The news is by your side.

Забрать нельзя оставить

Пусть мама услышит, пусть мама придет, пусть мама меня непременно найдет.

Ребёнок должен жить в семье

Что эффективнее: закрыть детские дома и развивать патронатную систему или вкладывать средства в профилактику сиротства и программы помощи семье? 

 

Мамина радость

К решению взять на воспитание маленькую Айжан 42-летняя таразчанка Гульнара Сабыралиева (имена изменены) готовилась долго. Когда наконец решилась, ждала оформления документов около трех месяцев.

— Мне говорили, что бумажная волокита может затянуться на год и больше, на деле все оказалось проще. Я столкнулась с другой проблемой. Моя Айжан по документам дома ребенка «Умит» была абсолютно здоровой девочкой. Позже выявились серьезные проблемы с ее психическим и физическим развитием. То ли в детдоме не смогли их разглядеть, то ли тщательно скрывали, не знаю, — сетует Гульнара. — Айжан все время лежала, в семь месяцев не могла сидеть, упираться ножками, не наступала на пятки. Вот тогда я и поняла, почему опекуны стараются взять ребенка помладше, ведь врачи рекомендуют начинать лечение детей до трех лет, иначе серьезные проблемы будут сопровождать его на протяжении всей жизни.

Сейчас Айжан три года. Свои первые шаги она сделала только в два. До сих пор не говорит. Несмотря на трудности, Гульнара счастлива. И рада, что может позволить себе водить дочь на массаж, покупать недешевые медикаменты. Она уверена: если бы девочка осталась в доме ребенка, до сих пор не могла бы ходить.

 

Временный приют

Детям не место в детском доме, считают Толкын Раимбекова и ее супруг Даур. Но создавая единственную в своем роде патронатную семью, они преследовали иную цель — воссоединить приемных детей с родными и близкими им людьми. Специально для них в Алматинской области построен большой светлый дом. А помогает супругам в этом целая команда «Центра поддержки семьи»: юристы, психологи, социальные работники.

— В Казахстане есть патронатные семьи, но они берут на воспитание детей и не собираются передавать их кому-то, даже родителям. Зачем тогда оформлять патронат? — рассуждает куратор пилотного проекта «Центр поддержки семьи» Марина Сугакова. — Усыновите этого ребенка, тогда все будет честно. Когда я говорю об этом, со мной такие воспитатели начинают спорить. Но в их позиции есть хитрость: они удовлетворяют свои духовные потребности, когда берут приемного ребенка, и при этом получают зарплату. В моем понимании патронатная семья — это временное пристанище: ребенок попал в нее, а после реабилитации в домашней обстановке он либо воссоединился с близкими, либо для него нашли усыновителей. В нашем доме все происходит именно так, и он пока единственный в Казахстане. Надеюсь, что когда-нибудь таких домов будет много.

 

Сверху виднее

Статистика же гласит, что в Казахстане в 188 организациях для сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, живут 9879 воспитанников. Всего в стране около 34 тысяч сирот, из которых ежегодно усыновляется лишь десятая часть. В Жамбылской области с сентября 2013-го по октябрь 2014 года из 305 воспитанников госучреждений 56 обрели опекунов, 10 определены в патронатные семьи, 25 возвращены в родные. Посчастливилось быть усыновленными только двоим детям. В целом же по области из 429 сирот усыновлено 42.

Исполняющий обязанности руководителя отдела опеки и попечительства облуправления образования Мухтар Керимбеков считает, что в процентном соотношении по доле обустроенных в семью детей Жамбылская область находится на первом месте по стране.

Государство ежемесячно выделяет опекунам и попечителям на содержание одного ребенка около 18 тысяч тенге, патронатные родители помимо этого получают еще заработную плату от 35 тысяч тенге и выше. Только усыновителям до сего времени ничего не полагалось, но с января 2015 года они будут получать единовременные денежные выплаты в размере 75 МРП, или около 150 тысяч тенге. В случае возврата ребенка в детский дом деньги тоже должны быть возвращены в казну.

