The news is by your side.

Вспомнить всё

Лариса Чепкасова с дочкой Юлией

«Знамёнка» была для меня вторым домом

В Жамбылской областной газете «Знамя труда» я проработала 20 с лишним лет. Солидный отрезок жизни, и пришелся он на самые нелегкие годы становления молодого независимого государства — Республики Казахстан. 

В Джамбул я приехала из Новокузнецка аккурат перед развалом Советского Союза. Несколько месяцев проработала внештатным сотрудником «Знамени труда», потом меня приняли в штат.

Влилась в коллектив без проблем, практически сразу обрела друзей. Особенно близко мы сошлись с Эммой Майнингер, Мариной Ковалевой и Тамарой Губановой. Вместе проводили свободное от работы время, устраивали веселые посиделки, походы в бассейн, на природу. Дни рождения и праздники (если не приходилось работать) — тоже вместе. Все мы были относительно молоды, разница в 10 — 12 лет никого не смущала. Мне это дружеское расположение, так сказать, авансом, было, честно говоря, в новинку. До этого я работала в городской газете «Кузнецкий рабочий» города Новокузнецка. Там новичков с распростертыми объятиями не встречали. Испытывали делами, временем, и испытывали, скажу прямо, достаточно сурово. Все правильно. Сибирь — суровый край. Как написал один поэт, «здесь к тебе присмотрятся сначала, а потом с тобой поговорят».

В коллективе мы много спорили, любили книги, стихи, мечтали о будущем, соперничали в написании материалов (обычная ревность творческих натур). И очень смутно понимали суть происходящих перемен. А тем временем перестройка завершилась катастрофическим «разводом» союзных государств со всеми вытекающими из этого социальными потрясениями, ломкой идеологии и… последующим исходом друзей, которые разъезжались по городам и весям. Эмма Майнингер давно проживает в Германии. Какая она теперь? Впрочем, как сказал Иосиф Бродский: «…И я не хочу знать, совсем не хочу знать, что сделало с тобой время». Я очень скучаю по Эмме.

Да, еще не сказала о самом главном. Коллектив, в который я попала, был очень сильный, творческий. Здесь работали настоящие акулы пера — Альфред Славутский, Светлана Манько, Владимир Стебелев, Тамара Дробышева, Мнайдар Мурзагужинов, Амантай Айзахметов и многие другие. Так что было куда расти и за кем тянуться.

Особо хочу остановиться на творчестве Амантая Айзахметова. Амантай Абуович — личность неординарная, одаренный журналист, бессменный председатель профкома долгие годы. Остроумный, веселый, с лукавыми, бьющими не в бровь, а в глаз остротами, он всегда был душой компании в наших загородных коллективных поездках. И в то же время это был человек серьезный, настолько серьезный, что выпустил несколько книг, посвященных истории древнетюркского государства: «Белые гуси Дикого поля», «Рождение тюркского мира», «Колыбель царей человечества». Одно время он вплотную занимался исследованием пещер на территории области, Акыртаса и Тектурмаса. «Говорят, что все в этом мире боится времени. Время же боится пирамид» — любимое изречение Амантая Айзахметова, которого волновали загадки истории и тайны мироздания. Кстати, его версии относительно истории Великой степи вызывали и вызывают споры в ученых кругах.

А еще Амантай Айзахметов был замечательным поэтом. Его стихи — как песни. Песни о любви к родному краю, о батырах, защищавших Родину. Они полны глубокого философского смысла. Ну как остаться равнодушной, прочитав, например, такое:

И где б я только не был,

Поклявшись коркой хлебной,

Я б выводил Закон любви

По клину журавлей.

Как птице быть без неба?

Как песне без напева?

И как же мне на свете

Быть без Родины своей?!

Но коль скоро речь зашла о поэзии, не могу не рассказать о корректоре «Знамени труда» Наталье Моряновой.

Наташа пришла к нам, окончив филологический факультет Таразского государственного университета. Молодая, красивая девушка. Поражали ее стихи — безусловно талантливые, но исполненные какой-то поистине роковой безысходности. Предчувствие судьбы? Она и ушла еще молодой и красивой. Запомнились (не могли не запомниться) ее широко распахнутые глаза, грустные строки ее стихотворений.

