The news is by your side.

Заживо похоронили

Миграционная служба не торопится воскрешать «помертвевшую» гражданку

Каково это в один прекрасный день узнать, что ты, скорее, мертв, чем жив? Ларису Сальникову огорошили именно такой новостью. Теперь она не знает, когда воскреснет в государственной базе данных и официально вернется с того света. 

— 27 февраля я должна была подписать документ в нотариальной конторе. И уже собралась было это сделать, но вдруг нотариус совершенно невозмутимо сообщила мне: «Знаете, а ведь Вы не можете расписаться в документе, потому что в базе данных Вас нет в живых с 18 января 2009 года». Я потеряла дар речи.

Лариса Сальникова

Видавшую виды нотариуса появление «фантома» в офисе, видимо, совсем не смутило. Когда немного оправившаяся от шока Лариса поинтересовалась, а что ей дальше делать, та посоветовала: «Доказывать, что Вы живая и здоровая», — и отправила «помертвевшую» клиентку в органы юстиции.

— В управлении мы с мужем в течение двух недель безрезультатно теряли время в очередях, нам все время сообщали, что пришли не по адресу, — рассказывает Лариса Сальникова.- Наконец нас отправили в центр обслуживания населения, где работает миграционная служба. Там у нас обоих взяли… объяснительные, в которых мы подтверждали, что я жива.

Выяснилось, что до 12 апреля наши объяснительные даже не были официально зарегистрированы в миграционной полиции

Прошел месяц, я снова обратилась в миграционную службу, чтобы узнать о результатах по своему делу, но, судя по всему, воскрешать меня там никто особенно не торопился. Сотрудница миграционной полиции по имени Айгуль, которая занимается этим делом, наотрез отказалась называть свою должность и фамилию. Сказала лишь, что ждет ответ на запрос из отдела регистрации актов гражданского состояния управления юстиции города Тараза, который, кстати, находится в этом же здании. Вчера неожиданно выяснилось, что до 12 апреля наши объяснительные даже не были официально зарегистрированы в миграционной полиции. «Придет ответ на запрос, тогда и зарегистрируем все вместе», — сказала Айгуль.

Петр Иванович, муж Ларисы, сокрушается: у жены уже нервы сдают. Каково это — оказаться в царстве мертвых? И никто ничего толком не объясняет, жалуется он.

Директор ЦОНа Данияр Медетбеков сообщил газете, что у миграционной полиции есть республиканская база данных регистрационного пункта документирования и регистрации населения.

— Очевидно, в ней есть недоработки, и зачисление живых в списки мертвых случается. В Жамбылской области несколько раз в год такие факты всплывают. Я слышал, что это происходило и в других областях. Обращаться в суд, чтобы восстановиться в списках живых, необходимости нет. Достаточно пройти процедуру корректировки, — констатирует он.

Начальник службы документирования миграционной полиции Гаухар Демесинова заявила, что в 2009 году функция пополнения базы данных находилась в ведении Министерства юстиции.

— За то, что оно натворило, мы отвечать не будем, — сообщила она. — Нам передали эти полномочия только 1 июля 2011 года.

После рассказа о мытарствах Ларисы Ивановны Гаухар Демесинова сделала неожиданный вывод: «Если бы она обратилась к нашим сотрудникам, они бы сразу среагировали».

Реагировать действительно начали, но только после того, как стало ясно, что без широкой огласки дело не обойдется. Вчера после полудня сотрудница миграционной полиции повела Ларису Ивановну в отдел регистрации актов гражданского состояния управления юстиции города Тараза, чтобы добыть желаемый документ. Там, по словам Ларисы Сальниковой, никаких свидетельств, подтверждающих, что она отправилась в мир иной, не нашлось.

Внесение в список умерших по не-осторожности доставляет не смертельные, но все же существенные проблемы для живого человека. Например, Лариса Ивановна не может оформлять документы у нотариуса. Она также не может выехать за границу, потому что ее личность будут «пробивать» по базе данных, и тогда она еще угодит в число незаконопослушных граждан со всеми вытекающими отсюда последствиями. Хорошо, что о злополучной ошибке она узнала не на границе, а у нотариуса.

— Пока корректировку не внесут, у нее будут проблемы, — вынуждена признать Гаухар Демесинова.

По словам начальника службы документирования миграционной полиции, в подобных случаях в списках живых люди восстанавливаются дней за десять. Но Харон, курсирующий по реке бюрократии, видимо, не очень торопится возвращать живую душу из царства мертвых.

Елена ЕФИМОВА, фото автора

Комментарии закрыты.