The news is by your side.

Слово об отце. Он стремился сделать жизнь земляков лучше

Он стремился сделать жизнь земляков лучше

Завтра столетний юбилей отца. Его давно уже нет с нами. В 1980 году он погиб в аварии. Хоронили в день его рождения — 15 января. С тех пор прошло 43 года, но каждый год память воскрешает отца в этот день. Вот и сегодня я перебираю пожелтевшие листы документов, рассказывающих о его жизненном пути. Особенно дороги документы военного времени.

Так распорядилась судьба, что у отца было несколько имен. При рождении его нарекли редким для казахов именем Абдулла-Рахман. Поскольку аулчанам было трудно выговорить это имя, они прозвали его Рахыш.

8 марта 1942 года его, 19-летнего ученика девятого класса, призвали на фронт. В военкомате тоже не стали особо заморачиваться с непривычным именем и записали его Абильдой. Сам он писал Абдильда.

Служил А. Момынкулов с марта 1942 года по август 1947 года. Двоюродный брат отца, легендарный Бауыржан Момышулы, говорил о нем: «Ваш отец был храбрым солдатом. Гордитесь!».

Вот передо мной красноармейская книжка Абдильды Момынкулова, выданная 17 января 1947 года в 61-м механизированном полку, в составе которого он служил старшиной батареи. Выдана она накануне демобилизации, и по записям можно проследить славный боевой путь гвардии старшего сержанта Момынкулова. Первая запись: «14 января 1943 года личная благо­дарность Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами Советского Союза, маршала Советского Союза тов. Сталина по телефону по 120 стрелковой дивизии». Дата говорит сама за себя — благо­дарность объявлена за проявленную отвагу при обороне Сталинграда. За участие в этой битве отец также награжден медалью «За оборону Сталинграда».

Боевые награды лучше кого-либо расскажут о пройденных фронтовых дорогах, ранениях и лишениях солдатской жизни. 25 января А. Момынкулову объявлена еще одна благо­дарность Верховного Главнокомандующего за разгром гитлеровских войск на подступах к Сталинграду. А 2 февраля — благодарность за завершение ликвидации группировки противника, окруженной под Сталинградом. Затем были битва на Курской дуге, медаль «За отвагу» и благодарность командующего войсками II Украинского фронта маршала Советского Союза Ивана Конева за суровую переправу через Днепр и отчаянное сражение в Корсунь-Шевченковской операции. Орден Красной Звезды и солдатской доблести орден Славы третьей степени — победные шаги по освобождению Румынии, Венгрии, Австрии, Болгарии и Югославии…

И весь этот боевой путь ознаменован благодарностями Верховного Главнокомандующего и других полководцев.

Просматривая документы, я обнаружила «Памятку гвардейца». Она была вручена, когда части, где отец в звании сержанта служил командиром орудия, присвоили звание гвардейской. Не могу не процитировать начальные простосердечные слова из этого документа:

«Тебе вручается «Памятка гвардейца». Она разработана на опыте боев нашей дивизии с немецко-фашистскими захватчиками. Изучи и заучи «Памятку гвардейца» с каждым бойцом своего отделения. В решающих битвах прославь свою гвардейскую дивизию новыми боевыми подвигами. Бей немецких мерзавцев своим оружием наверняка! Высоко неси по полям сражений знамя Сталинской Гвардии!».

Сохранившийся пожелтевший листок, протертый на сгибах, также бережно хранится дома. «Товарищу Момынкулову Абдильде. Славный боевой путь прошли войска нашего соединения за годы войны против немецко-фашистских захватчиков. От Сталинграда до Балкан пронесли они свои боевые знамена и одержали блестящую победу.

В этих битвах принимал участие и ты, дорогой боевой товарищ.

Родина, наш советский народ никогда не забудут герои­ческих подвигов своих отважных воинов…

Возвращаясь домой, будь достоин боевых традиций своей части, свято храни честь советского воина. В труде и быту будь всегда впереди — таков закон жизни воина Сталинской армии-победительницы.

Командование.
Политотдел».

Такая оценка боевых заслуг придавала солдатам веры и сил, и они снова шли в бой, приближая победу.

