The news is by your side.

В тихом омуте

Ежесуточно на поля фильтрации поступает до 80 тысяч кубометров канализационных стоков.

Строительство очистных сооружений снова откладывается

Качество управления отходами в области не выдерживает никакой критики. Оно организовано на самом примитивном уровне. Возьмем только одну позицию. Прямо на границе с Таразом «раскинулось широко» море канализационных стоков. Очистные сооружения для них «строятся» уже около тридцати лет. За это время в тихом омуте исчезли миллионы советских рублей и тенге. 

Тараз — единственный в стране областной центр, не имеющий очистных сооружений канализационных стоков. Городские нечистоты попадают на поля фильтрации, которые по проекту должны принимать 43,13 тысячи кубометров стоков в сутки. Находятся они в Жамбылском районе, на границе с Таразом. По словам начальника производственно-технического отдела ГКП «Тараз-су» Ажмухана Болтрикова, на самом деле каждые 24 часа сюда поступает 75 — 80 тысяч кубометров стоков.

К существующим 28 полям фильтрации, расположенным на 51,5 гектара, в 1963 году было «пристроено» еще 12 на 14 гектарах. Благодаря развивающейся промышленности население города росло, и в 1978 году понадобилось разбить еще 26 карт на 54,37 гектара. В 1986 году было решено вырыть бокс-пруды — транзитные поля фильтрации, где стоки отстаиваются. Они заняли еще 14 гектаров. На них планировали разводить микроорганизмы, которые съедают биомассу и даже химикаты. Потом СССР распался, и проект не состоялся. В 1991 году поля фильтрации были расширены еще на 55,61 гектара.

Сейчас грязные отстойники граничат с сельскохозяйственными полями крестьян Жамбылского района, которые выращивают здесь лук. В зоне экологического бедствия пасется скот. В ближних селах давно нельзя пользоваться водой из дворовых скважин, в ней водятся черви. Земля в округе пропитана органическими и неорганическими нечистотами, а скот ест траву, которая впитывает в себя все токсины. Продукты питания, полученные от животных, идут на стол людям. Воздух в округе безнадежно отравлен испарениями. Сотрудникам «Тараз-су», работающим на этом участке, дают за вредность молоко, но вряд ли оно сильно помогает укрепить здоровье — воздух-то попадает в легкие.

Технологию очистки сточных вод, которая здесь используется, иначе как дикой не назовешь.

— Черными водами наполняются земляные бассейны, потом часть стоков уходит в землю, а часть улетучивается в воздух. Механической, биологической и химической очистки нет. Грязные стоки заполняют 92 карты полей фильтрации, — рассказывает Ажмухан Болтриков.

Мы побывали на месте и увидели, что поступают нечистоты туда по двум каналам, один из которых земляной, другой — бетонный. Интенсивное загрязнение окружающей среды начинается еще во время транспортировки стоков. После наполнения карты сушатся, в это время заливаются свободные земляные резервуары. После того как вода полностью уходит, карты вспахивают, чтобы восстановить их инфильтрационные свойства. Но от этого нагрузка на окружающую среду не снижается. С каждым годом нечистоты достигают более глубоких водоносных слоев и загрязняют их.

Все понимают: и городу, и Жамбылскому району, села которого больше всего страдают от образовавшегося болота, жизненно необходимы очистные сооружения, но их строительство слишком затянулось. Первое известное нам решение о строительстве комплекса полной биологической очистки сточных вод города Джамбула было принято еще постановлением Совета Министров Казахской ССР 20 мая 1988 года. С тех пор потрачено огромное количество денег на инженерную документацию, которую в течение этого времени делали и переделывали.

— Последняя история с созданием технико-экономического обоснования строительства очистных сооружений тянется с 2005 года, — рассказывает заместитель руководителя управления природных ресурсов и регулирования природопользования Еркебулан Анабеков. — Начало строительства станции предполагалось в 2015 году. На корректировку готового технико-экономического обоснования из госбюджета выделили 20 миллионов тенге. Конкурс провели в 2011 году. Через год ТЭО попало на госэкспертизу. По нему были сделаны замечания, вносились коррективы, но подрядчик, ТОО «GM дизайн», до сих пор не выполнил своих обязательств. Мы вынуждены были обратиться в суд, он вынес решение в пользу заказчика. Теперь руководитель подрядной организации от нас скрывается и не отвечает на звонки.

Таким образом, до сих пор нет ни технико-экономического обоснования, ни тем более проектно-сметной документации строительства этих очистных сооружений.

Еркебулан Анабеков говорит, что согласно концепции перехода Казахстана к «зеленой» экономике строить очистные сооружения все равно придется. Только вот как именно эта задача будет решена, пока неясно. Если ТОО «GM дизайн» не выполнит своих обязательств, то нужно будет подавать на него в суд, чтобы вернуть потраченные деньги. А потом объявлять новый тендер, и, по-видимому, следующему подрядчику придется снова доплачивать за эту же работу.

До последней корректировки национальной валюты проект строительства очистных сооружений оценивался почти в 24 миллиарда тенге — эта цифра озвучивалась в начале 2013 года во время визита бывшего министра охраны окружающей среды Нурлана Каппарова в Жамбылскую область. Сейчас этот проект может подорожать еще процентов на 20 — 25. Ажмухан Болтриков считает, что нам нужен классический вариант станции, простой в обслуживании и не требующий большого финансирования.

— Дорогие сооружения, где один фильтр стоит под миллиард тенге, мы не потянем, так как бремя расходов на обслуживание ляжет на плечи населения — тариф на канализацию надо будет поднять. Сейчас он у нас самый низкий в стране, потому что нет очистных сооружений. Чем они дороже, тем сложнее их обслуживание. Но если затевать строительство, то станция на выходе все-таки должна давать такую воду, чтобы ее можно было использовать для полива технических культур, — считает он.

Елена ЕФИМОВА, фото автора

Комментарии закрыты.