The news is by your side.

Простор для деятельности. Можно ли остановить деградацию казахстанских земель?

Можно ли остановить деградацию казахстанских земель?

К чему ведет нерациональное использование земель, рассказала председатель правления Казахского НИИ почвоведения и агрохимии имени У. Успанова Раушан Рамазанова.

— Раушан Хамзаевна, насколько остро сегодня стоит проблема эффективного использования земель в стране?

— По оценкам ученых, в Казахстане площади деградированных и опустыненных земель составляют 75 процентов всей территории. Следовательно, на долю плодородной почвы остается лишь 25 процентов, но и те подвержены повышенному риску экологической дестабилизации, которая выступает следствием экстенсивного развития сельскохозяйственного производства, интенсификации добывающей промышленности и наличия ряда военных испытательных и учебных полигонов.

Большую озабоченность на орошаемых землях юга Казахстана вызывает проблема их мелиоративного состояния. Ввиду сильной степени деградированности и невозможности дальнейшего использования массивы орошаемых территорий попросту переводят в категорию залежных, бросовых.

По данным Комитета по управлению земельными ресурсами Министерства сельского хозяйства, в настоящее время на территории четырех южных областей респуб­лики из 1620,1 тысячи гектаров орошаемых земель не используются 279,9 тысячи гектаров — 17,32 процента. Со временем эти участки, постепенно засоляясь, превращаются в солончаки и, подобно высохшему дну Аральского моря, становятся источниками ветрового переноса солей.

— Основным индикатором деградации почвы служит содержащийся в ней гумус. Как изменилось его содержание?

— Анализ современного состояния земель сельскохозяйственного назначения республики показал, что в результате их экстенсивного использования количество гумуса существенно снизилось.

Как свидетельствуют данные Республиканского научно-методического центра агрохимической службы (ГУ «РНМЦАС» — Прим. ред.), в 2021 году доля пахотных почв с низким содержанием гумуса из обследованной площади пашни достигла 62,5 процента, в том числе на орошении — 96,7 процента.

По данным ученых, потери гумуса после освоения целинных и залежных земель составили 40 процентов от исходного его содержания. Ежегодно каждый гектар обрабатываемых казахстанских земель теряет 0,5-1,4 тонны гумуса! Между тем доказано, что его содержание стабилизируется в почвах через 10-15 лет после распашки целины, но на более низком уровне, соответствующем принятой системе земледелия при условии соблюдения всех мероприятий по накоплению.

Почвы 57 процентов обследованной пашни имеют очень низкое и низкое содержание легкогидролизуемого азота, причем на орошаемых землях этот показатель доходит до 98,7 процента. Около 70 процентов обследованной площади пахотных земель очень мало и мало обеспечены подвижным фосфором. Лишь 94 процентов почвы отличается высоким содержанием обменного калия, достаточным для удовлетворения потребности сельскохозяйственных культур в элементах питания.

— Почему казахстанские почвы так чувствительны?

— В связи с разнообразием почвообразующих пород и рельефа, а также засушливостью климата почвы Казахстана отличаются от почв других стран низкой устойчивостью к антропогенным нагрузкам и в сильной степени подвержены процессам деградации и опустынивания.

— Раушан Хамзаевна, когда речь идет о неэффективно используемых землях, к ним также относят пашни, на которых фермеры нарушают севообороты или не вносят удобрения?

— Конечно, и причиной такого положения является недооценка роли агрохимических средств, и, как следствие, низкий уровень применения органических и минеральных удобрений — материальной основы формирования высоких урожаев сельскохозяйственных культур хорошего качества. Поэтому наблюдается снижение продуктивности земледелия. Этот факт известен давно, но проблема так и не решается.

К примеру, в 2019 году, по данным Республиканского научно-методического центра агрохимической службы, в возделываемые земли по республике было внесено 472 тысячи тонн туков. В пересчете на гектар пашни это составляет всего 7,2 килограмма действующего вещества NPK на гектар, то есть 17 процентов от биологической потребности сельскохозяйственных культур. И для сравнения: в 1989 году, когда был отмечен пик химизации земледелия в Казахстане, данный показатель составлял 49 килограммов.

При этом ежегодно из почвы с урожаем выносится в 100 раз больше питательных элементов, чем поступает их с удобрениями. Комментарии, как говорится, излишни.

Совершенно очевидно, что при таком объеме внесенных удобрений невозможно гарантировать воспроизводство почвенного плодородия и получение высоких урожаев.

— В последние годы Правительством принимаются меры по улучшению ситуации. Так, принято решение о развитии производства минеральных удобрений, для чего намечено строительство заводов в Актобе, Уральске, Актау и модернизация предприятия в Таразе. Пересматривается механизм субсидирования, что позволит фермерам увеличить объем закупа и применения витаминов плодородия. Что еще необходимо сделать, по вашему мнению?

— Для надлежащего контроля над состоянием почв в различных природно-климатических зонах республики необходимо проводить периодические широкомасштабные мониторинговые исследования, оцифровывать почвенные ресурсы с использованием методов дистанционного зондирования земли и ГИС-технологий.

Полезно будет создать также современную почвенно-информационную систему для оперативного и целенаправленного управления состоянием и рациональным использованием почвенных ресурсов.

К сожалению, в республике недостаточно законных и подзаконных актов, однозначно регламентирующих определение почвы, ее плодородие. А ведь это должно быть в числе обязательных критериев эффективности осуществления земельной политики и всех мероприятий по землеустройству.

Назрела необходимость, по аналогии со многими странами мира, принять законы о государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения, которые бы юридически регламентировали вопросы по рациональному использованию почвенных и земельных ресурсов, по сохранению и воспроизводству плодородия.

