия в области киргизской грамматики…».

Е. Омаров подчеркивает заслуги А. Байтурсынова в создании нового казахского алфавита на основе арабской графики, реформах новых звуковых методов обу­чения грамоте, открытии законов фонетики, исследовании этимологии казахского языка, разработке научной терминологии для определения категорий казахской грамматики.

Немало научных и публицистических статей по фонетике и орфографии казахского языка Ахмет Байтурсынов печатал в журнале «Айкап» (с 1911 года) и в Оренбургской газете «Қазақ», которую основал вместе с бывшим депутатом первой Государственной думы Алиханом Букейхановым и поэтом, писателем Мыржакыпом Дулатовым.

В 1920-1921 годах Ахмет Байтурсынов являлся наркомом образования Казахской АССР. Также в первой половине 1920-х
годов был председателем научно-литературной комиссии при Наркомпросе Казахской АССР и сотрудником газеты «Ак жол» — органа ЦК Компартии Туркестана.

Параллельно А. Байтурсынов занимался педагогической деятельностью: в 1921-1928 годах работал в Казахском институте народного просвещения в Оренбурге, где читал лекции по казахскому языку и литературе, истории культуры. В 1928-1929 годах являлся профессором Казахского государственного университета, основанного в Алма-Ате в октябре 1928 года. На открытии университета от имени казахской интеллигенции выступил с речью «Назревшая потребность к достижению высшей культуры». В частности, он сказал: «… Требования социалистического строя с одной стороны, и требования назревшей потребности у народа приобщиться к высшей культуре с другой, скрещиваясь между собой, вызвали на свет Казахский университет, являющийся первым рассадником работников высшей квалификации в Казахстане. Нам остается лишь пожелать и помогать всеми силами, чтобы университет этот оправдал назначение и значение…».

В 1923 году в Оренбурге и Ташкенте торжественно отмечалось 50-летие Ахмета Байтурсынова. Известные деятели С. Садвакасов, С. Сейфуллин, М. Ауэзов, М. Дулатов, Е. Омаров высоко оценили его вклад в развитие науки, культуры и просвещения. Мухтар Ауэзов в статье «50-летний той Ахана» писал: «До недавнего времени он (Байтурсынов) был нашим поводырем. Свежи в памяти назидания, рожденные его пером образы. Провозглашенные им в эпоху царизма лозунги против колониального насилия, заложенные в умы высокие идеи, как детские впечатления, навсегда останутся в сердце».

В «Литературной энциклопедии» (М., 1929) А. Байтурсынов отмечен как «выдающийся казахский поэт, журналист и педагог. Реформатор орфографии казахского языка и основатель теории казахской литературы».

 

В назидание потомкам

Ахмет Байтурсынов в своей программной статье, опубликованной в первом номере газеты «Қазақ» (1913), писал: «Для того, чтобы сохранить свою самостоятельность, нам необходимо всеми силами и средствами стремиться к просвещению и общей культуре, для этого мы обязаны первым долгом заняться развитием литературы на родном языке. Никогда не нужно забывать, что на самостоятельную жизнь вправе претендовать только тот народ, который говорит на своем языке и имеет свою литературу.

В этом отношении у нас дело обстоит далеко не благополучно. Современная казахская интеллигенция, получившая образование в русских школах и татарских медресе, уже начинает пренебрегать казахским языком, разговаривать и переписываться между собой на русском и татарском языках. Это уже плохой признак. Если это будет продолжаться и в дальнейшем, и если наши отцы и матери вопреки закону природы не проживут сотни, тысячи лет, то нам придется навсегда проститься с казахским языком, а вместе с тем и с казахским народом как с особой нацией. Если этого мы не хотим, то необходимо разрешить этот вопрос в корне и отныне приступить к усовершенствованию казахского языка и литературы…». Эти высказывания и ныне не утратили свою значимость. В этом отношении взгляды Ахмета Байтурсынова и Мухтара Ауэзова пересекаются.

«В результате научно-педагогических трудов Ахмета Байтурсынова мы имеем киргизскую (казахскую) азбуку, фонетику, синтаксис и этимологию киргизского языка, теорию словесности и историю культуры… Этим кропотливым трудом Ахмет Байтурсынов поднял киргизскую теорию словесности на высокую ступень и заложил прочный фундамент для национальной школы и родной литературы», — писал М. Дулатов.

Ахмет Байтурсынов, как и многие другие алашординцы и просветители-интеллектуалы казахского народа, пал жертвой гигантского раскрученного маховика репрессивной машины сталинской эпохи. Он прожил 65 лет и мог бы прожить еще немало, и мы уверены, что это время Ахмет Байтурсынов потратил бы с огромной пользой, но не для себя, а на благо своего народа, которого он бесконечно любил и желал ему только наилучшей будущей жизни в процветающей стране.

Но судьба распорядилась иначе. Он оставил после себя богатое духовное наследие для современников и будущих поколений.

«Самое великое и симпатичное слово — история», — утверждал А. Байтурсынов в своей работе «Әдебиет танытқыш». Он знал, что история двигается по спирали и время от времени повторяет в той или иной степени прошлые события, преломленные как лучи света сквозь призму калейдоскопа множества неизвестностей со знаком X, ожидающих своего часа на очередном вираже судьбы народа.

Мухтар Ауэзов говорил: «Ахмет Байтурсынов — идейный вождь казахов». Его идеи и есть квинтэссенция идеологии настоящего и грядущего, при помощи которой Казахстан должен занять свое достойное место под солнцем.

Арман ШАУХАНОВ,
кандидат педагогических наук,
доцент Таразского регионального университета
имени М. Х. Дулати

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.