The news is by your side.

Заполняя пустоту. Архивы открывают новые факты истории

Архивы открывают новые факты истории

Одним из итогов государственного визита Президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Токаева в Республику Узбекистан 14-15 апреля 2019 года стало решение уделять пристальное внимание этапам нашей общей истории в целях укрепления духовных связей между двумя странами. Одной из важных в этом ключе является тема массовых политических репрессий.

Несмотря на то, что после ХХ съезда КПСС, состоявшегося через три года после смерти И. Сталина 14-25 февраля 1956 года, правда о репрессиях, казалось, была немного приоткрыта, завеса секретности все же не позволяла донести ее до широких масс. В настоящее время есть возможность более детального изучения этого вопроса.

Собственно, проблема массовых политических репрессий в 1920-30-е годы прошлого века изучена отечественной историей. Однако предстоит проделать большую работу по этнополитической детализации политических процессов в контексте истории региона.

Этнический состав репрессированных в нашем регионе граждан в 20-30-х годах прошлого столетия был таким: казахи составили три пятых репрессированного населения, русские — одну пятую часть, представители других этнических групп — еще одну пятую часть.

Стоит отметить, что на юге Казахской ССР было немало репрессированных узбеков. По данным из открытых источников и архивным материалам, документировано 70 случаев политического преследования узбеков.

Чтобы прояснить детали, стоит остановиться на статье «Под руководством буржуазных националистов», опубликованной в газете «Правда» 21 сентября 1937 года, о преследовании «буржуазных националистов» как врагов народа. Корреспондент газеты в Казахской ССР К. Пухов в письме своему главному редактору Л. Мехлису писал: «Партийная организация Казахстана получила сильную встряску». И далее: «За последние полмесяца коммунисты Казахстана нашли в своих рядах сотни врагов народа на разных должностях. После публикации статьи органы НКВД при максимальной поддержке партии арестовали несколько народных комиссаров Казахстана (земельное хозяйство, финансы, сельское хозяйство и др.), бывшего первого секретаря крайкома комсомола, первого и второго секретарей обкома (Актобе, Восточный Казахстан), председателей нескольких обл­исполкомов, секретарей райкома партии, председателей райисполкома».

И хотя статья и называется «Под руководством буржуазных националистов», о буржуазном национализме речи не идет, в основном пишут о том, сколько видных партийных и советских деятелей были арестованы. Основная задача — показать свою причастность к этому делу, назвав побольше врагов народа. Деструктивная направленность статьи очевидна, как и ее попытка усилить зрелищность массовых политических репрессий. Автор статьи, направленной против первого секретаря ЦК КП(б) Казахстана Мирзояна, пишет: «стало очевидно, что Мирзоян покровительствовал буржуазному националисту Саибову, секретарю Сайрамского райкома партии, который разграбил возглавляемый им район. Сигналов о враждебной деятельности Саибова много, но ЦК КП(б)К и сам Мирзоян уже давно по-отечески пекутся о Саибове». На самом деле партийный билет у Саибова забрали только после разгромной статьи в газете «Казахстанская правда», опубликованной, несмотря на противодействие Мирзояна.

В этом фрагменте видно незнание или полное непонимание автором дела. Ведь Ташмухаммед Саибов — этнический узбек, и он не может быть «казахским буржуазным националистом».

Известно, что наряду с Мирзояном Саибова поддержал первый секретарь Южно-Казахстанского и Чимкентского комитетов партии Абилхаир Досов. О нем корреспондент «Правды» К. Пухов пишет главному редактору Мехлису: «Очевидно, что Досов — буржуазный националист… собрал вокруг себя националистов вроде Саибова (первый секретарь Сайрамского аульного парткома, прим. автора), и, таким образом, защищает и возвеличивает их заслуги, а честных сотрудников, искренне преданных партии, преследует. Только слепой может не увидеть враждебных действий Досова». Это письмо, больше похожее на донос, было отправлено за две недели до ареста А. Досова.

В 1937 году выборы в Верховный Совет СССР также использовались как повод для усиления репрессий. Так, по информации особого отдела прокуратуры Казахской ССР: «В некоторых местах остатки классовых врагов пытаются вести контрреволюционную агитацию против сталинской конституции, а также организуют террористические акты против членов избирательной комиссии… Кое-где были попытки включить в избирательные комиссии репрессированных баев, мулл и других беглых криминальных элементов, были случаи путаницы в списках избирателей путем изменения их имен и исключения сотен избирателей из него».

Следует отметить, что репрессии против духовенства были усилены с приходом к руководству ЦК Компартией Казахской ССР Голощекина. В эти годы только в южном регионе репрессированы 48 мулл и девять священнослужителей, почти все они были расстреляны. Среди них не только казахи Ганикожа Абдижамилов, Жакып Акназаров, Бабакул Алтабаев, Акмурат Аманов, Жуман Абдиев, Нарымбек Азимбаев, но и узбеки Абдураим Абдусаматов, Исмаил Абдусаттаров, Осман Аппаходжаев, Пайзы Бабаев-Бабаханов, Насырхан Батырханов, Насыролла Исметханов, Ергеш Муфтиев, Шарайымкары Мухамедов, Камалутдин Назамутдинов, Шамсутдин Нахипов, Абдуакикар Абдуллаев, Мухамед-Расул Рзаев, Азимхан Сарысаков, Ирмухаммед Турсунмурамедов, Юсупхан Умартюряев, Алиши Умарходжаев.

