The news is by your side.

Мудрец

Фото из дома-музея Д. А. Кунаева

Рассказ Динмухамеда Ахмедовича Кунаева

Символично, что первый год Стратегии «Казахстан-2050» совпал с юбилеем мудрого предка, основателя нашей государственности Толе би. Скоро на жамбылской земле будет широко отмечаться эта знаменательная дата. Накануне такого события хочется ознакомить читателей газеты «Знамя труда» с мнением славного сына казахского народа Динмухамеда Ахмедовича Кунаева о выдающемся Толе би, который был Учителем с большой буквы, воспитал плеяду выдающихся личностей, в том числе Абылай хана. Воспоминания Д. Кунаева записал видный ученый, исследующий творческое наследие Толе би, доктор филологических наук, профессор, первый председатель общественного фонда Толе би Сарсенби Даутов.
Свой рассказ Димеке заканчивает словами: «Такие яркие личности, как Толе би, навеки с нами». Для того чтобы впитать чувство любви к святым предкам, нам нужно постоянно помнить о них, продолжать их дела и при этом неустанно воспитывать молодое поколение на личном примере уважения к родной истории.

Оралжан МАСАТБАЕВ,
директор общественного фонда Толе би,
академик международной академии информатизации

Осенью 1990 года в издательстве «Наука» был выпущен первый том произведений Жусупа Копейулы Машхура. Мы тогда с Диаром Кунаевым работали вместе, сидели в одном кабинете.

— Диар, спроси, пожалуйста, у Динмухамеда Ахмедовича, не хочет ли он прочитать книгу Жусупа Машхура? Если захочет, я передам эту книгу через тебя, — предложил я.

На следующий день Диар сообщил мне ответ Димаша Ахмедовича:

— Если можно, пусть Сарсенби сам принесет мне эту книгу.

Димаш Ахмедович встретил нас с улыбкой. Мы направились за ним в большую комнату. Мне показалось, что все стены выложены из книг. Я бывал в библиотеках многих ученых, академиков, но такое обилие книг видел впервые. Книги были аккуратно и красиво размещены на полках.

Димаш-ага вежливо и тепло указал на кресло:

— Садись.

И сам присел. На столе стояли три фотографии: Димаша Ахмедовича, Толе би (в середине) и супруги Кунаева Зухры Шариповны. Я протянул ему первый том книги Жусупа Машхура. Он взял в руки книгу, длинными пальцами трижды погладил ее и тихо что-то прошептал про себя.

Рассказ Динмухамед Ахмедович начал о своих предках. Он является потомком Болтирик-шешена (муд-рый оратор). Тихим голосом стал рассказывать о справедливости, находчивости предка, о том, что Болтирик-шешен пользовался уважением и огромным авторитетом у казахского и киргизского народов. Постепенно рассказ набирал темп, и мы внимательно слушали этого удивительно скромного и в то же время известного почти всему миру человека, оставившего неизгладимый след в истории страны.

Выбрав удобный момент, я спросил о Толе би. Димаш Ахмедович после небольшой паузы с упоением проговорил:

— Да, народ из любви к нему называл его Уйсун Толе би, Карлыгаш би, присоединяли к его имени и другие эпитеты. Расскажу вам одну легенду о нем, которую я слышал в детстве. Однажды Толе би встретил в пути молодого человека. Спросил его: «Сынок, кто ты, куда путь держишь?» Тот в ответ: «Ата, я единственный сын богатого человека. У отца моего не было детей, и он долгие годы молил Всевышнего, просил сына, и вот появился я. Мои родители во мне души не чают. Они растили меня в полном достатке и благополучии. Я вырос избалованным, не щадил добро своих предков. Однажды мать говорит мне: «Сынок, ты ведешь неправильный образ жизни, на свете все имеет меру, нет ничего бесконечного в нашем мире: и вода, и леса, и горы могут быть исчерпаны, кончается любое богатство. Твое поведение не нравится уже не только родственникам, но и твоему отцу. Тебе надо встать на правильный путь жизни».

Я говорю: «Ладно, ладно», — а сам продолжал вести себя по-прежнему, вместо того чтобы немного утихомириться. Потехи мои стали еще более откровенными.

Однажды мать пришла со слезами: «Отец сильно рассердился на тебя, говорит, что сын мало что знает о жизни и, главное, не слушает тех, кто имеет опыт и умудрен жизнью. Мои богатства для него не стали благом, поэтому раздам их родным и близким, тем, кто нуждается в помощи. В этот коржун я собрала все драгоценности — камни, золото, возьми их и иди в люди, может быть, образумишься».

«Вот и иду я и ищу, где можно купить ум», — сказал молодой человек.

Толе би глубоко вздохнул: «Сынок, запомни: ум не продается и никогда и нигде не продавался. Если хочешь, я тебе дам три совета».

