The news is by your side.

Сохранить идентичность. В светском государстве недопустимы радикальные проявления

В светском государстве недопустимы радикальные проявления

На заседании Национального курултая, прошедшем 15 марта в Атырау, Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сделал ряд идеологических заявлений, в том числе касающихся религиозной сферы. Кому адресован этот посыл и какое влияние возымеет, обсудили эксперты, опрошенные журналистом платформы CABAR.asia.

Напомним, Глава государства в своем выступлении обратил внимание на то, что в Казахстане стало много людей, «закутанных в черное одеяние».

— Облачение во все черное противоречит мировосприятию нашего народа, является бездумным копированием инородных норм, обусловленным религиозным фанатизмом. Мы не должны отрываться от своих духовных корней и размывать свою национальную идентичность, – отметил Глава государства. — Стремление радикально настроенных неофитов навязать обществу чуждые религиозные идеалы, в том числе в виде архаичной формы одежды, является неприкрытым вызовом нашим традиционным устоям и ценностям.

Для кого был посыл?

Нет ничего удивительного в том, что прозвучало из уст президента, считает религиовед Аян Орынтай.

— Национальный курултай – это площадка для обсуждения вопросов идеологического и гуманитарного характера, и здесь рано или поздно будут затронуты темы религиозного характера, – поясняет эксперт.

Неслучайно курултай проведен в Атырауской области, одной из наиболее религиозных в Казахстане, причем в начале Рамадана – священного месяца для мусульман. Это также могло повлиять на актуальность религиозной тематики.

— Еще больше на появление тезисов, касающихся религии, повлияла проблема домашнего насилия и то, что часть населения оправдывает подобное насилие религиозными ценностями, – говорит Аян Орынтай.

По его мнению, выступление Касым-Жомарта Токаева направлено в первую очередь в адрес чрезмерно религиозной части населения, включая госслужащих, часть из которых может продвигать исламскую повестку.

Не только казахстанскому обществу, но и зарубежным странам адресовал свои месседжи Глава государства. В этом уверен социолог Есет Есенгараев.

— Сейчас в Казахстане наблюдается усиление религиозных настроений, в том числе негативных. Это не устраивает ни власть, ни общество. Президент Казахстана четко дал понять, какую позицию занимает наша страна. Ориентированы его слова и на зарубежные страны, они должны понимать, что в нашей стране продолжается курс на противодействие фундаментализму. Возможно, это месседж конкретно Китаю, который наверняка обеспокоен исламскими настроениями и ростом влияния на группы внутри элиты, – предполагает Е. Есенгараев.

Жанар Джандосова, руководитель центра исследования «САНДЖ», видит актуальность месседжа Касым-Жомарта Токаева в том, что религиозность стала предметом манипуляций и стала насаждаться через социальные сети, а светское общество проигрывает информационную войну блогерам.

— За 30 лет независимости население потеряло самостоятельность в принятии решений. В 90-ые годы наши парни уезжали учиться в арабские страны. Теперь мы пожинаем плоды этого образования: сейчас есть группы с религиозными лидерами, которые влияют на неокрепшие умы, – говорит Ж. Джандосова.

Что изменится?

Есет Есенгараев считает, что с теми, кто хочет распространять и укреплять эти течения, предупреждения, даже такие жесткие, не работают.

Аян Орынтай не ожидает, что после этого выступления начнутся резкие перемены в государственной политике Казахстана по отношению к религиям и конфессиям. Но будут приняты меры по укреплению светского характера государства как противовес исламизации общества, как попытка предотвратить влияние религиозного фактора на политическую жизнь страны.

Однако, по мнению А. Орынтая, экспертное сообщество, включая академические круги, должны с полной ответственностью, не следуя никаким политическим и другим конъюнктурам, используя научные методы и теории, начать исследовать вопрос о том, что такое «светскость» и «секуляризм».

— Какие существуют современные государственные модели, как они переплетаются со свободой совести, слова и религии? Как правильно учитывать местный контекст и международные стандарты? Какие фундаментальные принципы прав человека должны оставаться незыблемыми, несмотря на светский или другой характер государства? На все эти вопросы должны дать ответы эксперты и предложить варианты для законотворцев и других лиц, принимающих решения, – предлагает Аян Орынтай.

Жанар Джандосова убеждена, что в Казахстане сейчас нужно требовать отделения религии от государства, особенно в плане невмешательства религии в сферу здравоохранения. При этом госслужащие должны показывать пример, как нужно вести себя с людьми, исповедующими религию.

— Не должно быть таких случаев, когда завуч школы срывает насильно платок с ученицы, – считает Ж. Джандосова.

Директор аналитической компании PACE Analytics Аскар Исмаилов высказал опасение, что позиция Казахстана в отношении религии, четко обозначенная на Национальном курултае, может ударить по газовым проектам, которые собирается развивать Казахстан.

— Не секрет, что газовые проекты не интересны ни западным компаниям, разрабатывающим казахстанские месторождения нефти и газа, ни России, которая препятствует строительству газоперерабатывающего завода (ГПЗ) в Казахстане. Даже китайские инвесторы не хотят вкладываться в эти проекты, разве что исключением является Жанажольский ГПЗ, – напомнил А. Исмаилов. — Казахстан смог найти инвесторов на газовые проекты в Катаре. Однако высказанные в Нацсовете слова касательно хиджабов могут обнулить желание Катара инвестировать в Казахстан. Для Катара хиджаб – это не только религиозное предписание, но и национальная одежда. И относятся катарцы к ней так же трепетно, как казахи к своим чапанам и саукеле. Назвать хиджаб «поведенческой моделью средневековья» – это значит оскорбить их идеалы. А именно так преподнесут эти слова правителям Катара.

Между тем, через пять дней после курултая, 20 марта, Премьер-Министр Казахстана Олжас Бектенов поехал с рабочим визитом в Катар. Олжас Бектенов тогда сказал: «Мы стоим на пороге реализации масштабных и стратегически важных инвестиционных проектов на беспрецедентную сумму 17,6 миллиарда долларов США». Среди этих проектов – строительство газоперерабатывающих заводов на сумму 5,7 миллиарда долларов». Похоже, мрачные прогнозы по ГПЗ не сбылись.

Ботагоз ОМАРОВА

Комментарии закрыты.