В ходе кампании по массовой чистке в рядах партийной и советской номенклатуры, проведения репрессивной политики большинство секретарей и председателей аульных исполкомов оказались в ловушке органов НКВД. Помимо стандартных обвинений в отношении районных кадров («буржуазный национализм», «участие в заговоре», «занятия подстрекательством»), уголовные дела были возбуждены по признаку «нахождения в контакте с разоб­лаченным врагом народа» или «назначенного на должность врагом народа».

Последние обвинения в некоторых документах того времени были описаны как «враждебные попытки привлечь «своих» людей» в руководящие партийные органы. Соответственно, если в адрес секретарей обкомов имеются обвинения в выдвижении кандидатур в новые секретари райкомов, то последних обвиняют в назначении руководителей отделов промышленности и сельского хозяйства. Поэтому на районном уровне
партийной номенклатуры существовала опасность стать разоблаченным «врагом народа» как сверху, так и снизу.

Из-за репрессивных мер были вновь открыты закрытые дела, что послужило основанием для вынесения суровых приговоров. Так, 3-4 ноября 1937 года на заседании Бостандыкского бюро партии обсуждался вопрос о председателе райисполкома Ешболате Каюпове. Принятое решение гласит: «Бюро обкома, рассматривая поступившие материалы на Каюпова Е., считает полностью доказанным, что он был организатором восстания в селе Кандайлык 28 марта 1930 года… Бюро райкома сообщило, что Ешболат Каюпов выступил с речью, в которой дал антисоветские ответы на вопросы колхозников, когда он был представителем в Кандайлыке. На вопрос, что будет с хлебом, если колхозники заберут имеющееся зерно в качестве семян для сева, Каюпов заявил: «В стране нет ничего, будете есть люцерну и траву. И, как бы там ни было, мы заберем все, что у вас есть». Далее: «После такого контрреволюционного выступления враги-кулаки и баи-националисты, объединившись с Каюповым, поднимают мятеж и убивают председателя сельсовета Насырова Турдыбая, секретаря сельсовета Толебаева Мурата и активиста села Ташова. Несколько дней до восстания Каюпов жил в доме Миршади Мырхадиева, главы группы, расправившейся с сельскими активистами. Во время и после восстания Каюпов прятался в доме кулаков в Кандайлыке. Понятно, что в условиях первого этапа коллективизации факты восстаний аналогичного содержания и наказания сельских активистов имели место. Тем не менее такие вопросы не должны были решаться в бюро райкома. Сбор доказательств, привлечение свидетелей и другие подобные деяния были совсем нехарактерными занятиями для партийного органа.

Заключительная часть постановления гласит: бюро райкома считает необходимым исключить Каюпова Ешболата из партии как организатора восстания в Кандайлыке, активного члена группы бывшей контрреволюционной националистической организации Абдыразакова вывести из состава Пленума районного комитета партии и уволить с работы. В связи с этим постановлением бюро обкома Южного Казахстана от 25.12.1937 года утверждает решение об освобождении
Е. Каюпова от должности председателя Бостандыкского райкома и исключении из состава партии.

Подобные «зачистки» проводились и в других учреждениях Чимкента. В частности, на открытом партийном собрании, состоявшемся 25-26 июня 1937 года на Чимкентском свинцовом заводе, была раскрыта преступная деятельность бывшего директора завода Шахмуратова, арестованного органами НКВД 22 июня. Ему в вину вменялись «неспособность защитить энергетическую базу, безопасность оборудования, деструктивные действия в организации оплаты труда и деятельность по оказанию культурно-бытовых услуг». В числе обвиняемых были секретарь парткома завода Насибуллин и заместитель директора Леснов, бывший металлург завода Казнин, бывший начальник цеха Рыжов, указывалось на их близкие контакты с «врагами народа» Шахмуратовым (бывший директор завода), Таганским (бывший секретарь обкома партии), Пинхасиком (бывший заведующий промышленным отделом Казкрайкома). Приведенный фрагмент, с одной стороны, отражал масштаб репрессивных мероприятий, применяемых против заводских рабочих, а с другой стороны, открывал возможность представить упомянутых людей как контрреволюционную организацию. По решению партийной организации завода дело в отношении «врагов народа» передано в органы Комитета госбезопасности.

Среди репрессированных в Арысском районе, помимо руководителей районов и учреждений, было немало работавших на рядовых должностях. Одним из них был Дауылов Кауыл 1883 года рождения, узбек, неграмотный, член партии с марта 1918 года, в 1924-1929 годах рядовой крестьянин, в 1929-1932 годах председатель колхоза, а затем член правления другого колхоза. На момент ареста был обычным крестьянином колхоза имени Ерназарова. 25 декабря 1937 года решением Чимкентского горкома партии с одобрения обкома партии он исключен из партии за злостную деятельность в колхозе. Решением «тройки» управления НКВД по ЮКО был отправлен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет.

