The news is by your side.

Один изъян бытия. Глубокая философия народного писателя

Глубокая философия народного писателя

Продолжение
Начало в № 113 (19174) от 27 сентября

Сабля и карандаш

Сабля рубит людей и создает богатство.

Карандаш находит богатство и просит милостыню.

Об этом Жусип Баласагун написал давным-давно. Но бедняги, которые держат в руках карандаш, все такие же…

Один изъян бытия.

Не все согласны

Не думай о собственной выгоде,

Думай о выгоде народа!

Твоя выгода в ней.

Но не все так думают.

Один изъян бытия.

Что делать?

«Женившийся на красивой женщине всю жизнь будет подозрительным. Женившийся на богатой женщине всю жизнь будет рабствовать», — написал наш предок Баласагун.

Один изъян бытия.

Обида Шугылы*

«…Но иногда сталкиваешься с ситуациями, которые сильно задевают за больное. Бывают случаи, когда единокровных казахов, как на крыльях, прилетевших на родину предков, чье сердце от радости готово выпрыгнуть из груди, в некоторых государственных органах обвиняют в незнании русского языка и не удостаивают ответом на вопросы». (Шугыла. Телеканал «Астана», 16 декабря 2006 года).

А как понимать, что их в некоторых местах унижают, заставляя пасти свиней?

Один изъян бытия.

Когда исправят историю?

31 января. В Президентском культурном центре состоялась конференция «Необъятная степь». Мырзатай Жолдасбеков открыл ее вступительным словом, а доклад сделал Абиш Кекильбай. На той конференции Омирбек Байгелди сказал: «Казахская история не вмещается в 500 лет. Грех начинать историю казахов с ханов Керея и Жанибека». Омеке имел в виду эпоху Саков.

Ученые историки до сих пор не могут изучить и правильно написать историю казахов.

Один изъян бытия.

Родная земля

Корреспондент спрашивает у меня:

— Большинство людей живут в городах. А почему Вы все время мечтаете и рветесь в аул?

Я отвечаю:

— Ранней весной из Африки за тысячи километров к нам спешат синички, ласточки. Что, скажешь, им в Африке негде гнездиться? Вот видишь, даже птицы преодолевают тысячи километров, чтобы вернуться на родную землю. А я же человек!

Но есть и такие, кто чуждается родной земли, и это от несовершенства бытия.

Испражнившийся в собственное гнездо — не сокол.

Отрекшийся от своего косяка — не тулпар.

Заблудившийся гусь

Чем больше редеют ряды, тем больше становишься похожим на заблудившегося гуся.

Настоящее сиротство, истинное одиночество приходят так.

Изъян бытия в этом. Иначе где Осер? Где Жолдасбек? Где Кенес? Где Ауесхан?

Настоящее произведение

Через много лет я заново прочитал «Слепого музыканта». Из глаз выкатилась скупая слеза и повисла на ресницах.

Чтобы твоя душа попала в рай, писатель Короленко!

Если писать, то надо только так, как он.

Я тоже написал про покойного Мусрепхана. «Жарамазан»*.

* (Жарамазан — вид обрядовой песни, которую исполняют под окнами домов во время месяца Рамазан)

Но человек, прочтя мой рассказ, будет ли так же растроган, что прослезится?

Вот в чем вопрос!

Чей грех?

Земля — мать человечества. Но сколько в ней плодородной почвы, чтобы прокормить людей? Если взять за образец земного шара простой арбуз, то его тонкую зеленую кожуру можно представить, как гумусный слой земли.

Если прочитать очерк писателя Чивилихина «Земля в беде», то можно понять, насколько бесценно плодородие поч­вы. Однажды Чивилихин переночевал в доме друга — лесника в Горном Алтае. Утром он проснулся и вышел на улицу, а там все черным-черно. И деревья в лесу черные. Писатель удивился и спрашивает у лесника:

— Что это такое?

