The news is by your side.

Один изъян бытия.

Глубокая философия народного писателя

«Националист националистов»

Газета «Караван» обозвала меня националистом националистов.

Она написала, что я против понятия «казахстанский народ». Я много раз говорил: «Нет такого народа, как «узбекистанский народ», есть узбекский народ. Нет такого народа, как «татарстанский народ», есть татарский народ. И так далее.

Так же нет «казахстанского народа», а есть казахский народ. Следовательно, мы — казахский народ и представители других народов, населяющих Казахстан, или диаспоры» (1993 г.).

Что сказать тем, кто извращает правду?

Один изъян бытия.

Как увеличить численность народа?

Если нет шанырака над головой,

То не будет и детей.

Если птицы не совьют гнезда,

Птенцы не вылупятся.

В городе много холостых людей слоняются по съемным квартирам, потому что у них нет крова. Многие уже отчаялись создать семью.

Девушки превращаются в старых дев. И теперь они придумали такую отговорку, что старые девы мужей не выбирают и выходят замуж за иностранцев.

И без этого казахов слишком мало на бескрайних землях. А потому сидим, как Зайчонок, между Драконом и Медведем, и трясемся от страха.

Раньше поговаривали, что счастье не задерживается у малочисленного народа.

До каких пор Аллах будет покро­ви­тельствовать?

Один изъян бытия.

Им прямая дорога —
в ад

«И те, кто дает взятки, и те, кто берет взятки, попадут в ад». (Из Хадиса).

Боюсь, что в аду не найдется места для всех нынешних взяточников, если разом станут их изобличать и наказывать… Еще одной проблемой станет больше.

Один изъян бытия.

Отчего беда?

Если пригласили — уважьте и будьте гостями.

Если не пригласили, не обижайтесь и не ходите.

Не ставьте подножки тем, кто самостоятелен!

Так говорил Жумабек акын, выходец из Мынбулака.

Кто как не родственники завидуют тем, кто покоряет карьерные высоты, кто как не родственники ставят им подножки. Родственники большей частью оказываются завистливыми, а родственники со стороны жены ко всем твоим поступкам относятся критически. Лишь нагаши (родственники по материнской линии) по-настоящему болеют за тебя. Кто знает, может, так оно и есть.

Один изъян бытия.

Весы, определяющие разницу между честностью и обманом

(Из проповеди в мечети)

Один бедняк доил единственную корову, молоко продавал на рынке, а вырученные деньги складывал в тайнике. Однажды, когда собралось много денег, он сел на корабль и поплыл в другие края по делам.

В пути он заснул. И тут откуда ни возьмись появилась обезьяна, вырвала из рук спящего бедняка мешочек с деньгами и забралась на самую макушку мачты.

Путник проснулся и обнаружил, что мешочек с деньгами пропал. Все вокруг обшарил, но ничего не нашел. И тут его внимание привлекла обезьяна на верхушке мачты.

Обезьяна вытащила из мешочка одну динару и кинула ему в руку. Другую динару она кинула в море. Так она постепенно опустошила мешочек.

Мораль повествования: этот бедняга, когда выходил на рынок продавать молоко, туда доливал немного воды. Монета, которую обезьяна кидала в руку бедняка, была заработана честным путем, а монета, выброшенная в море, — заработана обманным путем. То есть доля воды — в воду, доля молока — хозяину.

Шіркін*, как было бы замечательно, будь во все времена такие весы, которые точно определяли разницу между честностью и обманом!

Но такого приспособления нет…

Один изъян бытия.

* (Шіркін — междометие, выражающее чувство восторга, удовлетворения, пожелания или сожаления)

Космический интеллект

В нашем Таласском Алатау (Тәңіртау) есть пик имени Манаса.

У киргизов есть Манас батыр.

В конце прошлого века мы сообща праздновали тысячелетие Манаса батыра.

В городе Астане есть большая улица, носящая имя Манаса.

Какое значение имеет слово «Манас»?