Между тем Дауылов избирался делегатом Х съезда партии в 1921 году, что совпало с активностью движения «За Советы без коммунистов». Тогда матросы восстали против политики военных коммунистов в Кронштадте. Делегаты Х съезда в полном составе отправились в Кронштадт на подавление этого восстания. Дауылов с большой вероятностью мог участвовать в подавлении восстания.

Кроме того, известно, что он встречался и беседовал с идейным вождем коммунизма Владимиром Лениным. Он также был делегатом IV и VIII съездов Туркестанской компартии от Сырдарьинской областной партийной организации.

К. Дауылов был одним из 15 человек, арестованных как член «контрреволюционной организации, представляющей собой филиал террористической повстанческой и шпионско-диверсионной организации, ставившей целью свержение советской власти в Казахстане, отделение Казахстана от СССР путем вооруженной борьбы и создание казахского буржуазного государства под протекторатом Японии». И хотя он не признавал своей вины с первого до последнего допроса, был осужден на основании показаний других подсудимых. Среди 15 осуж­денных по этому делу трое были приговорены к смертной казни (Мырзаев Макамбай —
председатель колхоза имени Ерназарова, Жорабеков Жакып — председатель колхоза имени Кирова, Ходжаев Юлдаш — бывший бай и мулла), а остальные были сосланы в исправительно-трудовые лагеря на 10 лет.

Еще один пример в Арысском районе — дело Иногомова, начальника Арысского управления водных систем. Ему были предъявлены обвинения в «связях с националистами, защите классового врага алаш­ординца Кенесарина, выступлении против партии на собрании, связях с националистическими злопыхателями Тасымбековым, Мукашевым, Кенбаевым». В принятом постановлении горкома говорится о «снятии Иногомова с должности начальника Арысского управления водных систем и исключении из состава партии как врага партии и народа», передаче материалов о нем в органы НКВД.

Соответственно, решение горкома продублировал и обком — только он мог передать обвиняемого в органы НКВД, назвав его врагом народа. Время между двумя резолюциями более полутора месяцев.

В целом если говорить о других этнических узбеках, которые мигрировали и подвергались политическим преследованиям из-за связи с югом Казахстана, то о некоторых из них имеются короткие биографические сведения.

Абдуразаков Абдикадир. Родился в Шымкенте в 1891 году, узбек, рабочий. Приговор был вынесен Верховным судом СССР 3 марта 1938 года. Оправдан Верховным судом СССР 6 мая 1958 года.

Абдурахманов Абдувахап. Родился в 1899 году в городе Туркестане, узбек. Председатель Туркестанского городского совета. Управлением Наркомата внутренних дел по ЮКО (далее — УНКВД) 14 февраля 1938 года осужден тройкой. Реабилитирован 30 октября 1963 года областным судом.

Абдурахманов Курбан. Родился в 1893 году в городе Туркестане, узбек. Тройкой УНКВД по ЮКО осужден 14 апреля 1938 года. Реабилитирован 30 октября 1963 года областным судом ЮКО.

Абдурахманов Саидиаби. Родился в 1868 году в городе Туркестане, узбек, торговец. Тройкой УНКВД по ЮКО осужден 9 апреля 1930 года. 23 ноября 1957 года реабилитирован трибуналом Туркестанского военного округа.

Балтабаев Шарап. Родился в 1878 году в городе Чимкенте, узбек, делопроизводитель. Осужден тройкой УНКВД по ЮКО 20 октября 1937 года. Реабилитирован 31 мая 1989 года Южно-Казахстанским облсудом.

Ирматов Турдымат родился в 1896 году в Сайрамском районе Южного Казахстана, узбек, колхозник. Осужден 9 апреля 1930 года тройкой ОГПУ по ЮКО. 9 января 1958 года оправдан областным судом Южного Казахстана.

Таев Юлдаш. Родился в 1900 году в селе Манкент, узбек, бригадир колхоза «Сталинкент». Осужден 14 февраля 1938 года тройкой УНКВД области. Постановлением областного суда дело было прекращено в 1957 году.

Тойчиев Момын. Родился в 1886 году в городе Шымкенте, узбек, заведующий столовой. Осужден 15 сентября 1937 года тройкой УНКВД. Президиумом ЮК областного суда 17 июля 1957 года дело было закрыто.

Турсынкожаев Туяк. Родился в 1893 году в городе Туркестане, узбек. Председатель колхоза имени Сталина. Осужден тройкой УНКВД 30 декабря 1930 года. 30 января 1958 года областной суд ЮКО прекратил дело.

Репрессии причинили страдания людям разных национальностей, проживавших на территории Советского Союза. Имена многих из них остаются неназванными или еще неизвестными. И наш долг — постараться восстановить полную картину событий, изучать факты и документы, чтобы в нашей истории не оставалось белых пятен.

Сейдахан БАХТОРАЗОВ,
профессор Университета Дулати,
руководитель научно-исследовательского центра
«Дулативедение и история региона»

Комментарии закрыты.