The news is by your side.

«Песня Татьяны». Абай читал пушкинские стихи сердцем поэта

Абай читал пушкинские стихи сердцем поэта

Абай Кунанбаев первым в казахской степи познакомил свой народ с произведениями Александра Сергеевича Пушкина, переведя их на казахский язык. Умом и глубиной души постиг Абай поэзию Пушкина и поставил перед собой задачу — донести до своего народа красоту его стихов, поэтическую и идейную.

Первое его знакомство с творчеством Пушкина начинается с чтения повести «Дубровский». Две толстые книги с произведениями Пушкина и Лермонтова были самыми востребованными поэтом. За ними он провел немало вечеров. Мухтар Ауэзов в романе «Путь Абая» пишет: «Весь вечер Абай сидел над Пушкиным. Этот день был первым днем, по-настоящему сроднившим Абая с Пушкиным: он читал теперь пушкинские стихи не глазами читателя, а сердцем поэта».

Абаю были близки дух творчества Пушкина, тематика лирики, глубина мыслей и чувств, выраженная в лаконичной и простой форме. Под влиянием Пушкина он совершенствовал свой поэтический стиль, ввел и утвердил в казахской поэзии несколько новых стихотворных форм.

Акын перевел на казахский язык отрывки из романа «Евгений Онегин» и мастерски, в сжатой форме, передал волнующую историю его главных героев — Евгения Онегина и Татьяны Лариной, приблизил ее к пониманию казахской молодежи XIX века.

О переводе Абаем пушкинского романа Герой Советского Союза, писатель Бауыржан Момышулы говорил: «В «Евгении Онегине» 389 строф, около пяти с половиной тысяч строчек. Абай вместил все это в 376 строк, чтобы роман был понятен казаху… Он переделал самые главные ключевые события на привычный для восприятия казахов размер… Из третьей главы Абай перевел только письмо Татьяны… Перевод получился лаконичным. Казахскому читателю отлично передано содержание романа Пушкина».

Это были вольные переводы отдельных отрывков. Абай не просто перевел, а написал к ним мелодии. Они не были напечатаны при жизни поэта, но благодаря мелодиям Абая широко распространились по всей степи как народные и пелись они под аккомпанемент домбры.

В 1936 году Мухтаром Ауэзовым написаны первые страницы будущего романа-эпопеи «Путь Абая», и начал он с «Письма Татьяны» — главы, посвященной переводу письма Татьяны Онегину.

В 1936 году в газете «Қазақстан әдебиеті» («Литература Казахстана») впервые был напечатан отрывок из романа под названием «Как запела Татьяна в степи». Мухтар Ауэзов писал: «В зиму 1887 года великий русский акын Пушкин впервые вступил в простор казахских степей, ведя за руку милую свою Татьяну. Он принес в эти просторы радость своих песен, а его Татьяна пришла как близкая, как родная всем и научила молодые сердца казахов тому языку искреннего чувства, каким еще никто не говорил в казахской степи».

О воздействии на Абая пушкинского слога свидетельствуют и строки из романа: «Он и решил перевести письмо Татьяны. Последние два дня он помогал ей заговорить на чужом ей казахском языке… Русская девушка Татьяна грустила одной грустью с дочерьми казахов! Такие далекие и по языку, и по обычаям, они оказались близки друг другу и мыслями, и судьбой, и пламенными чувствами…

С глубоким вздохом Абай вновь склонился над письмом Татьяны. «Какие искусные слова! Не слова — дыхание, трепетное биение сердца, … нежная глубина», — подумал он с восхищением и неожиданно вспомнил сложенные им когда-то стихи «Речь влюбленных не знает слов». Покоренный волнением Пушкина, он снова вчитывался в пушкинские строки».

Абай вспомнил свою молодость, образы двух любимых девушек — Тогжан и Салтанат, их печальные судьбы. «Обе, подобно самой Татьяне, подавили ра­зумом голос сердца, обе не смогли поднять голов, опутанных уздою неволи… Пусть их чуткие сердца вникнут в эту песню, они поймут ее как свою», — думал Абай».

Песня Татьяны, созданная Абаем, стала любимой и популярной в народе. Первой ее исполнительницей стала жена Абая Айгерим, известная на всю округу певунья с красивым голосом. «… и Айгерим запела «Письмо Татьяны». Она пела… с глубоким душевным волнением, с трогающей сердце душевной тоской… Все в юрте слушали ее, сдерживая дыхание, покоренные пением. По молчаливому знаку Абая Айгерим допела длинную песню всю до конца», — читаем у Мухтара Ауэзова.