Молодой человек внимательно слушал.

«Первое. При встрече и знакомстве спрашивай имя, неспроста наши предки говорили: лучше одного знать по имени, чем сто человек в лицо. Второе. Когда пойдешь в гости, сиди на месте, которое занял, не двигайся. Третье. Если у тебя есть драгоценное острое оружие, не показывай его в общественном месте, прячь от чужих глаз».

Сын бая ответил: «Хорошо, спасибо за советы, я всегда буду помнить Ваши слова».

Дальше они шли вместе. По пути остановились на ночлег у одного известного богатого человека. Хозяин в честь Толе би пригласил много гостей. Сын бая сел рядом с Толе би, но по мере наполнения дома гостями он, уступая свое место очередному человеку, оказался у порога.

Занеся еду, обслуживающие джигиты попросили у знатного гостя бата. Толе би выразил свое благословение коротко:

— Аллаға жағамын десеңіздер,

Азанды болыңыздар.

Халыққа жағамын десеңіздер,

Қазанды болыңыздар.

Аллаһу ақбар!

(Если хотите угодить Всевышнему,

Не пропускайте призывы к молитве.

Если хотите угодить народу,

Имейте в казане угощение.

Да будет на то воля Создателя!)

Когда подали угощение, сын бая (помните, он оказался около двери) вытащил из кармана нож и стал резать мясо. Нож был красивый и дорогой, украшенный золотом и другими драгоценными металлами и камнями. Люди, сидевшие рядом, стали с интересом смотреть на молодого человека. Некоторые — с завистью, не отрывая от ножа глаз. Когда гости стали расходиться, один из них схватил нож и заявил:

— Это мой нож, мне его по заказу сделал один мастер, а ты, оказывается, вор.

— Нет, это мой нож, его для меня специально сделали по особому заказу отца. Нож — это его подарок мне, — сказал сын бая.

Незнакомец даже слушать не стал и, присвоив нож, ушел.

Гости разошлись, в роскошной юрте остались Толе би и сын бая.

— Ата, со мной рядом сидел здоровый и страшный на вид человек, он отобрал у меня нож, как мне быть теперь, что я скажу отцу? — обратился к Толе би опечаленный сын бая.

— Да, сынок, — ответил спокойно Толе би. — Я дал тебе три совета. Первый: при встрече спрашивай имя человека. А ты не спросил даже моего имени. Второе: я сказал тебе, не двигайся с места, которое занял в гостях, а ты, несмотря на то что ты сидел со мной рядом на торе, оказался у порога. И третье: я советовал тебе не показывать дорогие вещи при людях. А ты не послушался и не выполнил ни одного из моих советов.

Сын бая рассвирепел.

— Дорогой, будь всегда спокойным, выдержанным и терпеливым. Аллах любит таких. Аллах всем желает душевного покоя — сабыр. Спешка — дело сатаны. Как бы тяжело тебе ни было, будь в состоянии сабыр. В народе говорят: «Сабыр приведет к благополучию». Каким бы ни был сильным и неуловимым тот, кто забирает чужое добро, он все равно когда-то предстанет перед судом. Кстати, завтра твой обидчик придет ко мне, вот этот момент ты должен использовать. При встрече ты с плачем скажи, что этот нож ты вытащил из груди нагаши (дядя по материнской линии) и долго искал хозяина ножа. Теперь нашел, с кого спросить ответ.

Наутро все случилось, как предвещал мудрый Толе би, виновник был вынужден заплатить за свою вину по закону того времени тогуз (штраф, состоящий из девяти голов скота).

Такими словами Димаш Ахмедович закончил свой рассказ, лицо его озарилось мягкой красивой улыбкой. Чуть погодя он продолжил:

— Толе би, Казыбек би, Айтеке би были просветленными, кристально чистыми личностями, у них было все чисто: и мысли, и слова, и дела… Они не знали, что такое ложь, они денно и нощно думали о народе, о его благополучии, о его будущем.

В речи Димаша Ахмедовича звучали нотки волнения, сопровождаемые чувством глубокого удовлетворения, благодарности и гордости за наших мудрых предков.

А память унесла меня в мир Жусупа Копейулы Машхура, благодаря доброму духу которого я встретился со славным сыном казахского народа Динмухамедом Ахмедовичем. Вспомнил и мудрого Толе би, одного из основателей демократии в степи и государственности. Жусуп Машхур писал, что аргын Едиге би, приехав в аул Толе би, сказал: «Земли справедливого бия чисты от тяжб, земли справедливого царя чисты от врагов».

После короткой паузы Динмухамед Ахмедович проронил: «Такие яркие личности, как Толе би, навеки с нами».

Сарсенби ДАУТОВ,
поэт, доктор филологических наук

Комментарии закрыты.