В одной книге написали: «Космический разум — Манас». То есть космический интеллект.

Следовательно, это есть безграничный разум, который свойственен только Всевышнему. А может быть, это есть Создатель, который видит в абсолютной темени черного муравья, бегущего по черной доске, слышит неуловимый человеческим ухом шепот. Мы не знаем истины.

Один изъян бытия.

Где?

Раньше писали, что Турар Рыскулов расстрелян в 1938 году. А его прах покоится в могиле на кладбище в подмосковном Бутово. Но позже исследователи не нашли его прах в Бутово.

Некоторые издания утверждают, что Турар погиб в 1943 году.

Московский профессор В. М. Устинов, автор объемистой книги о Тураре Рыскулове «Служение народу», пишет, что есть очень секретные документы. Доступ к ним выдается лишь с личного разрешения Генсека. Бытует мнение, что Турар Рыскулов умер в Северном Казахстане от голода в 1943 году.

«Сын бая умер от голода». Как так?! Как могло случиться, что Турар Рыскулов, рискуя собственной жизнью, уберег миллионы от сталинско-голощекинской голодной смерти (геноцида), а в конце концов сам умер от голодной смерти?! Где справедливость, проклятье!

Даже могилы человека нет.

Многочисленные исследователи до сих пор не могут найти могилу Чингисхана.

А кто будет искать могилу Турара Рыскулова, который спас народ от голодной смерти?

Один изъян бытия.

Мечта Салауата

Сколько было лет Салауату,

На голове которого зеленая шапка из куницы,

Когда он врагов громил,

А теперь стоит в камне Волги и Урала.

(Башкирский народный эпос)

Давным-давно царица жестоко подавила восстание Емельяна Пугачева, принародно отрубив ему голову.

Главный помощник и главный сардар* Пугачева Салауат сын Жолая тоже попал в руки царского режима. Царица не стала казнить Салауата, чьи солдаты нещадно громили царские войска, а сослала в ссылку на остров Палдиск, что в Балтийском море, за Эстонией (вместе с отцом Жолаем).

И всю оставшуюся жизнь Салауат, закованный в цепи, таскал камни и строил укрепление против нашествия шведов.

Молодой, красивый Салауат к тому же был поэтом. Находясь в ссылке, он тосковал по родным краям, по Волге и Уралу. И эту тоску он выражал в стихах и поэмах, которые народ Бас қасқыр** (Башкирия) до сих пор исполняет с любовью.

Я бы вернулся в родные края, но нет дороги,

Воды преграждают мне путь на Родину.

Я бы из звезд построил мост,

Но судьба связала мне руки…

Не исполнилась мечта очень одаренного полководца, поэта, патриота своей страны Салауата, который получил звание генерала из рук Пугачева, и он навечно остался на чужбине, на острове в Балтийском море.

Это и есть несовершенство бытия.

И сколько бы веков не прошло, его народ до сих пор с тоской и любовью оплакивает его:

Среди коней на жайлау

Много пегих, но нет сивых.

Имя Салауата, громившего врага, вернулось,

А его самого нет…

По-настоящему несовершенный мир.

* (Сардар — предводитель воинов, военачальник

** (Бас қасқыр — этимология слова Башкир (Главный волк, вожак волков)

Расшитый кисет

В Алматы вокруг памятника Конаеву поставлены скамейки. Габен (Габит Мусрепов) часто отдыхает там. Иногда я сажусь рядом с ним. Габен начинает раскуривать сигарету «Космос».

Я спрашиваю:

— Когда Вы начали курить?

— С восемнадцати лет, — отвечает он. — Одна девушка подарила мне кисет, сшитый ею собственноручно, украшенный бусинками и узорами. Не будешь же носить в кармане пустой кисет. Я его наполнил саратовской махоркой, купил тонкую папиросную бумагу, скручивал «козью ножку» и начал курить. Не в затяжку. Научился выпускать дым из ноздрей. Почему-то казалось, что это нравится девушкам. Вот с тех пор и дружим с куревом.

