The news is by your side.

Степь да степь кругом. Состоянием природных богатств Казахстана озаботились мажилисмены

Состоянием природных богатств Казахстана озаботились мажилисмены

Во многом здоровье окружающей среды зависит от самочувствия экосистемы. К сожалению, в последнее время из-за вмешательства человека в природу веками сформированная система взаимодействия флоры и фауны дает сбой.

В этой связи депутаты Мажилиса Парламента РК от Народной партии Казахстана направили запрос на имя заместителя Премьер-Министра страны Романа Скляра. В нем они предлагают несколько способов решения проблемы.

«В преддверии Конференции ООН по биоразнообразию КС15, которая планируется 7-19 декабря 2022 года в Монреале, необходимо вернуться к нашим национальным программам и действиям по биоразнообразию. Тем более что предстоящая международная конференция с участием правительств со всего мира предусматривает подготовку стратегии Конвенции о биологическом разнообразии, направленную на сохранение, защиту, восстановление и устойчивое управление биоразнообразием и экосистемами к 2050 году», — пишут мажилисмены.

В запросе подчеркивается, что еще в 1994 году Правительством Казахстана была одобрена Конвенция о биоразно­образии с принятием необходимых обязательств по ее выполнению. Профильным министерствам тогда поручалось принять необходимые меры по организации на территории республики сети заповедников и природных охраняемых парков, а также разработке проектов по предупреждению ухудшения состояния биологического разнообразия.

Было решено утвердить специальную Программу международного научно-технического сотрудничества в области сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия с выделением необходимых финансовых средств.

«К сожалению, по прошествии 28 лет мы не можем говорить о получении ожидаемых результатов. Мы видим продолжающиеся серьезные угрозы изменения климата для всех естественных экосистем и биоразнообразия Казахстана в целом. Все это ведет к опустыниванию, деградации местообитаний, усилению угрозы степных и лесных пожаров и увеличению дефицита воды. Истощение биоразнообразия и признаки деградации экосистем наблюдаются примерно на половине территории страны, особенно в экосистемах пустынь и степей. Для решения проблем этих природных экосистем, на наш взгляд, необходимо принять комплекс системных мер», —
отмечают депутаты.

По их мнению, во-первых, необходимы программные действия по развитию лесных ресурсов. Важной задачей для сохранения климата и биоразнообразия является широкомасштабное восстановление естественных лесов. Функции лесов по регулированию климата и водных режимов, поглощению углерода, сохранению почвенной влаги являются их основной ценностью, на порядки превышающую стоимость древесины. Вместе с тем мажилисмены призывают Правительство и частный сектор отказаться от попыток замены мер по сокращению выбросов на виртуальные расчеты по их поглощению лесами, а также не подменять задачи по поддержке естественного восстановления лесов кампанейщинами с массовыми посадками миллионов деревьев.

Лесной фонд занимает в Казахстане 12,7 миллиона гектаров, площадь лесов в процентном отношении к общей площади суши в 2017 году составляла лишь 4,7 процента, что значительно ниже среднемирового показателя. При том, что на международном уровне поставлена задача доведения площади лесов до 30 процентов к 2030 году, у нас эта задача составляет лишь пять процентов территории страны и к тому же отодвинута до 2030 года, отмечают депутаты. Для достижения последней цели потребуется наращивание усилий и соответствующих расходов как минимум втрое в ближайшие годы.

Необходимо выполнить также задачу, поставленную Главой государства по посадке двух миллиардов деревьев до 2025 года. Незаконная вырубка саксауловых лесов, которые занимают лишь 2,3 процента территории страны, в целях заготовки дров для незаконной торговли древесиной угрожает стабильности естественных экосистем в национальном масштабе. Срочной задачей является содействие широкомасштабному восстановлению естественных лесов. Ненарушенные леса должны быть законодательно полностью выведены из хозяйственной деятельности и выделены в отдельную категорию с максимальной степенью защиты. Для выполнения названных задач требуется принятие специальной программы/национального проекта, считают авторы запроса.

«Между тем у нас отсутствует национальная модель управления экосистемами, соответствующая международным стандартам. За последние десятилетия хозяйственная деятельность вызвала беспрецедентные изменения в экосистемах, включая деградацию Арала, дельты реки Жайык и масштабное опустынивание. Предельные возможности экосистем по-прежнему не учитываются в системе управления, включая планирование и другие инструменты управления. Потребности экосистем не имеют нормативного статуса, не отражены в законодательстве, в системах гос­экспертизы, выдаче разрешений, госстатистике и других инструментах управления. При этом любое вмешательство или превышение антропогенной нагрузки в условиях Казахстана может очень быстро разрушить хрупкие экосистемы. Необходимо принять государственные меры по остановке растущей деградации степных, лесных, горных и водных экосистем, в том числе озера Балхаш, Аральского и Каспийского морей, Жайыка и других рек, от состояния которых зависит благополучие более чем 90 процентов населения страны. Остановить дальнейшее их разрушение можно через принятие моратория на любое освоение еще нетронутых природных территорий — с механизмами поддержки их защиты, включая международное финансирование. Экосистемные характеристики должны быть основой для национальных и региональных программ развития. Однако многие из них не только не имеют нормативного статуса, но даже еще не определены», — говорится в обращении.