Нежелание казахстанцев принять в свои семьи обитателей детских домов депутат Мажилиса Парламента Турсунбек Омурзаков объясняет недостаточно продуманной государственной поддержкой усыновления. В качестве положительного примера он приводит опыт США, Израиля и Великобритании, где нет детских домов. Так, в Америке несовершеннолетние, нуждающиеся в опеке, передаются по системе Fostercare в приемную семью или семейный детский дом на платной основе. Причем компенсация при усыновлении достигает 10 тысяч долларов, плюс выплачивается ежемесячное пособие на ребенка в сумме 900 долларов.

У нас же встречаются случаи, когда усыновлению препятствуют сами работники детских домов. Причина —
система подушевого финансирования организаций государством: на содержание одного ребенка детскому дому выделяется 1,5 миллиона тенге в год. Мажилисмены предлагают эти средства направлять приемным родителям. Ожидается, что подобная мотивация станет ощутимым подспорьем для таких семей.

 

Шаг за шагом

— Конечно, я за то, чтобы каждый ребенок жил в семье, — делится мнением Светлана Шевченко, руководитель отдела управления образования, много лет проработавшая в детском доме имени К. Сарымолдаева. — К тому же право ребенка жить и воспитываться в семье закреплено законодательно. Но Правительство подчеркивает важность поэтапной трансформации интернатных учреждений. Прежде всего необходимо развивать систему детских домов семейного типа, где дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, воспитываются в замещающей семье и обретают право расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания. У нас есть отличный пример — семьи Ержановых и Тимофеевых.

— К услугам замещающих пап и мам — «Школа приемных родителей», где они могут получить консультацию и ценные советы специалистов. Не менее актуальной является и подготовка замещающих родителей. Взрослые не должны идеализировать детей, надо научиться воспринимать ребят такими, какие они есть, быть готовыми к проблемам в обучении, со здоровьем, к проявлениям агрессивного поведения и взаимоотношениям с бывшим окружением, — продолжает она. — Профессиональная поддержка и своевременное консультирование родителей, на мой взгляд, способны предотвратить ситуации отказа от приемных детей. Дело в том, что пребывание ребенка в патронатной семье носит временный характер. Это пробный контакт, возможность присмотреться, проверить на деле, как сложатся отношения ребенка с его приемными родителями, заключившими договор на определенный срок. А если не получится? Именно патронатные родители чаще всего возвращают детей обратно. Исключительно редки случаи, когда это делают опекуны. Возможно, в будущем нам и удастся избавиться от детских домов, однако я не думаю, что ключом решения данной проблемы станет патронат. Для государства это дорогостоящая услуга. Гораздо эффективнее вкладывать деньги в профилактику сиротства, в программы помощи семье и развитие альтернативных форм семейного воспитания, таких как усыновление, опека и детские дома семейного типа.

Расима ГАЙНУЛИНА

1 Комментарий
  1. Рауф говорит

    Спасибо автору за статью, в которой мы вновь возвращаемся к проблеме сиротства. К сожалению, десятки тысяч уже ставших взрослыми сирот, бывших воспитанников детских домов, до сих пор скитаются по городам и селам Казахстана, так и не получив причитающегося им по закону жилья: до 2007 года детские дома не слишком заботились о постановке своих воспитанников на учет как нуждающихся в жилье, Постановление Правительства РК об обеспечении сирот жильем не выполнялось. Многие теперь уже их дети до сих пор не могут получить ИИН из-за отсутствия регистрации по месту жительства и получить тем самым полноценный доступ к социальной поддержке государства в нарушение международных обязательств Казахстана. Относительно же «ключа» к решению проблемы сиротства: было бы ошибкой уповать на какое-то единственное решение этой большой и сложной проблемы. Только многообразие различных подходов, включая патронат, обходящийся государству в разы дешевле, чем содержание детей в детском доме, может обеспечить нужный эффект, тем более, учитывая, что в детских домах содержатся не только дети сироты, но и дети, оставшиеся по различным причинам без попечения родителей, в том числе находящихся в местах лишения свободы.

Комментарии закрыты.