Габену тогда было 84 года.

Если он начал курить с 18 лет, то, конечно, курево стало его старым другом.

Но ведь это тоже один изъян бытия.

Я ему говорю:

— Наверное, это вредно для легких?

Он отвечает:

— Что дольше хранится — копченое мясо или свежее мясо?

Через год он умер в возрасте 85 лет.

В «Каламгере»

Первое октября тысяча девятьсот семьдесят пятого года.

Габен (Мусрепов) дал мне деньги и велел купить бутылку коньяка.

— Сейчас придет старик по имени Шакир Абен. Он не традиционный казахский поэт, а пишущий поэт, философ. Из Семея, — сказал Габен.

Немного погодя пришел поэт Шакир. На голове круглая казахская шапка из норки. Белобородый. В руках трость.

Мы втроем сидим за маленьким столиком. Первым заговорил поэт Шакир. Обращаясь к Габену, он сказал:

— Я просто хотел встретиться с тобой. Никаких вопросов нет. Мне сейчас уже восемьдесят два года. По документам семьдесят шесть.

— В следующем году мне исполнится семьдесят пять лет. Так что ты на год старше меня. Но возраст человека не надо определять по дате рождения. Надо смотреть на его самочувствие, его силу, — сказал Габен.

В этом году мне исполнилось семьдесят пять лет (28 сентября 2007 года). Сколько лет прошло, как Шакир акын и Габен покинули этот мир…

— Возраст исчисляй, глядя на силу, — напутствовал Габен. Кто знает…

Все равно этот мир несовершенен.

Талант не продаётся

Однажды Габен сказал:

— Все можно купить! Если в кармане есть деньги, живи себе в удовольствие. Все можно купить: и звание, и совесть, и любовь женщины…

Только талант не сможешь купить. Никогда. Потому что талант дает не человек, а Бог.

Двери нашего Союза (он говорит про Союз писателей. — Ш. М.) настежь открыты: и для халтурщиков, и для бездарных проныр. Вот что имеется в виду, когда говорят: «Если пропадает крышка котла, у собаки пропадает совесть». Ты знаешь об этом?

Я, конечно, знаю.

Это тоже один изъян бытия.

…Нынешний Союз писателей — как посевные пашни нашего Мынбулака: посеянные пшеница и ячмень не видны из-за густо прорастающего сорняка, брунца, остролодочника.

Семьдесят пять

Несколько лет назад известному литератору, критику, большому ученому Шерниязу Елеукенову исполнилось 70 лет. Юбилей праздновали в Алматы — в Доме науки. Тогда юбиляр сказал вот какие слова:

— Слово жетпіс* состоит из двух слов: «жет»** и «піс»***.

А я вот отпраздновал семьдесят пять. И теперь мне часто вспоминаются те слова Елеукенова. Согласен, пусть будет «жет». Но «піс»… Опасно. Каждый хочет сорвать и съесть созревший плод. Особенно обидно, когда птицы клюют, и плоды падают на землю. Нехорошо. К тому же созревшие плоды сами падают на землю — их еще называют падалицей. О чем это говорит?

Хорошо, что дошел.

Но созревание чревато.

Один изъян бытия.

* (Жетпіс — семьдесят, но если разделить на два слова)

** («жет»)

*** («піс», то получится совсем иной смысл: «жет» — достигни, доживи и «піс» —
созрей)

Качество книги

Ржа съедает металл. Но она рождается внутри металла.

Нехорошие поступки, которые совращают человека, совершаются самим человеком. Это та же самая ржа. Ее не отмоешь с мылом.

Если человеческую душу начинает разъедать ржа, только книга может вывести ее. Конечно, благородная книга, честная книга.

Во-первых — Куран!

Во-вторых — Хадисы!

Великие классики.

Великие казахские поэты и писатели.

Книга — пища, воды не просит. Книга — дивное богатство. Книга — спутник жизни.

