The news is by your side.

Мухамет-Умар ПАНШАЕВ: «Художественный вкус у человека следует воспитывать с детства»

«Художественный вкус у человека следует воспитывать с детства»

Жамбылского художника, заслуженного деятеля искусств РК, академика изобразительного искусства Международной Ассоциации «Искусство народов мира» М.-У. Паншаева знают не только в Казахстане, но и далеко за его пределами. Его уникальная живопись узнаваема, каждое полотно пропитано любовью к родной земле. В беседе с мастером мы обсудили не только его творчество, но другие проблемы.

— Мухамет-Умар Сализович, ваши работы не похожи одна на другую. Вы находитесь в постоянном поиске…

— Да. Я действительно все 40 лет творческого пути нахожусь в поиске. Как профессиональный живописец, имеющий неплохую базу, полученную от замечательных учителей, стараюсь повышать мастерство. При этом хочу отметить, что советская художественная школа на сегодня остается самой лучшей в мире. Я обучался станковой живописи — это, можно сказать, крыша изобразительного искусства. Никогда не думал, насколько это все серьезно, пока сам не стал заниматься живописью профессионально.

— С чего начинался ваш творческий путь?

— После школы я поступил в Государственное художественное училище имени Чуйкова во Фрунзе. Перед самым нашим выпуском в училище приехала комиссия, которая вела отбор студентов в художественные институты Ленинграда и Москвы. И моя дипломная работа «Вечер в селе» заинтересовала их. Члены комиссии попросили показать другие мои картины. А у меня все работы остались дома, в Жалпак-тобе. Пришлось ехать за ними. Мне рекомендовали сдать вступительные экзамены в Московский государственный художественный институт имени Сурикова. Приехал в Москву, пришел с документами в институт, а там конкурс — 200 человек на место. Но я все-таки поступил и стал учиться. Мне повезло познакомиться с великолепными мастерами живописи, которые не столько учили своих студентов, сколько направляли их, давали раскрыться их талантам. Благодаря этому я получил колоссальный объем знаний, который пригодился мне в будущем. Ведь станковая живопись сама по себе не является способом получения дохода. Это образ жизни, позволяющий непрерывно развивать талант. Художник постоянно творит, и лучшие его работы приобретают музеи искусства для пополнения своих фондов. Причем отбор работ идет на чрезвычайно высоком уровне, с привлечением экспертов. Да, есть еще и коллекционеры, но их не так много.

— В каких музеях можно увидеть ваши работы?

— Во всех музеях стран СНГ. Мои работы вошли в Золотой фонд изобразительного искусства Кыргызстана — это высшая оценка для меня. Кыргызская живописная школа очень сильная.

— Сколько всего работ вы написали?

— Не считал, но думаю, что за 40 лет написал две-три тысячи полотен.

— В вашем творчестве были периоды, когда даже подходить к мольберту желания не было?

— Всякое в жизни бывало, но я не представляю себя без творчества. Недавно на встрече с заместителем председателя Ассамблеи народа Казахстана Маратом Азильхановым я сказал, что горжусь достижениями спортсменов дунганской национальности, таких как Руслан Исмазов и Мухиддин Маюфи. Это следствие высокого уровня спортивной подготовки детей и юношества. Но, к сожалению, очень мало внимания уделяется творческому воспитанию подрастающего поколения. Это бы способствовало культурному развитию нашего народа.

— У вас много работ, посвященных селу. Мухамет-Умар Сализович, вы — больше сельский житель или горожанин?

— Наверное, сельчанин, так как большую часть жизни прожил в Жалпак-тобе. И когда учился в Москве, часто писал сюжеты из своего детства. На Всесоюзной выставке в Манеже они открывали экспозицию из пяти тысяч работ молодых художников страны. Это в том числе и серия моих работ «Дунганский дворик». Специалисты мне потом советовали не отходить от этой темы.