— Земля в беде, — отвечает тот. — А это пыль с земли Казахстана, которую там подняли свирепые ветры и донесли до нас.

Чтобы восстановить гумус почвы, подвергшейся эрозии, необходимо семьсот лет.

Вот она — «целинная эпопея» казахской степи, которую безжалостно и бездумно перепахали.

Земля, лишившаяся плодородной почвы, — бесплодна. На ней ничего не растет.

Это тоже эпоха.

Один изъян бытия.

Кто осторожен?

Лукпана Хакима* спросили:

— У кого ты научился осторожности?

— У слепых, — ответил Лукпан Хаким.

В Мынбулаке покойный Жолдасбек всегда тыкал чем-нибудь в зад слепому Мусрепхану, он так забавлялся. Конечно, они были сверстниками и прощали друг другу самые изощренные шутки и издевательства.

Но Мусрепхан издали узнавал, что приближается Жолдасбек, и удобнее перехватывал свою палку-клюку. И как только тот подходил вплотную, слепой ловко и точно охаживал его палкой по спине. Бедный Жолдасбек взвывал от боли.

И кого после этого, скажите на милость, Бог создал ущербным? Жолдасбека или Мусрепхана?

О, Аллах, пусть их души покоятся в раю!

* (Великий Лукпан Хаким — врачеватель и мудрец Востока, учитель ибн Сины (Авиценны)

Асату*

Традиция древнетюркских султанов: если им нравились стихи придворных поэтов, они насыпали в рот стихотворцу золотые монеты — сколько влезет.

Если стихи не понравятся, то поэту в рот запихивали конский навоз.

Если сейчас возродить эту давнюю традицию, то современная литература поднимется на пик славы.

Но все «ералаш».

Один изъян бытия.

* (Асату — угощение (горсть мяса, бесбармака, плова), которое самый почетный гость из сидящих за столом собственноручно клал в рот приглянувшемуся из числа тех, кто обычно не сидел за столом, а прислуживал; этикет, распространенный среди казахов и кыргызов)

Проглотят
и не подавятся

В «Книге покойников» древнего Египта есть такие слова:

«Я не запруживал текущую воду.

Я никого не убивал.

Я не обманывал на весах.

Я не обижал слабых.

Я никого не заставил обливаться слезами».

А как у нас обстоит сейчас, если оценивать с такой точки зрения?

Жирная кость

Если жирной костью ударить собаку, она не заскулит.

Некоторые люди такие же.

Узурпаторы нередко применяют этот метод.

Один изъян бытия.

Ступают
на извилистый путь

Поражаешься всемогуществу Создателя. Он создал мир справедливым, без единой шероховатости.

Все подчиняются определенному порядку: и Солнце, и Луна, и Земля вращаются вокруг своих осей. Бесчисленные звезды тоже придерживаются установленного порядка.

А вот люди так ли дисциплинированы? За исключением пророков, сподвижников пророка Мухаммеда, редких мудрецов, все в основном находятся в каком-то шатании. Ступают на извилистый путь. Блуждают, спотыкаются, падают.

Плачут, воздев руки к небу:

— О, Боже, чем я провинился?!

Если идешь по пути, указанному Богом, не будешь горько плакать.

Но люди часто забывают об этом.

Один изъян бытия.

Малочисленные становятся жертвами

Невнимательный путник нечаянно задавил навозного жука, который катил кучу, в три раза большую, чем он сам. Мураши, тут как тут, напали на беднягу.

Мураши — это муравьи-карлики. Тысяча мурашей по размеру не потянут на одного. Но тысяча мурашей тащат за собой огромную тушу раздавленного жука. Куда тащат? Или в пищу употребят? Или хотят обрядить и похоронить?

Наверное, все же это для них пища. Всем надо есть. Ведь и сам жук стал жертвой своей ненасытности.

Смотришь на святость мира, но жизнь так устроена. Большинство не жалеет меньшинство. Даже непобедимого Кубылая с его бесчисленной армией китайцы разбили наголову. Так победоносные воины сами ассимилировались с китайцами.

