The news is by your side.

С чистого листа

Заиржан надеется на условно-досрочное освобождение.

Покаялся — будто заново родился

Слушать. Думать. Сомневаться. Обсуждать. Эти навыки вернули Заиржану Амурлаеву истинную веру в бога и надежду на возвращение в обычную жизнь. Осужденный в 2006 году за пропаганду терроризма и государственную измену, он проделал невероятно сложную внутреннюю работу над собственными ошибками. И словно исцелился. 

Заиржан — один из десятерых алматинцев, которых задержали в январе 2006 года и обвинили в подготовке терактов и создании группировки «Джамаат мухаджиров» («Общество переселенцев»), боевой ячейки Исламской партии Туркестана, запрещенной в Казахстане. Мухаджирами в исламе называют жителей Мекки, отправившихся за пророком Мухаммедом в изгнание. У новоявленных же переселенцев изгнание было некой условностью, хотя несколько сородичей и единомышленников Амурлаева действительно уехали в Пакистан.

— Лично я помог переехать шести семьям, — рассказывает Заиржан. — Это было в 2002 — 2003 годах. Насколько мне известно, они там жили достаточно обособленно, с посторонними не общались, только с членами нашей организации. Приезжим предоставляли жилье и еду, женщины с детьми оставались дома, а мужчины шли воевать.

— С кем, на чьей территории? — уточняю я.

— Куда пошлют, — отвечает бывший солдат тайного сообщества.

Воином, готовым к исполнению любых задач, в том числе боевых, был и он сам. В нулевые, когда заезжих проповедников было пруд пруди, он познакомился с мухаджирами в одной из алматинских мечетей и увлекся их идеями. Сказалось, конечно, и влияние родного брата Таиржана, активного члена религиозной организации, осужденного в 2001 году на 22 года за убийство инкассаторов.

— Наставники внушали, что наше общество живет не по исламу, и поэтому надо готовиться к переменам, — вспоминает собеседник. — У меня появились единомышленники, в основном из числа односельчан в поселке Кызыл шарык, жителей соседних сел. Мы ездили по аулам, настраивали людей против муфтията и имамов, разъясняли, что есть другой ислам, «правильный».

Организаторские способности 24-летнего юноши не остались незамеченными, и довольно скоро он заручился доверием своих командиров. Молодой мужчина к тому времени успел обзавестись семьей, и хотя нигде не работал (ввиду запрета, мол, вера ослабнет), сумел купить земельный участок на окраине Алматы и построить дом. Говорит, джамаат помог. После благополучной отправки нескольких семей в Пакистан Заиржан поехал туда же вместе с двумя товарищами.

— Там я вступил в Исламскую партию Туркестана. В течение двух месяцев мы читали аяты, слушали их толкование и ездили на стрельбище, где нас учили владеть оружием и обращаться с гранатами. Потом мне сказали, что я нужнее в Казахстане, велели возвратиться домой и ждать поручений. В основном это касалось общения с приезжими членами организации: их нужно было встретить, устроить на ночлег, оформить им визы и помочь уехать в Турцию или Иран. Еще нам приказали вооружиться и ждать команды.

Ни то ни другое Заиржан сделать не успел: всю его бригаду и его самого задержали. В мае 2007 года суд приговорил Амурлаева к 11 годам лишения свободы с отбыванием срока в таразской колонии строгого режима. За четыре года, проведенных за решеткой, осужденный получил восемь взысканий, причем половина из них связана с помещением в штрафной изолятор. Потом угомонился, стал больше читать, учиться и работать.

— Я понял, что сам разрушил свою жизнь. Сожалею, что принес своим близким много горя: пожилые родители остались без моей поддержки, трое детей растут без отца. Старший сын уже подросток, средняя дочь помнит меня смутно, с младшей познакомился уже в колонии, когда жена вместе с ней приезжала на свидание, — говорит Заиржан. — Сейчас все мои мысли о том, чтобы поскорее освободиться и успеть вернуть сыновний долг отцу с матерью, чтобы они хоть на старости лет ощутили мою заботу. И, конечно, детей поставить на ноги. В лицее, действующем при колонии, я прошел обучение, овладел профессиями электромонтажника и газоэлектросварщика, умею работать с компьютером. В мебельном цехе при учреждении устроился разнорабочим. Общаясь с имамами, посещающими колонию, читая Коран и книги из здешней библиотеки, начал вникать в суть ислама. Меня сегодняшнего те «богословы», что злонамеренно искажали слово божие, уже не убедили бы.

Гульжан АСАНОВА

2 Комментарии
  1. Gulzat говорит

    Бедный жалеет же, кто не ошибается. Надо дать ему второй шанс и дать условное досрочное освобождения .

    1. Жасмина говорит

      Не легко жить там столько времени в дали от родных нам этого не понять . Простите его хотябы ради пожилых родителей и маленьких детишек .

Комментарии закрыты.