The news is by your side.

Тёплая газета

Александр ЗАГРИБЕЛЬНЫЙ

Остались только лучшие слова

«Знамени труда» 100 лет! И почти половину из них (48) мои материалы достаточно часто публикуются в ней. 

В советские времена в школах устраивали встречи с представителями разных профессий. К нам в выпускной десятый класс пришел журналист Николай Александрович Токарев — заведующий отделом промышленности и сельского хозяйства областной газеты «Знамя труда» и интересно рассказал о том, чем он занимается. Я тогда уже пописывал стихи, но меня зацепило, и, хотя окончил школу с физико-математическим уклоном, вместо технического вуза задумался о журфаке.

Николай Токарев благословил меня на задание. Летом 1971 года вышла моя первая, строк на 250, статья. Заголовок ее был в духе тех времен — «Все для колхозных строек». А начиналась она обращением шофера к диспетчеру: «Катя, выпиши путевку!»

Помню то непередаваемое ощущение, когда держишь в руках только что отпечатанную газету с первой своей публикацией. Оно незабываемо и несравнимо ни с чем, хотя с тех пор уже сам учреждал и редактировал газеты, и выходили крупные публикации в центральных казахстанских и московских изданиях, а также в Великобритании, Германии и США.

Потом появился второй, третий материалы, и так выписалась мне путевка в журналистику. В те времена газета «Знамя труда» активно привлекала внештатных корреспондентов и даже выплачивала гонорар. За год сотрудничества с ней я наработал свой багаж — папку в полтора десятка публикаций. Николай Александрович составил рекомендательное письмо для поступления на журфак МГУ, его подписал редактор «Знамени труда» Лев Негрышев.

Я поступил в МГУ. Время было бурное, в голове много шума и разных стремлений. Через год я оставил Москву, перевелся на заочное отделение и уехал с первым комсомольским отрядом на строительство БАМа. Позже окончил уже Алма-Атинский институт иностранных языков. Но журналистику и стихи не бросил. В конце 70-х общался с сотрудниками редакции «Знамени труда» и писал в газету регулярно.

Мне нравилось, как работает Альфред Славутский — его острые, смешные фельетоны были, пожалуй, самыми читабельными. К сожалению, жанр этот полностью исчез со страниц нынешних газет.

Завотделом культуры — фронтовик, бывший разведчик Ефим Прокопьевич Яковлев привечал местных поэтов, к праздникам публикуя поэтические подборки, а журналисты Владимир Шпак и Белла Иордан руководили литобъ­единением «Аврора». Мне еще раз повезло, и наше литобъединение я представлял в Алма-Ате на съезде молодых литераторов, где познакомился с Олжасом Сулейменовым, подарившим свой сборник с пожеланием успехов, а литературовед, профессор Александр Лазаревич Жовтис взял меня после иняза к себе в аспирантуру заниматься проблемами художественного перевода.

Первая моя книжка — стихи для детей «Кошки-мышки» — появилась в 1985 году тиражом 100 тысяч экземпляров. Анонс дали несколько газет, и «Знамя труда» в их числе.

В послеперестроечное время уже с сыном Николая Токарева Алькой мы выпустили первую в Казахстане независимую кооперативную газету «Контракт», и позже, в начале 90-х, он делал фотографии для социально-экологической газеты «Оазис». Кстати, по судьбе «Оазиса» можно документально проследить становление в Казахстане экологического движения и его дальнейший распад, а также генерацию неправительственных общественных организаций.

Активное сотрудничество с центральными изданиями не мешало всегда находить что-то и для «Знамёнки». Хорошо помню почти всех редакторов, в том числе и одиозных, как Диана Гончарук.

Очень интересным было конструктивное, динамичное, изменившее облик газеты руководство Игоря Неволина, его эстафету принял Бекет Момынкул.

Журналист и переводчик бежали во мне наперегонки, не мешая, а часто помогая друг другу. Без английского языка я не смог бы стать участником ЭкоФорума-92 в Рио-де-Жанейро, стажироваться в агентстве «Рейтер» в Лондоне, по приглашению Агентства Информации США работать в газете «The Times» в штате Луизиана, переводить уроки жены по изобразительному искусству в школах Калифорнии и Джорджии, наконец, взять интервью у Тони Блэра на Международном экономическом форуме в Саудовской Аравии. И, конечно, обо всем этом я делился впечатлениями в «Знамени труда». Правда, лет пять — шесть сообщения штатных корреспондентов об успехах моего сына-школьника — победителя олимпиад Богдана Загрибельного появлялись гораздо чаще моих публикаций.

В республиканском журнале «Простор» у меня ежегодно выходили стихи и эссе, рассказы и повести, параллельно печатались альманахи нашего литобъединения «Оазис», а также сборники стихов и книга прозы, что всякий раз находило отражение на страницах областной газеты.

Оглядываясь назад и анализируя творческий процесс, приходишь к пониманию, что пишущий человек, и журналист в том числе, — это переводчик действительности в слова. Множество писателей прошли школу журналистики. Пока о событии не рассказали, его как бы и не было. Опубликованная, материализованная в тексте мысль формирует логос бытия. Писатель фиксирует время. Он раздает оценки происходящему. Он, по большому счету, судия и истина в последней инстанции. Ибо давно ничего не осталось от дворцов древних царств, разрушаются и заносятся песком египетские пирамиды, но остаются нетленными свидетельства поэтов — «Эпос о Гильгамеше», «Илиада» и «Одиссея». Пусть бумага горит, но само слово, если оно наполнено воображением, смыслом и страстью, живет гораздо дольше камня.

В нынешнее время тотальной визуализации информации я по-прежнему убежден, что слово может быть точнее и экономнее любых видеоэффектов и всяких медиатехнологий. Меткое острое слово как гвоздем пришпилит кадры любого видеоряда.

Давно, еще в советские времена, я написал стихотворение:

Был чист и светел каждый полюс,
Горел везде зеленый свет,
Я нес, любуясь, новый глобус,
Как средь зимы цветов букет.

Снег падал на Тянь-Шанский склон,
Его закутал я в «Вечерку»,
Чтоб за накатом строчек четких
От непогоды спасся он.

Промокла теплая газета,
И проступила у меня
Поверхность древняя планеты
Сквозь мысли и тревоги дня.

«Как ты мог назвать газету теплой?» — съехидничал Слава Лебедев (тогдашний корреспондент «Знамёнки», а позже собкор «Казправды»). Газета — стерва, она холодная, она вытягивает из тебя последние соки».

И хотя ежедневная рутинная работа газетчиков — тяжелая ноша… Ну, в общем, как вы догадались, полностью я с ним не согласился.

Александр ЗАГРИБЕЛЬНЫЙ,
член Союза литературных переводчиков Казахстана,
заместитель главного редактора журнала
«Современное образование»

Комментарии закрыты.