— Вы утверждаете, что изобразительное искусство направлено на повышение духовного уровня человека…

— Совершенно верно. При этом я убежден, что не обязательно работа должна проникать в сердце зрителя, сердце и душу следует вкладывать в саму работу. Только при соблюдении этого условия до человека дойдет смысл картины, он поймет, что хотел сказать автор. Да, есть такие картины, которые будто кричат: «Купи меня! Смотри, какая я красивая!». Это коммерческое направление творчества. Однако купивший такую работу человек потом глубоко разочаровывается, когда получает заключение экспертов. Я все-таки сторонник духовного направления в изобразительном искусстве.

— Как вам удается сохранить индивидуальность в творчестве?

— Я постоянно учусь у великих мастеров живописи и у природы. Не копирую их, как это себе позволяют некоторые мои коллеги по цеху, а именно учусь. Сейчас считается, что живописи не обязательно учиться, учитывая развитие компьютерных технологий. Однако и раньше, и сейчас больше ценятся полотна, созданные художниками. Как бы там ни было, но машина пока еще не в состоянии скопировать почерк мастера, наделить полотно неповторимой энергетикой и душой.

— Мухамет-Умар Сализович, у вас есть ученики?

— Да. К сожалению, они выбрали коммерческое направление творчества. Но я их не осуждаю, так как в наше время полностью посвящать себя творчеству очень сложно. Возьмите только стоимость красок и холстов. Чтобы написать одно полотно, нужно минимум 10 тюбиков масляной краски. Я не говорю об остальных затратах.

— Вы сейчас творите?

— Я не могу не творить. Несмотря на свой возраст, не останавливаюсь на достигнутом и еще мечтаю соз­дать лучшее свое полотно.

— О чем рассказывают ваши работы? Их объединяет общий мотив?

— О своих работах я, конечно, могу говорить долго. В первую очередь стараюсь выразить свои чувства, отношение к сюжету. Сегодня я преподаю живопись в Университете Дулати. Увы, на факультет живописи приходят очень слабые ребята. И это не их вина. В школьной программе изобразительному искусству и черчению уделяется чрезвычайно мало внимания. Не все сельские дети, да и городские тоже, могут заниматься в бесплатных изостудиях и кружках. Я делаю все возможное, чтобы хоть чему-то научить своих студентов. Это дает надежду, что полученные знания они передадут своим ученикам в школах, где будут работать после получения диплома.

— Кто-то из ваших детей наследовал талант живописца?

— У меня четверо детей. Я учил своего старшего сына живописи, когда был преподавателем городской художественной школы. Он прилежно учился рисовать, у него неплохо получалось. Но в итоге сын стал прекрасным специалистом газовой отрасли, и я горжусь тем, что он нашел свой путь в жизни.

— Что, по вашему мнению, нужно сделать для того, чтобы воспитать культурное общество?

— Это очень сложный и трудоемкий процесс. К великому моему сожалению, сегодня творчеству и культуре уделяется чрезвычайно мало внимания. Культурного человека необходимо воспитывать с раннего детского возраста, рассказывать ему о великих музыкантах, певцах, писателях, художниках. Я не вижу в нашем городе ни одного баннера или мурала с картинами казахстанских живописцев. А это было бы куда лучше постеров с изображением модного эстрадного артиста. Но мы имеем то, к чему стремились.

— У вас есть мечта, которая еще не сбылась?

— Многие мои мечты уже воплотились в реальность. Мои персональные выставки состоялись в Китае, Иране, Саудовской Аравии, Москве, Бишкеке, Алматы. Работы находятся в Государственном музее искусств РК имени Кастеева, Государственной Третьяковской галерее, Кыргызском национальном музее изобразительных искусств имени Айтиева, Сияньском музее изобразительных искусств, Иранском музее искусств, в частных коллекциях Казахстана и многих зарубежных стран. В 2020 году мое имя вошло в Золотую книгу Казахстана. Сейчас я мечтаю о том, чтобы в мире прекратились войны, а художники могли творить и показывать свои полотна на всех творческих площадках.

— Благодарю вас, Мухамет-Умар Сализович, за содержательную беседу и желаю новых творческих успехов!

Людмила МЕЛЬНИК

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.