В доказательство этому депутаты приводят пример. В частности, для Каспия не определен предельный лимит на нефтяные загрязнения, на основе которого должны выдаваться лимиты для прикаспийских стран и отдельных компаний. Для Алматы предел на общие выбросы в атмосферу также не определен и не имеет нормативного статуса. Для Иртыша и Балхаша не установлен общий предел на забор воды и сбросы стоков. В связи с этим в стране давно назрела реформа системы управления, особенно стандартов и нормативов, целевых показателей и индикаторов. Без территориальных нормативов, основанных на экологическом районировании и оценке предельной емкости экосистем, природоохранная деятельность осуществляется как бы вслепую, без экологических целей, и поэтому неэффективна.

Более того, в Казахстане нет специальной программы по сохранению биоразнообразия. Вместе с тем в последние годы нарастают тенденции ухудшения состояния биоразнообразия, связанные с разрушением и фрагментацией экосистем, исчезновением и сокращением видового и генетического разнообразия. При сохранении существующих методов планирования, моделей потребления, производства экономические программы и инвестиции теряют свою природную основу и становятся неэффективными. При этом в республике отсутствует программа по сохранению биоразнообразия. Принятые в 1994 году решения по Конвенции о биологическом разнообразии остались без достижения необходимого эффекта.

Далее депутаты обращают внимание на то, что в стране для сохранения природных экосистем не используются возможности и потенциал особо охраняемых территорий. В связи с повышением техногенных нагрузок и нерационального использования природных ресурсов у нас продолжается разрушение природных территорий, ухудшается состояние земельного фонда, растительного и животного мира в природной среде.

Общая площадь заповедников составляет 894,2 тысячи гектаров, национальных парков — 724,9 тысячи гектаров, что составляет всего лишь 0,59 процента от общей территории Республики Казахстан. При этом Казахстан является участником международных программ и принял обязательства по Конвенции о биоразнообразии, Рамсарской конвенции и других.

Подзоны опустошенных земель степной зоны не имеют режима особой охраны. Южные пустыни лишь фрагментарно представлены в Устюртском заповеднике, но типичные сообщества редких видов солянок и других растений, редкие и исчезающие виды животных остаются не заповеданными.

Не охвачены охраной уникальные типы растительности и животный мир Южного Алтая, Саур-Тарбагатая, богатые реликтовыми и эндемичными видами сообщества среднегорий Каратау, Кетменя, Кунгея и Джунгарского Алатау, поймы рек Иртыш, Иргиз, а также поймы и дельты рек Жайык и Или.

Помимо этого, по мнению авторов запроса, требуется восстановление государственных природных заказников респуб­ликанского значения на площади более 5700 тысяч гектаров и памятников природы на площади 6,2 тысячи гектаров. Таким образом, в перспективе общую площадь особо охраняемых природных территорий есть возможность довести до 17490 тысяч гектаров. И она будет занимать 6,4 процента территории Республики Казахстан, в том числе площади заповедников — 1,6 процента, национальных парков — 1,4 процента, государственных природных заказников и памятников природы — 3,4 процента.

В запросе также говорится о продолжающейся деградации системы научных исследований по направлениям сохранения экосистем. Прежние многочисленные академические, исследовательские, проектные и аналитические структуры, созданные для поддержки экополитики и государственных решений, прекратили свое существование или были приватизированы. Но даже оставшиеся немногие и многократно усеченные организации все еще продолжают подвергаться разрушительным реформам и оптимизациям.

Многолетние архивы проектной документации по водопользованию всей страны, включая стратегические объекты, были по необоснованным причинам переданы в частные руки. Такие примеры можно привести и по вопросам подготовки кадров и другим важным направлениям.

«Необходимо отменить наносящие ущерб интересам страны названные и другие подобные решения и поручить Правительству разработать при участии общественности план по восстановлению системы природоохранных государственных, научных, аналитических, проектных, информационных и образовательных организаций», — считают мажилисмены.

Они предупреждают, что заявленные в новом Экологическом кодексе механизмы защиты экосистем носят в основном декларативный характер. Необходимо обратить внимание на вопросы сохранения экосистем, включая целевые показатели, экономическое стимулирование, контроль, статистику и мониторинг, другие необходимые для их защиты современные инструменты, действующие успешно во многих странах.

«Таким образом, на основе вышеизложенных доводов предлагаем Правительству разработать национальную Стратегию сохранения биологического разнообразия до 2050 года, а также национальные проекты по развитию лесов и сохранению экосистем озера Балхаш и дельт рек Жайык, Сырдарьи с выделением необходимых финансовых и инвестиционных ресурсов», — резюмируют авторы запроса.

Инициатором данного обращения выступила депутат, член Комитета по вопросам экологии и природопользованию Мажилиса Парламента Республики Казахстан Айжан Скакова. Документ также подписали мажилисмены Айкын Конуров, Жамбыл Ахметбеков, Газиз Кулахметов и другие.

Мира АЗИМОВА

Комментарии закрыты.