К примеру, в Узбекистане в 2022 году для решения проблемы деградации почв было принято постановление «О мерах по созданию эффективной системы борьбы с деградацией земель». Документом преду­сматриваются ведение единой государственной политики, разработка программ и перспективных стратегий, мониторинг по признакам деградации земель и их опустынивания на основе широкого использования передовых научных разработок и инноваций. В соответствии с этим постановлением при Минсельхозе Узбекистана создан департамент, специализирующийся на вопросах борьбы с деградацией земель.

Министерству инновационного развития соседней республики поручено финансировать научные разработки профильного института, направленные на борьбу с деградацией земель, снижение ее негативного воздействия и смягчение последствий, а также на охрану почв.

По мнению казахстанских ученых, важным и необходимым является принятие целевой государственной программы «Плодородие» для осуществления оперативного мониторинга состояния почв, выявления и устранения причин их деградации, разработки эффективных методов повышения урожайности. Это обеспечит стимулирование рационального землепользования, законодательно закрепит механизмы, предусматривающие различные меры по восстановлению плодородия почв.

В данном вопросе необходимы научно обоснованный подход и привлечение ученых-почвоведов и агрохимиков, которые имеют многолетний опыт проведения географических, мелиоративных, эрозионных, геохимических, экологических, агрохимических фундаментальных и прикладных исследований.

Если же говорить о применении удобрений, то нам следует пересмотреть подход к их использованию, а именно: учитывать не только реальную обеспеченность доступными формами питательных элементов, но и мелиоративное состояние, степень деградированности полей, особенности культур и сортов, размещения полей на местности, рельеф, гидрогеологические условия.

— Раушан Хамзаевна, что вы можете сказать о применении фермерами различных импортных удобрений, которые заполнили наш туковый рынок?

— Это еще один важный аспект в практике агрохимии. Ранее одной из важных задач научно-методического центра было испытание эффективности новых видов и форм удобрений. Сейчас эта работа практически сведена к нулю.

Между тем удобрения, поставляемые на рынок Казахстана, должны проходить испытания на соответствие требованиям экологической безопасности, биологической и хозяйственной эффективности.

Должно быть подготовлено заключение, содержащее научно обоснованные нормы их внесения и регламент применения в соответствии с концепцией четырех правил (форма, доза, срок, способ). Для этого необходимо разработать и утвердить инструкцию о порядке испытаний и регистрации удобрений в Республике Казахстан.

Испытания туков должны проходить в научно-исследовательской организации, которая определяется регистрирующим органом по аналогии с испытанием пестицидов учеными Казахского НИИ защиты и карантина растений имени Жазкена Жиенбаева.

— Если говорить о вкладе казахстанских ученых в изучение почв, удается ли вам давать всестороннюю оценку их состоянию?

— Ученые изучают закономерности формирования почв, почвенного покрова Казахстана и его рациональное использование. В поле нашего зрения — разработка методов и приемов воспроизводства плодородия и охраны почв, оценка их в условиях антропогенеза и повышения продуктивности сельскохозяйственных культур, разработка новых способов получения отечественных биоорганических, биоминеральных и жидких комплексных удобрений.

Но, к сожалению, без внимания остаются такие фундаментальные разделы почвоведения и агрохимии, как физика и химия почв, почвенная биология, минералогия почв, их гидрология, бонитировка и охрана, физиология и биохимия питания растений, экологическая агрохимия, не говоря о палеопочвоведении, грунтоведении, почвенной стратиграфии.

Все эти разделы дополняют знания о природе протекания почвенных процессов, механизмах питания растений для получения инструментов управления ими. Почвенно-агрохимические исследования в настоящее время не в приоритете, ибо они не приносят на выходе конкретную продукцию — зерно, корма, сорта, породы или денежные поступления от оценки земель.

Вопросы состояния почв сейчас затрагивают чисто статистическую сторону. Никто не задумывается о том, что происходит с землей, ведь все процессы, протекающие в ней, невидимы. В этом и заключается опасность бездействия — есть предел устойчивости и необратимости.

— Это может привести к окончательной потере отечественной научной школы почвоведения и агрохимии…

— И это печально. Парадоксально: Казахстан, будучи аграрной страной, обладая большими почвенными ресурсами, не имеет профильных специалистов в данной отрасли науки и знаний.

Тех, кто остался, — единицы. Это представители еще советской школы, которые, прилагая значительные усилия, пытаются сохранить и передать свои знания и опыт немногим молодым ученым, пока еще работающим по специальности.

В Государственном классификаторе направлений подготовки кадров с высшим и послевузовским образованием отсутствуют код и классификация направлений подготовки «Почвоведение». В результате мы ощущаем резкую нехватку почвоведов и агрохимиков. Если такая ситуация сохранится, то профильные организации будут окончательно обескровлены.

Важна заинтересованность госорганов в решении этих проблем. Аграрный сектор как базовая отрасль экономики республики должен интенсивно развиваться с учетом мирового опыта использования и сохранения основного средства производства — почвы. Она — главное богатство любого государства, поскольку с ее помощью производится до 90 процентов продуктов питания.

Еще в XIX веке немецкий ученый Юстус Либих писал: «Причина возникновения и падения наций лежит в одном и том же. Расхищение плодородия почвы обусловливает их гибель, поддержание этого плодородия обеспечивает их жизнь, богатство и могущество».

Поэтому и Казахстану следует уделять особое внимание проблеме воспроизводства плодородия почв для обеспечения жителей высококачественными продуктами питания.

Беседовала Марина ДЕМЧЕНКО,
«Казахстанская правда»

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.