Так кто же тогда победил?

Как понимать этот мир?

Виселица и слава

Убить легко. Оживить невозможно. Какие выдающиеся люди были убиты в сталинскую эпоху?!

Главный обвинитель прокурор Вышинский. Председатель сталинского Верховного суда СССР В. Ульрих.

Расстреляны: Бухарин, Рыков, Ходжаев, Икрамов, Рыскулов, Сейфуллин, Майлин, Жансугуров, Нураков, Магжан Жумабаев… и много других крупных деятелей.

После смерти Сталина их всех реабилитировали. Да что там реабилитировали, стали восхвалять.

Но какая от этого польза? Может быть, есть польза с точки зрения гуманизма, морали.

Но ведь уже не воскресишь насильственно убиенных.

Может быть, им на том свете лучше, чем тут, потому что здесь они пережили неимоверные страдания, хоть и были невиновны. Но все же они не вернутся в этот бренный мир.

Это и есть несовершенство бытия.

Воробей и человек

Ранним утром высыпал на балконе горсть проса и стал наблюдать из комнаты.

Вначале прилетел один воробей и стал осторожно клевать просо. Попробовал и начал верещать, приглашая своих сородичей.

Балкон мигом заполнился воробьями.

Вот что значит — делись с ближним.

А, скажем, найдет человек сундук с золотом, станет ли он звать родственников и будет ли с ними делиться?

Об этом у покойного Оралхана Бокея есть замечательный рассказ… Один нищий дервиш шел по дороге, приговаривая «Аллаху ах!». И вдруг нашел торбу, доверху набитую золотом. Он хотел сообщить людям о находке и крикнул:

— Уа, люди!

Но люди, привыкшие к подобным крикам дервиша, не обратили на него никакого внимания. Тогда он про себя воскликнул:

— Я золото нашел!

Так он очистился от греха.

В бренном мире бывает и такой обман.

Из преступления — преступления

В том, что в обществе увеличилось количество преступлений, виноваты коррупционеры и взяточники всех мастей. Они самым бессовестным образом насильно отбирают долю простых людей, поэтому честные люди вынуждены преступать закон, чтобы выжить.

Это преступление порождает следующее преступление.

Один изъян бытия.

Какой родственник

Не следует родниться с кем ни попадя. Но если уж породнился, не следует верить словам. Кто верит словам, тот может накликать на себя беду. Кто выходит в дорогу, может обрести находку (Айтеке би).

Люди не прислушиваются к этому совету.

Все беды от этого.

Гнев и ум

«Где есть гнев, уму не место», — сказал Толе би.

Большинство людей вспыльчивы. Откуда взяться уму.

Один изъян бытия.

Рыбья косточка

Девяностодевятилетняя королева Британии Елизавета I любила ловить рыбу. Однажды в ее горле застряла рыбная косточка. Перед операцией по удалению этой треклятой косточки королева сказала:

— Скольким рыбам в горло вонзала крючки, и вот теперь рыба отомстила мне.

Видать, было очень стыдно, что монаршая особа подавилась рыбной косточкой.

Это тоже несовершенство бытия.

За кем должок?

Лютая зима 1943 года. Перед входной дверью — гора золы. Птицы слетаются сюда и ищут в золе пропитание. Но откуда в золе взяться пище?

Птицы голодные. И мы голодные.

На куче золы устанавливаем волосяные силки. Попавшую в силки птицу жарим на огне и едим.

Жалко. Сейчас каждое утро насыпаю на балконе зерно. Чтобы птицы простили то, что мы ели их с голоду.

Но ведь и они не безгрешны. Они склевывали все просо, которое мы с трудом выращивали на клочке земли.

Итак, кто у кого должен просить прощения?

Только одному Богу известно.

С казахского перевел Бекет МОМЫНКУЛ.

Продолжение следует.

Комментарии закрыты.