Кто не любит книгу, тот не любит Бога.

Один изъян бытия.

Покорители

Телевидение бессовестно мелет вздор. Говорит, что альпинисты покорили один из пиков Хан Тенгри.

Хан Тенгри не враг, чтобы его покорять. Глагол «покорять» является любимым словечком оккупантов, колонизаторов.

Это нехорошее слово вошло в наш лексикон со времен Петра Первого, Ивана Грозного. Разбойник с большой дороги Ермак нанялся к богачам и захотел узнать, что же находится за «каменным поясом», преодолел его — Уральские горы, ворвался в просторы Сибирского ханства и силой захватил государство Кошим хана.

Кровавый разбойник Ермак утонул в притоке Иртыша — реке Багай. Царь по его следам покорил Сибирь.

Да что царь, если уже в советскую эпоху появились «покорители целины». Хрущев во всеуслышание хвастал, что он за один год сделал то, что русские цари не могли сделать столетиями.

«Покорение» — скверное, гадкое слово. Болтают, что покорили Хан Тенгри. Телевидение оказалось в плену скверны.

Что за невежество?!

Один изъян бытия.

Старая чинара

Каждый раз, приезжая в родное село, посещаю родовое кладбище. Иначе не покидает такое ощущение, будто чего-то не хватает. Иногда один, иногда вместе с внуком Илико на конях едем к месту захоронения предков.

Восточная часть глубокой балки покрыта густыми зарослями камыша, красного изеня, полыни. Среди них скрываются древние бугорки.

Это одна часть кладбища предков. Привязав коня, читаю молитвы за упокой их души. Здесь похоронен отец моего отца дедушка Бердимбет. На этом кладбище лежит великая мать Куникей. Вернее, здесь лежат их кости. А души, с позволения Аллаха, находятся в небе, на одной из звезд. Пусть Создатель дарует им место в раю!

На западной части глубокой балки растет ветвистая чинара. Она стоит, как сторож этого кладбища.

Та чинара была еще во время моего детства. До сих пор стоит. А мне уже перевалило за семьдесят пять лет. А чинара все та же. Только ствол покрыт многослойной корой, будто ее тело исполосовано глубокими морщинами. В одном боку — дыра. Какой-то проклятый безумец топором высек в стволе щель, углубил ее и поджег. Так образовалось дупло в рост человека. Иногда про себя думаю: когда умру, положили бы меня в это дупло, чтобы я и после смерти мог смотреть на могилы дедушки Бердимбета и великой матери Куникей на противоположном берегу. А листья старой чинары шумели бы на ветру и пели космическую песнь день и ночь…

Только Богу известно, где тебя настигнет смерть и где будешь похоронен.

Мы же только грезим.

Один изъян бытия.

Еда и камень

1944 год. Весна. Было очень трудное время. Еле пережили зиму, до того исхудали, что животы к спинам прилипли.

Начали щипать едва пробивавшуюся траву. Совсем как животные.

Мать Айша предупреждала:

— Пока не прогремит первый гром, не ешьте дикий лук, он может быть ядовитым.

Мы протягиваем к небу исхудалые руки и ждем, когда же прогремит гром. Небо ничего не дает нам в ладони. Небо смотрит на нас белесыми тучками.

В один из таких дней я взял за руку младшую сестру Курмаш и повел ее в соседнее село к Кайыркулу. Надеялся, что он даст кусок хлеба, в ладошки насыплет толокно.

Председатель Кайыркул прогнал нас:

— Уходи, айда!

Чувствую, что-то сжимаю в кулаке.

Открыл ладонь, а в ней камень.

Неужели Кайыркул вместо еды камень в руки положил? Я вновь сжал камень в руке и изо всех сил кинул в дом Кайыркула.

Не помню, где и как я подобрал тот камень.

Один изъян бытия.

С казахского перевел
Бекет МОМЫНКУЛ.

Продолжение следует

Комментарии закрыты.