The news is by your side.

Учение — свет. Религиозное просвещение как один из методов борьбы с терроризмом

Религиозное просвещение как один из методов борьбы с терроризмом

12 ноября исполнилось 11 лет трагическим событиям в Таразе, когда от рук террориста погибли семь человек, в том числе трое сотрудников правоохранительных органов, двое сотрудников спецслужб, двое горожан. Еще двое полицейских и случайный прохожий получили ранения. Полицейских, участвовавших в поимке и ликвидации преступника, наградили, а капитану полиции Газизу Байтасову, который ценой своей жизни обезвредил террориста, присвоили звание «Халық қаhарманы» посмертно.

Несмотря на то, что с тех событий прошло уже немало лет, боль трагедии не утихает. Этот день стал уроком как для мирного населения, научив быть более бдительными к посторонним предметам и людям, так и для сотрудников силовых структур. Правоохранительные, надзорные и специальные службы усилили меры профилактики экстремизма и терроризма, теологи и представители духовенства активизировали разъяснительную работу среди населения, в особенности среди молодежи. Особое внимание стали уделять социальным сетям, Интернету, где представители деструктивных течений распространяют информацию.

И тут я задумался, почему, несмотря на все меры, применяемые в борьбе с деструктивными течениями, полностью обезопасить от них население не удается. В памяти всплыл один эпизод из жизни.

Мой знакомый по имени Ахмед родом из Чечни, как-то рассказывал, что в начале 2000-х годов в их село пришел неизвестный никому ранее имам-проповедник. Село в период чеченской войны объявило о своем нейтралитете, там не было никаких войск, и приход чужого человека жители восприняли настороженно.

Незнакомец был среднего возраста, без особых примет, всегда аккуратно одетый и производил хорошее впечатление. Говорил не торопясь, и в тему, по делу ненавязчиво вставлял в речь цитаты из Корана. Постепенно местные жители уже не воспринимали его как чужака.

Он рассказывал, что учился в мусульманском университете в Египте, стал доктором теологии, в качестве волонтера распространял исламское просвещение в Средней Азии — Узбекистане, Таджикистане, Казахстане, Кыргызстане. Подтверждало сказанное и то, что он отлично говорил на нескольких языках — чеченском, русском, арабском, азербайджанском, туркменском, узбекском и других. С казахами, кстати, тоже мог общаться легко, поскольку знал и кумыкский, а этот язык с казахским очень схож.

Денег за просветительскую работу не просил, оплаты за проведенные обряды — тоже, но дары принимал с искренней благодарностью. На первые занятия с молодежью пришли и некоторые родители, но быстро успокоились — лектор о вере рассказывал легко и доходчиво. С примерами и не без юмора. Никаких там джихадов и войн… Как вспоминал мой приятель, два месяца посещавший эти лекции, молодые чеченцы с удивлением узнавали, как мало они понимали в сути ислама. Через пару месяцев в группе посещающих занятия остались только несколько парней лет 17-18, но сам лектор «отказников» ни разу не попрекнул, со всеми жителями оставался вежлив и приветлив.

А через год он исчез, а с ним исчезли и те молодые люди, его верные ученики, что приходили к нему на занятия каждый день. Один из них имел с Ахмедом, своим бывшим одноклассником, разговор, в котором сообщил, что уходит в горы, «воевать за веру».

— Ты с ума сошел? — возмутился Ахмед. — Ты у родителей единственный сын! Погибнешь, кто будет им помогать в старости? Или тебе жить не хочется?

— Вы — хуже неверных! — с глубочайшей убежденностью ответил новоявленный шахид. — Вы не так хотите жить, как мы — хотим умереть за веру!

— Тут я понял, — сказал Ахмед, — что моего друга больше нет, осталась только его оболочка. Как в фильме ужасов. А через неделю тело друга, погибшего при нападении джихадистов на российский блокпост, привезли в село. Родители пропавших парней стали искать «доктора», но тот исчез так же незаметно, как и появился.

К чему я это вспомнил? А к тому, что, когда в СМИ появляется информация об экстремистах, я задумываюсь: а не живет ли тот неприметный «доктор» где-то рядом, допустим, в ближайшем городе или на соседней улице? Тот самый, вежливый, без особых примет, с обычной внешностью… И не читает ли лекции очередным кандидатам в шахиды?..

Произошедшая 11 лет назад в Таразе трагедия показала, что именно молодежь легче всего попадает под влияние представителей деструктивных течений. Бороться с ними можно разными способами, но в первую очередь религиозным просвещением. Незнание элементарных основ религиозной культуры делает человека уязвимым перед лицом опасных радикальных течений.

Как известно, все религии призывают к миру и согласию. И поэтому духовное, нравственное и гуманитарное просвещение — это совместная задача и государства, и религиозных объединений.

Юрий ЕФИМОВ

Комментарии закрыты.