Кричи не кричи — тебя не услышат.

Пиши не пиши — тебя не поймут.

Тебя не заметят, как листик на крыше

Не замечают, и мимо пройдут.

Стихи Натальи Моряновой часто публиковались в газете «Знамя труда», их можно найти в сборнике произведений поэтов и писателей Жамбылской области (Алматы, «Атамура», 1999 год).

Вспоминая долгие годы работы в «Знамени труда», я никак не могу пройти мимо творчества фотокорреспондента газеты Валерия Сутулова. Это был человек, влюбленный в природу родного края. Он был постоянно в командировках и работал практически на износ. Ради редкого снимка — в горах, в степи, на краю болота — он мог часами подкарауливать дикого зверя, прекрасную птицу. Всем сотрудникам газеты «Знамёнки» он подарил фотоальбомы с удивительными по красоте пейзажами. В них также запечатлены традиционные народные праздники, знатные люди области. Между собой мы называли Валеру первым вестником весны: каждый год, как только сходили снега, он дарил всем женщинам редакции подснежники. У меня лично на память от Валеры остался снимок, на котором я с дочерью у стен редакции, возле разлапистой ели. Чудесный снимок. Валера — фотокорреспондент от Бога.

Вот такие удивительные люди работали в редакции со мной рядом. А сколько еще было талантливых журналистов, о которых я не рассказала!

В 90 — 2000-е годы, я повторюсь, создавалось молодое независимое государство — Республика Казахстан. И мы, журналисты, как умели, помогали строить будущее. Со страстью, с воодушевлением, с порывом. Рождалась журналистика нового времени, и рождали ее мы. В публикующихся материалах — острые приметы современности, новая экономическая политика, ломка устоявшейся идеологии, бесконечные вопросы, на которые пока не находилось ответа.

С особой теплотой освещала газета темы Великой Отечественной войны. С годами ветеранов становилось все меньше, и тем драгоценней были свидетельства очевидцев тех грозных лет. Они приходили со своими проблемами, незажившей памятью, ведь тот, кто прошел войну, до конца дней живет ею. У меня был знакомый фронтовик, который признавался, что до сих пор воюет — во сне. Кровавые бои, госпитали, лица погибших однополчан — как забыть?! Я сама написала немало зарисовок и очерков о подвигах ветеранов войны и рада, что судьба подарила мне встречи и беседы с ними. Тем более что многие из них после публикации в газете стали моими искренними друзьями. Так случилось с семьей ветерана Великой Отечественной войны Дюсена Кубегенова.

Очерк, который я написала о нем, назывался «Судьба, до востребования». Дюсен Кубегенов был пулеметчиком. Воевал под Смоленском, побывал в плену, бежал из лагеря смерти и продолжил борьбу с фашистами в рядах французского Сопротивления. Среди маки (партизаны — Прим. автора) были югославы, испанцы, немцы-антифашисты. «И один русский солдат — это я!» — ударял себя кулаком в грудь Дюсен-ага, мешая русские слова с казахскими.

Дюсена-ага уже нет в живых, а его дочь Гульзина — моя лучшая подруга, и дети наши дружат тоже.

Особая моя боль — воины-интернационалисты. Правда об этой войне выплеснулась на страницы газет и журналов только в конце 80-х. Я помню надрывные песни ребят-«афганцев», уцелевших в этой войне, помню их рассказы о боях с душманами, о погибших друзьях. Но больше всего я общалась с матерями ребят, не вернувшихся с той необъявленной войны. Они рассказывали о том, какими славными были их погибшие мальчики, и плакали, и я плакала вместе с нами…

Газете «Знамя труда» я отдала свои лучшие, зрелые годы. А сколько газета дала мне! Сколько незабываемых встреч, событий, судеб… Сколько людей узнала… И в каждом доме — свой мир, каждая душа уникальна по-своему. Газета на долгие годы стала мне вторым домом. И я от души поздравляю журналистов «Знамёнки» с юбилеем. Они пришли на смену нам, время придет — их сменят другие. А газета всегда будет молода. Ну что такое 100 лет в пределах вечности?! И всегда она будет для кого-то родным и теплым домом.

Лариса ЧЕПКАСОВА

Комментарии закрыты.