А вот служебная характеристика старшины батареи, старшего сержанта Абдильды Момынкулова: «За время пребывания в дивизионе показал себя требовательным, инициативным, исполнительным командиром. Свою специальность артиллериста знает отлично и много работает над повышением своих знаний… Проявляет большую заботу о быте подчиненных… Командир дивизиона капитан Суденко. Войсковая часть, полевая почта 47934». Война для отца закончилась только в мае 1947 года в Югославии. Демобилизовавшись, работал в родном колхозе «Орак-Балга». Односельчане ценили его простоту, человечность, обостренное чувство справедливости и доброту. Эти качества отмечали все, кто вместе с ним работал в послевоенное время в Джувалинском райкоме партии и учился в Высшей партийной школе. Он прошел все ступени партийной и хозяйственной работы и везде трудился со рвением человека, стремящегося сделать жизнь окружающих лучше, привнести в нее смысл. Его труд был отмечен орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета».

В нашей семье не без улыбки вспоминают женитьбу отца. Будучи ответственным работником райкома партии, он часто ездил по аулам. Однажды поехал в командировку в колхоз «Таншыгыс», председателем которого был Байсерик Кеншимов, бывший фронтовик. Послевоенное время, о гостиницах и речи не было. Как правило, останавливались у кого-нибудь из колхозного руководства. Байсерик аксакал привел райкомовского пропагандиста к себе домой, где росли две дочки-красавицы на выданье. Одна из них и приглянулась отцу. Поэтому он зачастил в «Таншыгыс». Познакомился со сверстниками, сдружился с некоторыми из них. Особенно доверительные отношения сложились с Мангешом. И когда очередная командировка подходила к концу, решение пришло само собой. Ранним утром Мангеш вывел из сарая председателя трех скакунов — для Абдильды, его невесты Урзады и для себя. И жили они долго и счастливо, родили восьмерых детей — Гульшару, Берика, Бекета, Рахматуллу, Мухтара, Меруерт, Клеопатру и Марию. Двоих из них — Бекета и Клеопатру — нарек Бауыржан-ата. Так в нашей семье появилась собственная царица. … А скакунов председательских тогда вернули.

Отец был человеком смелым и никогда не прятался за спины других бойцов. Это в своих воспоминаниях подчеркивал и Бауыржан-ата. Он был единственным из родственников и знакомых, вспоминал Бауке, кто не писал ему на фронте жалобные письма с просьбой помочь демобилизоваться досрочно, или в крайнем случае забрать его в свою дивизию, рассчитывая на более безопасное место.

Читая «Мою семью», я поняла, что их связывали не только родственные узы, они были единомышленниками, а Бауыржан-ата ценил в младшем брате прежде всего честность, добродушие и искренность, поэтому относился к нему с большой симпатией и любил приезжать к нему в гости, считая его дом отчим кровом. В воспоминаниях Бауыржан-ата так и пишет: «Әбділдәнің үйі қара шаңырағымыз. Ол үйдің төріне осы уақытқа дейін қаусаған кемпірлер де шықпайды». (Дом Абдильды — наш отчий дом. До сих пор на почетное место в нем не смеют подняться даже дряхлые старухи.) Когда Бауыржан-ата писал эти строки, то имел в виду казахский обычай, согласно которому наследником семьи является младший сын, и к нему переходят все права и обязанности главы семейства по сохранению родового очага.

Их родство было настолько крепким, что Бауыржан-ата за несколько месяцев до смерти младшего брата почувствовал приближение беды и из Алматы рванул в аул, чтобы попрощаться с ним. Однако он не смог сказать об этом брату. Побыв с ним несколько часов, вернулся в столицу. На обратном пути только сыну Бахытжану признался, почему поехал в такой спешке.

…Завтра Абдильде Мо­мын­ку­ло­ву исполнилось бы 100 лет, и он был бы рад узнать, что у него 18 внуков, почти 40 правнуков и праправнук, которые с честью носят его фамилию и гордятся им.

Айгуль МОМЫНКУЛОВА

Комментарии закрыты.