«Песню Татьяны» любили и пели не только в Чингизских горах и степях, с удивительной быстротой она распространялась по всему Казахстану, и немалую роль в этом сыграли и девушки, сородичи Абая, вышедшие замуж в дальние края и увозившие с собой чуть ли ни как часть приданого рукописные сборники стихов и песен Абая. «Песня Татьяны» звучала на вечеринках в аулах и городах.

Д. Иванов, русский ученый и писатель XIX века, путешественник по казахским степям, в очерке «На утином перелете», восхищаясь пением и игрой на домбре старого казаха, вдруг встрепенулся от удивления, услышав очередную песню: «Признаюсь сразу, я собственным ушам не поверил. Вообразите только, старый киргиз распевал «Письмо Татьяны к Онегину». Песня была воспринята слушателями с одобрением. На вопрос Иванова, кто же сочинил эту песню, певец ответил, что какой-то казахский акын». Далее Иванов писал: «Об истинном авторе, он, конечно, даже не подозревал».

А вот что писал в воспоминаниях Алихан Букейханов: «В 1899 году в Коконской волости киргизский поэт Адылхан предложил нам послушать «Письмо Татьяны» под аккомпанемент его скрипки. Адылхан, не без гордости указав на себя, пояснил, что у русских был такой же, как он певец, «ахын» Пушкин, который воспел, как Татьяна «слу» (красавица) полюбила джигита Онегина, которому и написала письмо. В тот же вечер Адылхан, знающий много оригинальных стихов Абая, спел нам несколько его переводов из Лермонтова, пояснив при этом, что Лермонтов был недоволен жизнью, а Пушкин относился к ней, как мудрец».

О переводах Абаем романа «Евгений Онегин» писали в периодической печати дореволюционной России, в частности, в многотомнике «Россия» (том 18-й, 1903 г.) в статье, посвященной Абаю, отмечалось: «… Этому же автору принадлежат хорошие переводы «Евгения Онегина», … таким образом, от семипалатинских өленші (певцов) можно слышать, например, «Письмо Татьяны», распеваемое, конечно, на свой мотив».

Впервые «Песня Татьяны» была опубликована в 1909 году в Санкт-Петербурге в сборнике «Стихи казахского поэта Ибрагима Кунанбаева».

Что касается мелодии этой песни, то существовало несколько вариантов. В разных областях Казахстана ее пели по-своему, несколько видоизменяя мелодику. Все они были записаны в свое время из уст народных певцов Б. Ерзаковичем, А. Бимбоэсом, Л. Хамиди, А. Жубановым и другими. В данное время известны четыре варианта песни (по некоторым источникам — шесть).

Впервые «Песню Татьяны» записал и переложил на ноты музыкант-этнограф и композитор Александр Затаевич в 1922 году в Оренбурге в исполнении Ш. Медетова, второй вариант записан там же от других исполнителей. Третий вариант записан на ноты композитором Латифом Хамиди в исполнении А. Искакова, четвертый — музыкальным исследователем К. Жузбасовым в 1984 году в исполнении Макен-апай, внучки Абая. Мелодия в стиле романса выражает глубокие чувства пушкинской героини.

Следует отметить, что среди множества вариантов абаевской песни наиболее приближены к оригиналу те, которые исполнялись выходцами из Семипалатинского региона, потомками Абая, среди которых и его внучка, известная Макен-апай Мухамеджанова, дочь Турагула, в исполнении которой в 30-х годах XX века в Алматы Ахметом Жубановым были записаны и переложены на ноты 16 песен, среди которых «Письмо Татьяны», «Письмо Онегина», «Предсмертная исповедь Онегина».

Композиторы современности в своих произведениях использовали мелодию абаевской «Песни Татьяны». Во второй половине XX века композитор Газиза Жубанова написала ораторию «Песня Татьяны» на слова Абая, Сергей Шабельский использовал мелодию в финале фортепианного трио, посвященного памяти Абая, а украинский композитор Михаил Скорульский — в фортепианном квинтете «Памяти Абая».

Тема Абая и Пушкина затронута и в изобразительном искусстве. Серию картин «Песня Татьяны в степи» написал художник М. Кагаров.

Линогравюру «Письмо Татьяны» создал театральный художник и график Мэлс Ержанов. Абай изображен сидящим за письменным столом, держит в руках книгу большого формата — произведения А. С. Пушкина. Рядом с книгой лежат чистые листы бумаги и перо. Слева горит свеча (известно, что Абай любил писать длинными зимними вечерами допоздна), а за спиной висит портрет Пушкина. Художник изобразил начало творческого процесса — перевод произведений Пушкина. На темном фоне картины высвечиваются лица Абая и Пушкина — два образа, символизирующих созвучие двух культур.

Фатима ОРАЗБЕКОВА,
педагог-ветеран, член Союза журналистов Казахстана,
Арман ШАУХАНОВ,
кандидат педагогических наук, доцент Университета Дулати

Комментарии закрыты.