The news is by your side.

Знать, чтобы помнить. Истории переселенцев — из поколения в поколение

Истории переселенцев из поколения в поколение

В сентябре 1937 года началась депортация с Дальнего Востока этнических корейцев. Они стали одним из первых народов, насильственно подвергнутых тотальному переселению в годы СССР.

С весны 1937 года в советской печати стали появляться статьи о корейцах — японских шпионах. Органами Народного комиссариата внутренних дел СССР была организована великая чистка. Уничтожена вся корейская секция Коминтерна и арестованы большинство корейцев, имевших высшее образование. Из приграничных районов Дальнего Востока в Среднюю Азию выселены 173 тысячи этнических корейцев. Людей ночью забирали из домов семьями, не разрешая брать даже самое необходимое. Люди ехали в вагоне для скота и не знали, куда их везут. Им не разрешали выходить на станциях. Поезд останавливался лишь тогда, когда из вагона вываливали трупы детей, женщин, стариков. Времени рыть могилы не было, и их просто увозили в грузовиках…

Семья Цой — муж с женой и тремя детьми — была брошена в неизвестность, как и тысячи других несчастных корейцев. Среди тех, кто не смог пережить тяготы пути, — супруг Марии Федор Цой. А женщина с детьми прибыла в Казахстан, в село Новотроицкое Чуйского района.

Привыкшие жить у моря, питаться морепродуктами, дарами леса, они очень страдали от незнакомой пищи и сухого климата. Дочь Анна, сыновья Дмитрий и Василий, как могли, поддерживали мать. Мария на Дальнем Востоке была заядлой охотницей и рыболовом. Вместе с мужем часто ходила в тайгу на несколько дней. Даже однажды завалили медведя. Она, спасаясь от гнуса и комаров, наравне с мужчинами курила самосад-самокрутку. Так до самой смерти своей и не выпускала сигарету из рук.

В Казахстане она вышла замуж второй раз за Федора Нема. Дети, повзрослев, взяли фамилию и отчество второго отца, выражая благодарность за его заботу. Дмитрий и Василий — Федоровичи, а дочь Анна — Гавриловна по первому отцу. Анна помогала матери вести хозяйство. Когда у Марии случился инсульт и ее частично парализовало, все заботы по дому были на ее плечах.

Грянула Великая Отечественная война. Корейцев на фронт не брали, их могли зачислить в трудовую армию.

Младший сын Марии Василий работал в трудармии — рыл вручную с другими репрессированными канал в селе Фурмановка Мойынкумского района. Махал кетменем весь световой день. Там, на стройке и познакомился с русской девушкой Галиной. Ее он привез потом домой, в Новотроицкое. Поженились, вместе построили домик и завели хозяйство. Родилось у них пятеро детишек.

Василий Нем всю жизнь проработал водителем, грейдеристом. Он пользовался авторитетом на работе.

По его стопам потом пошел младший его сын, Валерий. К детям своим он относился требовательно, воспитывал у них уважительное отношение к труду. Супруга же учила детей корейскому языку. Кстати, кухня в доме Немов была корейская, казахская и русская.

Когда дети подросли, Галина устроилась работать санитаркой в роддом, потом в артель для слабовидящих.

О тех страшных годах испытаний и унижений внуки и правнуки Василия и Галины Нем знают хорошо. Родители с ними часто говорили на эту тему. Они понимали, что с их предками поступили неправильно, несправедливо. Это преступление против целого народа. Но воспринимали депортацию как данность.

— Не знаю, как бы сложилась судьба моих предков и всех тех корейцев, которых депортировали в Казахстан, но раз это случилось, нужно сохранить в памяти эти трагические эпизоды. Благодарить теперь уже родную казахскую землю за теплый прием, за кров. Наш долг — сохранить память об этом, передать ее будущим поколениям и сделать все, чтобы подобное не повторилось никогда, — говорит сын Василия Валерий Нем.

Ляйлим ДОСЕМБЕКОВА,
фото из архива семьи Нем

Комментарии закрыты.